Реклама

Поделись с друзьями!

Проголосуй за любимого Кинга!

Понравились рассказы?
 
Необходимые вещи. Страница 8 Версия для печати Отправить на e-mail
Написал Super Administrator   
-- Ciao [До свидания (исп.).], -- сказал он и закрыл за ней дверь. А потом еще долго смотрел ей вслед, как она шла по улице, расправляя перчатки на своих искривленных пальцах, так разительно несоответствовавших всему остальному ее облику, стройному, очаровательному, если не сказать больше -- прекрасному. Улыбка Гонта расплывалась все шире. По мере того, как губы расползались, обнажая желтые кривые зубы, эта улыбка становилась неприятной и хищной. -- Все будет в порядке, -- тихо произнес он в пустом магазине. -- У тебя все будет в порядке. 5 Предсказание Полли сбылось. В тот же день, к закрытию, почти все женщины Касл Рок -- из тех, кто заслуживает внимания, конечно, -- и несколько мужчин побывали в Нужных Вещах. Все оказались настолько заняты, что убеждали Гонта будто заглянули лишь на минутку по дороге в другие места. Стефани Бонсэйн, Синдия Роуз Мартин, Барбара Миллер и Франсин Пеллетьер появились первыми; Стеффи, Синди, Бэбз и Фрэнси прибыли тесной, сплоченной компанией спустя десять минут после того, как из магазина вышла Полли. (Весть о ее уходе распространилась организованно и четко как по телефону, так и посредством устного телеграфа, исключительно эффективного и действующего в Новой Англии на достаточно далекие расстояния.) Стеффи с подругами глядели во все глаза. Охали и ахали. Но тут же хором заявили, что к большому сожалению они не в состоянии задержаться подольше, так как именно сегодня, вот именно сегодня, тот самый день, ну представьте себе тот самый, когда они играют в бридж (какое неприятное совпадение). При этом они ни словом не обмолвились, что еженедельный роббер никогда раньше двух пополудни не начинается. Фрэнси спросила, откуда он родом, и Гонт ответил, что из Эйкрона, штат Огайо. Стеффи поинтересовалась, издавна ли он занимается антиквариатом, на что Гонт признался, что никогда свой род деятельности не связывал с понятием антиквариата... впрочем... Синди не терпелось узнать, с каких пор мистер Гонт обитает в Новой Англии. -- Некоторое время, -- ответил неразговорчивый, -- некоторое время... Четыре дамы, обсудив позднее все в подробностях, пришли к выводу, что магазин довольно любопытный (столько удивительных вещей), а вот интервью прошло без особого успеха. Этот тип такой же молчун как Полли Чалмерс, если не хуже. На что Бэбз заметила (хотя все это и так знали, или думали, что знали): подумать только. Полли первой переступила порог магазина и принесла пирог! Может быть, размышляла вслух Бэбз, она знакома с мистером Гонтом... с того самого времени, когда... ну вы сами понимаете... еще там. Синди Роуз высказала интерес к китайской вазе и спросила мистера Гонта (который находился тут же, поблизости, но не вертелся под ногами, что все отметили с одобрением), сколько она стоит. -- А как вы сами думаете? -- с улыбкой ответил он вопросом на вопрос. Она тоже улыбнулась и, надо сказать, довольно кокетливо. -- О, мистер Гонт, так вот, значит, как вы намерены вести свои дела. -- Да, именно так я их и веду, -- согласился он. -- Тогда боюсь, вам грозит потерять больше, чем заработать, имея в виду нахальных янки. Так сказала Синди Роуз, в то время как ее приятельницы следили за происходящим с неменьшим азартом, чем болельщики за теннисистами на Уимблдонском турнире. -- А это мы еще посмотрим. -- Голос его по-прежнему звучал приветливо, но на этот раз с некоторой долей вызова. Синди Роуз посмотрела на вазу еще раз, теперь гораздо пристальнее. Стеффи Бонсейн шепнула ей что-то на ухо, и та согласно кивнула. -- Семнадцать долларов, -- сказала она наконец. Ваза тянула никак не меньше чем на пятьдесят, и Синди предполагала что в Бостоне, в антикварной лавке, она потянет на все сто восемьдесят. Гонт подпер пальцем подбородок тем самым жестом, который сразу бы узнал Брайан Раск. -- Боюсь, что я вынужден ее продать никак не меньше чем за сорок пять, -- произнес он с сожалением. Глаза Синди Роуз разгорелись: здесь таились немалые перспективы. На эту вазу она обратила внимание случайно, и особого интереса она у Синди не вызвала, так, лишний предмет для разговора с таинственным мистером Гонтом. Теперь же она смотрела на вазу и так и этак, поняв, что вещь прекрасной работы и будет неплохо смотреться в ее гостиной. Цветочный венок, выписанный вокруг длинного горлышка, удивительно гармонировал по цвету