Понравились рассказы?
 
Худеющий. Страница 55 Версия для печати Отправить на e-mail
Написал Super Administrator   
Туристы располагались вдоль побережья, а потому там же  находились  и доллары, которые они отсчитывали из  своих  бумажников.  Там  же  будут  и цыгане, но только где именно?

 

Билли просмотрел список по меньшей мере полусотни прибрежных городов, потом спустился  вниз.  Бармен  оказался  импортированным  из  Нью-Джерси, который ни о чем, кроме Эсбурн Парка не слыхал. Удалось найти  официантку, которая прожила всю жизнь в штате Мэн и была знакома с побережьем, а также не прочь поболтать об этих краях.

- Я разыскиваю кое-каких людей и уверен, что они где-то на побережье, но не в самых изысканных местах. Скорей, пожалуй... м-м...

- В городке типа "хонки-тонки"-салунов? - спросила она.

Билли кивнул.

Она склонилась над списком.

- Олд Оркард Бич, - сказала она. - Это уж самый, самый  "хонки-тонки" из всех, самый бесшабашный городок. Нужно иметь три головы, чтобы за  всем уследить там.

- Еще какие?

- Вообще-то, все прибрежные города в летний сезон становятся  немного "хонки-тонки". Ну, например, Бар Харбор. Все, кто слыхал о  нем,  считают, что Бар Харбор должен быть городом, что называется  Риц  -  шик  и  блеск, солидная роскошь, богачи в "Роллс-Ройсах".

- А что, он не такой?

- Нет. Скорее Френчмен Бэй,  но  не  Бар  Харбор.  Зимой  это  сонный городишко,  где  самое  большое  приключение  -  отправление   ежедневного суденышка в десять двадцать пять. Но летом Бар Харбор - сумасшедший город, вроде Форт Лодердейла весной: полно народу, всякого  жулья  и  хиппи.  Там можно встать на берегу, вдохнуть полной грудью, и словишь кайф, если ветер дует от Бар Харбора.  Главное  развлечение  до  праздника  Дня  Труда  это уличный карнавал. В общем-то, мистер, все городки побережья приблизительно в этом духе, но Бар Харбор пожалуй, возглавляет список.  Иногда  я  ездила туда в июле или в августе, просто поболтаться, развлечься. Больше не  езжу - возраст уже не тот.

Билли не сдержал улыбки: официантке на вид было года двадцать три. Он дал ей пять долларов, а она пожелала ему приятно  провести  лето  и  найти своих друзей. Билли кивнул, но впервые не почувствовал энтузиазма от такой возможности.

- Хотите небольшой совет, мистер?

- Да, - ответил Билли, полагая, что она скажет, с какого места  лучше всего начать, хотя это он для себя уже решил.

- Вам надо малость поправиться, - сказала она. - Ешьте  "паста".  Моя мама вам то же  самое  посоветовала  бы.  Побольше  "паста",  и  прибавите несколько фунтов веса.

Конверт  "манила",  открывающийся  с  торца,  полный   фотографий   и информации об автомашинах,  прибыл  к  Халлеку  на  третий  день  в  Южный Портленд. Он медленно перебрал все снимки, осмотрев  каждый.  Вот  молодой жонглер. Его тоже звали Лемке. Сэмюэл Лемке. Он открыто смотрел в объектив камеры, готовый к развлечениям и дружбе, равно как и к ссоре  и  гневу.  А вот и прекрасная девушка,  установившая  мишень  и  стрелявшая  в  нее  из рогатки, когда прибыли полицейские. Да,  она  была  действительно  хороша, Халлек не ошибся, когда смотрел на нее издали в парке. Ее  звали  Анжелина Лемке. Он отложил ее снимок рядом с Сэмюэлом Лемке. Брат и  сестра.  Внуки Сюзанны Лемке? Правнуки Тадуза Лемке?

Пожилой мужчина, раздававший рекламные листовки, - Ричард  Кросскилл. Другие Кросскиллы носили разные имена - тоже семейство. И еще  Стэнчфилды, Старберды, еще несколько Лемке. И затем... ближе к концу...

Это он! Глаза в сети морщин были темными и  умными.  Через  голову  - платок, повязанный на левой щеке. В потрескавшихся губах - сигарета. Нос - мокрый распахнутый ужас.

Билли смотрел на фотографию как загипнотизированный. Что-то  знакомое было в облике старика, какая-то неуловимая связь с чем-то привычным. Потом вспомнил. Тадуз Лемке напомнил ему стариков из рекламного ролика грузин из России, куривших сигареты  без  фильтра,  пивших  водку  и  доживавших  до невероятного  возраста:  сто  тридцать  лет,  сто  пятьдесят,   даже   сто семьдесят.

По глазам Тадуза  Лемке  виден  был  древний  возраст.  В  них  Билли приметил познания, перед которыми  двадцатый  век  выглядел  как  тень,  и содрогнулся.

В тот вечер он взвесился. Весы показали 137.

    18. ПОИСКИ

 "Олд Оркард Бич", говорила официантка, "это уж самый "хонки-тонки" из всех, самый бесшабашный городок". Клерк в регистратуре с этим согласился.

С тем же согласилась и девушка в туристическом бюро в  четырех  милях дальше по шоссе, хотя не стала употреблять столь неформального  выражения.
 
< Пред.   След. >

Copyright @ Stephen King, 1975-2004. Copyright @ Издательство АСТ, издательство КЭДМЭН, переводчики В.Вебер, elPoison и другие. Все права принадлежат правообладателям.