Реклама

Поделись с друзьями!

Проголосуй за любимого Кинга!

Понравились рассказы?
 
Мареновая роза. Страница 10 Версия для печати Отправить на e-mail
Написал Super Administrator   

- ...Эльк-стрит.

Он бросил на нее нетерпеливый взгляд.

- Леди! Если вы с самого начала знали, как туда добираться, зачем  было спрашивать?

- Я {не знаю}, как туда добираться! - воскликнула она, и, хотя в голосе старика отнюдь не чувствовалось  недоброжелательности,  глаза  ее  угрожающе увлажнились. - Я {ничего} не знаю! Я брожу  по  городу  несколько  часов,  я устало, {я}...

- Ну хорошо, хорошо, успокойтесь, - произнес он. - Все  в  порядке,  не горячитесь, с вами  все  будет  в  порядке.  Значит,  доедете  автобусом  до Эльк-стрит. От нее Дарэм всего в двух или трех кварталах.  Рукой  подать.  У вас есть адрес?

Она утвердительно кивнула головой.

- Ну и прекрасно, - проговорил он. - Думаю, теперь вы не заблудитесь.

- Спасибо.

Из заднего кармана он вытащил  мятый,  но  чистый  носовой  платок.  Он протянул ей морщинистую темную руку с платком.

- Оботрите лицо чуть-чуть, милая, - сказал старик. -  У  вас  на  щеках осень.

5

Она медленно шла по Диэрборн-авеню, почти не замечая автобусов, которые с пыхтением проезжали  мимо,  отдыхая  через  каждые  один-два  квартала  на скамейках автобусных остановок. Головная боль, возникшая прежде всего  из-за чувства растерянности и одиночества в  большом  незнакомом  городе,  утихла, зато ноги и поясница ныли сильнее, чем прежде. До Эльк-стрит она  добиралась больше часа. Свернув вправо, Рози обратилась к первой же встречной - молодой беременной женщине - с вопросом,  правильно  ли  она  идет,  если  ей  нужно попасть на Дарэм-авеню.

- Сгинь, - коротко бросила  женщина,  и  на  ее  лице  появилось  такое разгневанное выражение, что Рози невольно отступила на два шага от нее.

- Извините, - пробормотала Рози.

- Извините! Какого дьявола вы пристаете ко мне со  своими  расспросами, хотела бы я знать! Убирайтесь с дороги!

Она оттолкнула Рози с такой силой, что та едва  не  упала  на  проезжую часть.  Рози  проводила  ее  взглядом,  полным  тупого   недоумения,   затем повернулась и продолжила путь по Эльк-стрит.

6

Она шагала еще медленнее, поднимаясь  по  Эльк-стрит,  улице  маленьких магазинчиков и лавчонок, перед ней сменяли  друг  друга  вывески  химчистки, цветочного магазина,  гастронома  с  деликатесными  продуктами,  у  входа  в который она увидела лоток  с  разнообразными  фруктами,  лавки  канцелярских товаров. Она валилась с ног от усталости, ей казалось, что  еще  немного,  и сна усядется прямо здесь, на тротуаре, не в силах стоять, не  говоря  уже  о том, чтобы идти. Некоторый подъем Рози ощутила,  когда  увидела  табличку  с названием Дарэм-авеню, но  прилив  сил  быстро  иссяк.  Куда  мистер  Слоуик говорил ей повернуть, направо или налево? Она забыла. Свернув  направо,  она вскоре обнаружила, что  нумерация  домов  возрастает;  номер  крайнего  дома находился в середине пятой сотни.

