Понравились рассказы?
 
Мареновая роза. Страница 12 Версия для печати Отправить на e-mail
Написал Super Administrator   

- Нет.

- Математика? Бухгалтерский учет? Банковское дело?

- Нет!

Анна Стивенсон поискала в бумажных дебрях карандаш, извлекла  его  и  в задумчивости постучала резинкой на конце карандаша по белым зубам.

- Вы могли бы работать официанткой?

Рози невыносимо хотелось дать хоть один  положительный  ответ,  но  она представила огромные подносы, которые приходится  таскать  официанткам  весь день напролет... а потом вспомнила о своей пояснице и почках.

- Нет. - прошептала она. Она  проиграла  битву  со  слезами;  маленькая комната и женщина, сидящая за  столом  напротив,  расплылись,  их  заволокло туманом. - Во всяком случае, не сейчас. Может, через месяц-другой.  Спина... она слишком слаба сейчас.

Господи,  до  чего  же  похоже  на  ложь!  Услышав  подобные  фразы  по телевизору,  Норман  цинично  смеялся  и  принимался  разглагольствовать   о благотворительных  "кадиллаках"  и  талонах  на   бесплатное   питание   для миллионеров.

Однако Анна Стивенсон, похоже, не очень обеспокоилась.

-  Что  же  вы  все-таки  {умеете}   делать,   Рози?   Хоть   какими-то профессиональными навыками вы обладаете?

- Да! - воскликнула она, приходя в ужас от резких, сердитых интонаций в собственном голосе и не желая не только спрятать, но даже приглушить  их.  - Да, почему же нет? Я могу вытирать пыль, я могу мыть сосуду, я могу  стелить постели, я могу пылесосить ковры, я могу приготовить ужин для двоих человек, я могу заниматься любовью с мужем раз в неделю. И еще я могу сносить  побои. Да, это мое главное умение. Как вы думаете, в окрестных спортивных залах нет открытой вакансии спарринг-партнера для начинающих заниматься боксом?

А потом она по-настоящему разрыдалась. Она рыдала, уткнувшись  лицом  в ладони, как часто делала за годы, прошедшие со  дня  их  свадьбы,  рыдала  в полный голос и ожидала, когда Анна наконец скажет, чтобы она  выметалась  на улицу, что они могут найти на свободную койку  другую  женщину,  которая  не станет демонстрировать свое остроумие.

Что-то коснулось ее  руки.  Открыв  глаза,  Рози  увидела  перед  собой коробочку с салфетками "Клинекс", которую протягивала ей Анна Стивенсон. И - невероятно, но это так - Анна Стивенсон улыбалась.

-   Не   думаю,    что    вам    придется    становиться    чьим-нибудь спарринг-партнером, - проговорила она, - Мне кажется, все у вас со  временем образуется - так ведь всегда бывает, поверьте. Возьмите  салфетку  и  утрите слезы.

И пока Рози приводила себя в относительный порядок, Анна рассказала  ей об отеле "Уайтстоун", с которым "Дочери  и  сестры"  поддерживают  давние  и взаимовыгодные  отношения.  Отель  "Уайтстоун"  принадлежит  корпорации,   в директорский совет которой в свое время входил отец Анны, и немало женщин  с удовольствием брались за работу  в  отеле.  Оплачиваемую,  разумеется.  Анна сообщила

Рози, что ей придется трудиться ровно столько, сколько позволит больная спина, а если  через  двадцать  один  день  общее  физическое  состояние  не улучшится, работу нужно будет оставить, чтобы пройти в  больнице  тщательное медицинское обследование.

- Кроме того, вы начнете работать в паре с женщиной, которая уже знает, что к чему. Скажем так, с консультантом, который живет в "Дочерях и сестрах" постоянно. Она будет обучать  вас  и  отвечать  за  вас.  Если  вы  украдете что-нибудь, отвечать придется ей, а не  вам...  но  вы  ведь  не  склонны  к воровству, я надеюсь?

Рози затрясла головой.

- Кроме кредитной карточки мужа, я за всю жизнь ничего не украла, да  и ею воспользовалась только раз. Чтобы он меня не выследил.

- Вы останетесь в "Уайтстоуне", пока не подыщете себе что-нибудь  более подходящее, а это обязательно случится - не забывайте о Провидении.

- С большой буквы.

- Да.  Мы  просим  вас  лишь  об  одном:  постарайтесь  выполнять  свои обязанности в "Уайтстоуне" как можно  лучше  -  хотя  бы  ради  тех  женщин, которые придут после вас, если не по другим причинам. Вы  понимаете,  что  я хочу сказать?