с ее обоями. До того самого момента, когда Гонт назвал цену, которая была ей не совсем по карману, Синди даже не представляла, как жаждет иметь эту замечательную вазу. Она пошепталась с подругами. Гонт смотрел на них, приветливо улыбаясь. Колокольчик над дверью снова зазвенел и вошли еще две дамы. В магазине Нужные Вещи начался первый полный рабочий день. 6 Когда Бридж Клуб с Эш Стрит покинул Нужные Вещи десятью минутами позже, в руках у Синди Роуз Мартин болталась хозяйственная сумка, а внутри нее лежала китайская ваза, обернутая в папиросную бумагу. Синди приобрела ее за тридцать один доллар плюс налог, что составляло почти всю сумму, остававшуюся у нее на карманные расходы, но она была так довольна, что чуть ни мурлыкала себе под нос. Обычно после такой спонтанной покупки она чувствовала сомнение в душе и стыдилась своего порыва, предполагая, что ее слегка обхитрили, если вообще не обвели вокруг пальца. Но не сегодня. Сегодня она совершила свою самую выгодную сделку. Мистер Гонт пригласил ее заглянуть еще, сказав, что у него есть подобная ваза в пару, и что ее доставят вместе с остальным товаром в течение недели, может быть, даже завтра. Эта будет очаровательно смотреться на кофейном столике в гостиной, а если у нее будет две, то она поставит их по обе стороны каминной полки, то-то будет красота! Подруги тоже считали, что она сделала замечательное приобретение, и, несмотря на некоторую неудовлетворенность от излишней замкнутости мистера Гонта и нежелания поведать о своем прошлом, они все остались о нем достаточно высокого мнения. -- Какие у него изумительные зеленые глаза, -- мечтательно произнесла Фрэнси Пеллетьер. -- Разве? -- небрежно переспросила Синди. Ей-то казалось, что они серые. -- А я и не заметила. 7 Тем же днем, ближе к вечеру Розали Дрейк, мастерица из ателье Шейте Сами, воспользовавшись своим законным перерывом на чашку кофе, остановилась подле Нужных Вещей в компании Нетти Кобб, домработницы Полли. В магазине копошилось несколько женщин, а в дальнем углу двое мальчиков, учащихся Окружного Касл Колледжа, перебирали картотеку комиксов, возбужденно переговариваясь полушепотом -- удивительно, сколько здесь было экземпляров, которыми они могли пополнить свои богатые коллекции. Одна надежда, что цены будут не слишком высокими. Оставалось лишь надеяться, так как никаких ценников не былой в помине. Розали и Нетти поздоровались с Гонтом и тот еще раз попросил Розали передать Полли свою благодарность за пирог. При этом он провожал взглядом Нетти, которая после обмена приветствиями бродила по магазину и задержалась у небольшого набора изделий из цветного стекла. Оставив любоваться портретом Элвиса, соседствовавшего с деревяшкой, обозначенной как ОКАМЕНЕВШЕЕ ДЕРЕВО СО СВЯЩЕННОЙ ЗЕМЛИ, он подошел к Нетти. -- Вам понравились калейдоскопы, мисс Кобб? -- любезно осведомился он. Она вздрогнула -- у Нетти Кобб была внешность и манеры женщины, которая непременно вздрогнет, кто бы и каким приветливым тоном ее ни окликнул -- и несколько нервно улыбнулась. -- Я миссис Кобб, мистер Гонт, хотя мой супруг, упокой Господь его душу, покинул меня. -- Приношу свои искренние соболезнования. -- Не стоит. Тому уже четырнадцать лет. Давно это было. Да, я видите ли коллекционирую изделия цветного стекла. -- Она чуть ни дрожала, как дрожит мышь, заметив приближение кошки. -- Но о таких мне и мечтать не приходилось. Изумительные. Дивная работа. -- Я должен вам признаться, -- сказал он. -- Эти я получил, когда у меня уже был небольшой запас, и они не такие дорогие, какими могут показаться. Есть другие, гораздо красивее. Если желаете, загляните завтра, и я вам их покажу. Она снова вздрогнула и даже сделала шаг назад, как будто он предложил ей прийти завтра не для того, чтобы посмотреть товар, а затем, чтобы снять штанишки и получить по заднему месту пару увесистых шлепков... а может и не пару, а гораздо больше, так что ей придется горько плакать. -- О, я не знаю... в среду у меня тяжелый день... у Полли... мы видите ли по четвергам генеральную уборку делаем. -- Так вы не придете? А, может быть, все же попытаетесь? -- настаивал Гонт. -- Полли говорила, что вы испекли тот пирог, который она принесла сегодня утром. -- Вам понравился мой пирог? -- обеспокоенно спросила она, и в глазах ее при этом появилось такое выражение, как будто она ожидала, что он немедленно скажет: -- Нет, не понравился, Нетти, он был отвратителен, меня от него тошнило, а потом понос прохватил, и поэтому я тебя должен