- Первая попытка неудачна, -  прошептала  она,  разворачиваясь.  Спустя десять минут она стояла перед очень большим  белым  панельным  домом  (стены которого действительно давно не видели свежей краски) высотой в  три  этажа, отступившим от тротуара за широкую ухоженную лужайку. Окна были  занавешены. На крыльце стояло около дюжины плетеных из лозы стульев, но в этот  час  они были пусты. Она не заметила таблички с названием "Дочери и  сестры",  однако номер на колонне слева от ведущих к двери ступенек и описание дома совпадали с теми, что дал ей мистер Слоуик. Она медленно зашагала по дорожке,  опустив руку с сумочкой, и поднялась по ступенькам.

"Тебя прогонят, - прошептал голос. - Они тебя прогонят, и ты  вернешься назад на автовокзал. И постараешься сделать это пораньше, чтобы занять самый удобный кусочек пола".

Кнопка звонка оказалась заклеенной изоляционной  лентой,  над  замочной скважиной была прибита металлическая пластина. Слева от  двери  она  увидела щель для карточки электронного замка, явно установленного совсем недавно,  а над  ней  крепилось  переговорное   устройство.   Небольшая   табличка   под переговорным   устройством   предупреждала,    что    посетителям    следует "НАЖАТЬ/ГОВОРИТЬ".

Рози нажала кнопку переговорного устройства. За  время  продолжительных утренних скитаний она репетировала разные варианты вступительных объяснений, обдумала несколько способов представиться,  но  теперь,  когда  она  наконец добралась сюда, даже самые простые из найденных гамбитов начисто вылетели из памяти. Разум словно заклинило. Она просто отпустила кнопку и ждала. Одна за другой проходили секунды,

каждая падала, как тяжелый свинцовый слиток. Она снова протянула руку к кнопке переговорного устройства, когда из динамика раздался  женский  голос, прозвучавший с жестяной бесстрастностью.

- Мы можем вам помочь?

Хотя ее испугал усатый мужчина перед баром "Маленький глоток", хотя  ее ошарашила молодая беременная женщина, ни в том, ни в другом  случае  она  не плакала. Теперь же при звуках женского голоса по ее щекам потекли слезы -  и никакие усилия не могли их остановить.

- Надеюсь, что да, - сказала  Рози,  вытирая  влагу  с  лица  свободной рукой. - Я прошу прощения, но в этом городе я никого не знаю,  я  совершенно одна, и мне негде остановиться. Если у вас нет свободных мест,  я,  конечно, уйду, но не могли  бы  вы  впустить  меня  хоть  ненадолго,  чтобы  я  могла отдохнуть и, если позволите, выпить стакан воды?

Последовало новое ожидание. Рози потянулась было к кнопке переговорного устройства, но в этот момент жестяной голос спросил, кто направил ее сюда.

- Человек из киоска "Помощь  путешественникам"  на  автовокзале.  Дэвид Слоуик.

- Она задумалась на мгновение, затем быстро затрясла головой. - Нет,  я ошиблась. {Питер}. Его зовут Питер, а не Дэвид.

- Он дал вам визитную карточку?

- Да.

- Найдите ее, пожалуйста.

Она открыла сумочку и принялась рыться в ней, пытаясь откопать  куда-то запропастившуюся визитку. За секунду до того, как свежие колкие потоки  слез потекли из глаз, она наткнулась на квадратик белой бумаги. Визитная карточка лежала под пакетиком салфеток "Клинекс".

- Вот она. - сказала Рози. - Что я должна сделать? Опустить ее  в  щель для писем?

- Нет. - ответил голос. - Прямо над вами находится видеокамера.

Она испуганно вскинула голову. В самом деле, установленная  над  дверью видеокамера наблюдала за ней круглым черным глазом.

- Поднесите ее к камере, пожалуйста. Не лицевой стороной, а оборотной.

Поднимая визитную карточку, она вспомнила, что удивилась, когда  Слоуик поставил на чистой стороне большую, едва поместившуюся подпись.  Теперь  она поняла, зачем это было сделано.

- Все в порядке, - произнес голос. - Я позвоню, чтобы вас впустили.

