Реклама

Поделись с друзьями!

Проголосуй за любимого Кинга!

Понравились рассказы?
 
Худеющий. Страница 22 Версия для печати Отправить на e-mail
Написал Super Administrator   
  Утром после кошмарного сна весы  в  ванной  показали  215,  и  Халлек ощутил надежду. Только два фунта. Кокаин  или  нет,  но  Хаустон  оказался прав: процесс начал замедляться. Посвистывая, он  спустился  вниз  и  съел яичницу из трех яиц и полдюжины сосисок из гирлянды.

 

По пути к станции электрички он смутно припомнил ночной  кошмар.  Но, скорее, это  было  не  воспоминанием,  а  странным  чувством,  "дежа  вю". Проезжая мимо "Выше голову!",  салона,  зажатого  между  "Отличным  мясом" Фрэнка и магазином "Игрушки-радость", выглянул в окно машины и в  какой-то миг ожидал увидеть несколько шатающихся,  спотыкающихся  скелетов,  словно каким-то образом благополучный Фэйрвью превратился в Биафру.  Но  люди  на улице выглядели  прекрасно,  просто  превосходно.  Ярд  Стивенс  во  плоти помахал ему рукой, и Халлек жестом ответил на приветствие. Подумал:  "Твой метаболизм предупреждает тебя - бросай курить, Ярд". Мысль вызвала  легкую улыбку. К тому времени, как электричка  прибыла  на  Большую  Центральную, последние фрагменты страшного сна были забыты.

  Успокоившись на счет потери веса, Халлек в следующие  четыре  дня  на весы не становился вовсе и даже особенно их не вспоминал. И вдруг он  чуть не  угодил  в   постыдную   ситуацию   во   время   очередного   судебного разбирательства перед лицом судьи Хилмера Бойтона, у которого  юмора  было не больше, чем у сухопутной черепахи. Ситуация получилась дурацкая - такие видишь в плохих снах в старшем школьном возрасте.

Халлек поднялся, чтобы заявить протест, и вдруг  его  брюки  поползли вниз.

Собственно, он даже не  встал,  а  только  начал  подниматься,  когда обнаружил, что штаны стали соскальзывать с бедер, ягодиц прямо к  коленям. Он торопливо сел на место. А  наступил  как  раз  тот  момент,  когда  его протест был бы весьма объективен, и тот факт, что он вдруг сел  на  место, вызвал некоторое недоумение. Щеки его залила краска стыда.

- Это ваше возражение, мистер Халлек, или газовая атака?

Правда, только немногие из присутствующих слегка засмеялись.

- Ничего, ваша честь, - пробормотал Халлек. - Я... я передумал.

Бойтон хмыкнул. Процесс продолжался, а  Халлека  прошиб  пот:  он  не представлял, как ему теперь подняться.

Десять минут спустя судья объявил перерыв. Халлек остался  сидеть  на своем месте, делая вид, что изучает бумаги. Когда комната почти  опустела, он поднялся, держа руки в карманах брюк, надеясь, что выглядит  достаточно естественно. Разумеется, он просто-напросто поддерживал штаны от сползания вниз.

Запершись в туалете,  Билли  снял  пиджак,  повесил  его  на  крюк  и осмотрел брюки. Потом снял пояс, и штаны с застегнутой молнией  сползли  к ступням, только звякнула мелочь в кармане. Он  присел  на  унитаз,  поднял перед собой ремень и осмотрел его, как древний свиток. Линда подарила  его два года назад в День  Отца,  теперь  он  рассматривал  его,  ощущая,  как учащенно от страха забилось сердце.

Дочь купила ему ремень,  который  оказался  немного  маловат.  Халлек вспомнил, как подумал о простительном оптимизме Линды. Во  всяком  случае, он застегивал его на вторую дырочку, и это было в самый раз. Только потом, когда бросил курить, стало  трудновато  его  застегивать,  даже  используя первую дырочку.

После того, как бросил курить... но до того, как сбил цыганку.

Теперь в ремне использовались другие дырки - за четвертой - пятая  и, наконец, шестая.

С растущим страхом  Халлек  осматривал  ремень,  который  куда  более лаконично и правдиво все рассказал, чем это сделал доктор  Майкл  Хаустон. Потеря веса продолжалась, возрос темп, а  вовсе  не  затормозился.  Вот  и дошел до последней дырки в ремне фирмы "Ник", который всего  пару  месяцев назад решил тихо-мирно спрятать и купить другой - подлиннее. Теперь нужная была седьмая дырка, а ее не было.

Посмотрел на часы: пора было возвращаться в  зал.  Но  кое-что  стало куда важнее, нежели проблема судьи Бойтона, - оспаривать или нет  какое-то завещание.

Халлек  прислушался.  В  мужском  туалете  больше  никого  не   было. Приподняв штаны и придерживая их, он вышел из кабины. Остановившись  перед зеркалом, он позволил им вновь  свалиться.  Задрал  рубашку,  чтобы  лучше осмотреть живот.

Невольно ахнул, и тут же горло сдавил спазм, -  только  и  всего,  но вполне достаточно. Брюхо исчезло. Был нормальный живот.  Штаны  лежали  на полу, рубашка задрана из-под расстегнутого  жилета  -  поза  комичная,  но факты были на лицо. Реальные факты,  как  обычно,  можно  истолковывать  и обсуждать - в юридических делах к этому быстро привыкаешь, - но сравнение, которое пришло в голову,  было  неопровержимым.  Он  выглядел,  как  юнец, напяливший на себя одежды отца. Халлек стоял перед зеркалом напротив  ряда умывальных раковин и истерично думал: "Маскарад!  Детская  игра.  Осталось только усики себе подрисовать".

 
< Пред.   След. >
Copyright @ Stephen King, 1975-2004. Copyright @ Издательство АСТ, издательство КЭДМЭН, переводчики В.Вебер, elPoison и другие. Все права принадлежат правообладателям.