наказать, Нетти, вот придешь, затащу тебя в подсобку и буду мучить и колотить, и щипать, пока у тебя глаза на лоб не полезут. -- Пирог был превосходный, -- ласково произнес Гонт. -- Он напомнил мне те пироги, которые когда-то пекла моя мама... а это было очень давно. Гонт затронул наиболее слабую струнку Нетти -- она очень любила свою мать, хотя и получала от нее побои, которыми всегда заканчивался вечер, проведенный досточтимой леди в пивнушке за углом, а это случалось нередко. Тем не менее Нетти слегка успокоилась. -- Вот и хорошо, -- сказала она. -- Я очень рада, что он оказался вкусным. Но идея, конечно, принадлежала Полли. Она самая добрая женщина в мире. -- Да, -- согласился Гонт. -- После знакомства с ней я готов в это поверить. -- Он оглянулся на Розали, но та все еще увлеченно разглядывала товары. Тогда он снова повернулся к Нетти. -- Знаете, я чувствую себя в некотором роде вам обязанным... -- О, нет, -- Нетти снова затрепыхалась. -- Вы абсолютно ничем мне не обязаны. Поверьте, мистер Гонт, ничем... -- И все же заходите. Я вижу, вы знаете толк в цветном стекле, и к тому же я вам верну коробку из-под пирога. -- Ну... тогда я, наверное, загляну... во время перерыва. -- Глаза Нетти говорили о том, что ее уши не верят тому, что слетает с губ. -- Замечательно, -- сказал Гонт и тут же отошел, как будто опасаясь, что она вот-вот передумает. Он подошел к мальчикам и спросил, как у них обстоят дела. Они с тайной надеждой, которая слишком явно высвечивалась на лицах, показали ему несколько номеров "Удивительного Рядом" и "Мистера X". А еще несколько минут спустя вышли из магазина не веря собственному счастью и держа под мышками целую кипу вожделенных комиксов. Не успела дверь за ними закрыться, как ей пришлось открываться снова. На пороге появились Кора Раск и Майра Иванс. Они огляделись вокруг, и взгляд у них был такой блестящий и алчный, какой бывает у белок в сезон созревания орехов. Первым делом они направились к ящику, где красовалась фотография Элвиса. Наклонившись к интересующим их предметам, они выставили напоказ свои зады шириной в два топорища. Гонт с улыбкой наблюдал за ними. И снова прозвонил колокольчик над дверью. Вновь прибывшая, как и Кора Раск, была крупной женщиной, но Кора заслуживала определения "толстая", а эту скорее надо было назвать "крепышкой", каким кажется могучий лесоруб с пузом, разбухшим от чрезмерного пристрастия к пиву. К блузке ее был приколот большой белый значок, на котором красными буквами было начертано призывное сообщение: КАЗИНО НАЙТ -- СПЕШИТЕ! Лицо дамы обладало всем очарованием, присущим снежной бабе. Тусклые бесцветные волосы были покрыты платком, завязанным тугим узлом под широким подбородком. Минуте две она разглядывала обстановку магазина, и ее маленькие глубоко посаженные глазки шныряли по залу как глаза ковбоя, оценивающего положение вещей, прежде чем ворваться в салон, через разлетающиеся крылья дверей, похожие на летучую мышь, и устроить там Варфоломеевскую ночь. Итак, она вошла. Мало кто из присутствующих в магазине женщин удостоил ее взглядом, зато на лице Нетти Кобб, обращенном к новой посетительнице, появилось выражение откровенного отвращения и ненависти. Она тут же отошла от стенда с калейдоскопами, чем и привлекла внимание вновь прибывшей. Колокольчик над дверью пропел свою песенку, когда Нетти вышла. Мистер Гонт наблюдал за происходящим с большим интересом. Он подошел к Розали и сказал: -- Должен вас предупредить, что миссис Кобб уже ушла. Розали удивилась: -- Но почему... -- и тут ее взгляд упал на новую покупательницу со значком Казино Найт, демонстративно водруженным меж грудей. Она разглядывала висевший на стене турецкий ковер с видом студента художественного училища в картинной галерее. Руки ее при этом упирались в необъятные бока. -- О, -- сказала Розали. -- Боюсь, что мне тоже пора. -- Похоже, между этими двумя дамами взаимопонимания не наблюдается, -- сказал мистер Гонт. Розали уклончиво улыбнулась. Гонт снова посмотрел на женщину в платке. -- Кто это? Розали сморщила нос. -- Вильма Ержик... Простите, мне надо догнать Нетти. Она очень беспокойная, знаете ли. -- Конечно, -- сказал он и проводил Розали к выходу, а про себя подумал: "Кажется никто из нас крепкими нервами не может похвастать". В этот момент его похлопала по плечу Кора Раск.
 
< Пред.   След. >
Copyright @ Stephen King, 1975-2004. Copyright @ Издательство АСТ, издательство КЭДМЭН, переводчики В.Вебер, elPoison и другие. Все права принадлежат правообладателям.