- Спасибо, - поблагодарила  Рози.  Она  достала  салфетку  и  принялась вытирать щеки, но это не помогло: слезы текли все сильнее, и  она  не  могла остановить плач.

7

В то вечеру в то  время,  когда  Норман  Дэниеле,  лежа  на  кушетке  в гостиной, глядел в потолок и размышлял над тем, с какой стороны приступить к поиску этой сучки ("Прорыв,  -  думал  он,  -  мне  нужен  какой-то  прорыв, какая-то зацепка, пусть даже крошечная, чтобы  я  смог  начать"),  его  жена встретилась с Анной Стивенсон. Перед встречей  Рози  охватило  странное,  но принесшее облегчение спокойствие,  -  спокойствие,  которое  можно  найти  в знакомом сне. Отчасти она до сих пор считала,  что  все  происходящее  -  не более чем сон.

Ей принесли поздний завтрак (или, возможно, то был ранний ленч),  после чего отвели в одну из спален на первом этаже, где она проспала мертвым  сном шесть часов. Затем, прежде чем проводить в кабинет Анны, ее покормили  снова - жареным цыпленком с картофельным  пюре  и  зеленым  горошком.  Она  ела  с виноватой жадностью, не в силах отделаться от мысли, что набивает желудок не имеющей калорий снящейся ей пищей. На  десерт  подали  порцию  апельсинового джема, в котором, словно жуки в янтаре, плавали кусочки фруктов. Она ощущала на себе взгляды других сидевших за столом женщин, но их любопытство казалось вполне дружелюбным. Они переговаривались между собой, однако Рози  не  могла уследить за темой бесед. Кто-то упомянул "Индиго герлс", и она отметила  про себя, что знает о существовании таковых

- однажды, поджидая Нормана с работы, она видела короткий сюжет про них в передаче "Окрестности Остина".

Пока она расправлялась с десертом,  кто-то  из  женщин  включил  запись "Маленького  Ричарда",  и  две  другие  женщины  вышли  из-за  стола,  чтобы станцевать джиттербаг. Они делали резкие движения бедрами и  извивались.  Их приветствовали  смехом  и  аплодисментами.  Рози  посмотрела  на   танцующих отстраненно и подумала, что, возможно, здесь и  вправду  обитают  лесбиянки, получающие государственное пособие. Позже, когда  со  столов  убирали,  Рози предложила свою помощь, но ей не позволили.

- Идите за мной, - позвала ее  одна  из  женщин.  Если  Рози  правильно запомнила,  ее  звали  Консуэло.  Лицо  женщины   уродовал   широкий   шрам, опускавшийся от левого глаза по щеке чуть ли не до подбородка. - Анна  хочет с вами встретиться.

- Кто такая Анна?

- Анна Стивенсон, -  ответила  Консуэло,  указывая  путь  по  короткому коридору,

соединяющемуся с кухней. - Наша шефиня.

- А какая она?

- Сами увидите.

Консуэло распахнула  перед  Рози  дверь  комнаты,  по  всей  видимости, служившей когда-то кладовой, однако  остановилась  за  дверью,  не  проявляя желания войти.

Первым предметом, который бросился в глаза Рози, был занимавший чуть ли не весь кабинет стол, беспорядочно заваленный горой бумаг. Такого ей  видеть еще не приходилось.  Сидевшая  за  столом  женщина,  несмотря  на  некоторую полноту, была, несомненно, очень красива. С короткими, аккуратно  уложенными седыми волосами она напомнила Рози Беатрис Артур,  исполнявшую  роль  Мод  в старом телевизионном комедийном сериале. Строгое сочетание  белой  блузки  и черного джемпера еще более подчеркивало сходство, и Рози робко  приблизилась к столу.
 
< Пред.   След. >
Copyright @ Stephen King, 1975-2004. Copyright @ Издательство АСТ, издательство КЭДМЭН, переводчики В.Вебер, elPoison и другие. Все права принадлежат правообладателям.