- Да, - кивнула Роза. - Чтобы они потом тоже могли воспользоваться этой возможностью.

-  Чтобы  они  потом  тоже  могли  воспользоваться  этой  возможностью. Совершенно верно. Хорошо, что вы оказались здесь, Рози Макклендон.

Анна встала  из-за  стола  и  протянула  обе  руки  жестом,  в  котором чувствовалось уже не едва заметное, а явно бросающееся в глаза  неосознанное высокомерие, которое Рози увидела в ней и раньше. Помедлив  мгновение,  Рози встала и приняла протянутые  руки.  Их  вальцы  соединились  над  заваленным бумагами столом.

- Мне осталось сообщить вам еще о трех вещах, -  сказала  Анна,  -  Это важно, поэтому я прошу, чтобы вы успокоились и выслушали  меня  внимательно. Сможете?

-  Да,  -  ответила  Рози,  очарованная  взглядом  голубых  глаз   Анны Стивенсон.

-  Во-первых,  то,  что  вы  взяли  кредитную  карточку,  не   означает воровства. Деньги принадлежат не только ему, но и вам в одинаковой  степени. Во-вторых, в том, что вы хотите вернуть свою девичью  фамилию,  нет  ничего, противоречащего закону. Она остается  за  вами  на  протяжении  всей  жизни. В-третьих, вы можете стать свободной, если захотите.

Она умолкла, глядя на Рози своими замечательными голубыми  глазами,  не отпуская ее рук.

- Вы меня  понимаете?  {Вы  можете  стать  свободной,  если  захотите}. Свободной от его кулаков, свободной от  его  мыслей,  свободной  от  {него}. Хотите ли вы этого? Хотите ли вы стать свободной?

- Да, - произнесла Рози низким дрожащим  голосом.  -  Больше  всего  на свете я хочу стать свободной.

Анна Стивенсон наклонилась через стол и легко поцеловала Рози в щеку. В то же время она мягко сжала ее ладони.

- Тогда вы попали туда, куда вам нужно. Добро пожаловать, дорогая.

8

Было начало мая, наступила настоящая весна, та пора, когда умы  молодых людей, как утверждают знатоки, постепенно  склоняются  к  любви-  прекрасное время года и замечательное чувство, - однако  мысли  Нормана  Дэниелса  были заняты совершенно иным. Он ожидал прорыва, крошечной зацепки, и  теперь  она появилась. На это ушло слишком много времени- почти три недели, черт  бы  их побрал, - но она все-таки появилась.

Он сидел на скамейке в парке в восьмистах милях от города, где его жена в этот момент меняла простыни в гостиничных номерах,  -  крупный  мужчина  в легком джемпере и серых габардиновых брюках свободного покроя. В одной  руке он держал полупрозрачный зеленый теннисный мяч.  Мышцы  предплечья  ритмично напрягались и опадали в такт движению пальцев, сжимавших и отпускавших мяч.

Другой мужчина пересек улицу, остановился  на  краю  тротуара,  оглядел парк, затем заметил мужчину на скамейке  и  направился  к  нему.  Он  слегка наклонился, когда над его головой бесшумно пролетела пластмассовая  летающая тарелочка, затем замер как вкопанный, когда  мимо  него  пронеслась  большая немецкая овчарка, преследующая тарелочку. Этот, второй мужчина  был  гораздо моложе того, что сидел на скамейке. На его привлекательном, но не  внушающем доверия  лице  красовались  тоненькие  усики  в  стиле  Эррола  Флинна.   Он остановился перед  мужчиной,  сжимавшим  в  правой  руке  теннисный  мяч,  и неуверенно посмотрел на него.

- Чем могу помочь, приятель? - спросил мужчина с теннисным мячом.

- Вы Дэниеле?

Мужчина с теннисным мячом утвердительно кивнул головой.

Мужчина  с  тоненькими  усиками  в  стиле  Эррола  флинна   указал   на возвышающееся  на  противоположной  стороне  улицы  большое   новое   здание треугольной формы с

огромным количеством стекла.

- Кое-кто оттуда посоветовал мне, чтобы я пришел  сюда  и  поговорил  с вами. Он сказал, что вы, возможно, поможете мне  выбраться  из  ситуации,  в которой я очутился.

- Лейтенант Морелли, что ли? - уточнил мужчина с теннисным мячом.

- Да. Именно он.

- Ив какое дерьмо ты вляпался?

- Вы же сами знаете, - ответил мужчина с усиками в стиле Эррола Флинна.

- Послушай, что я тебе скажу, приятель - может знаю, а  может,  и  нет. Как бы там ни было, я - тот человек, к которому тебя послали, а ты - грязный вонючий недоносок, по уши влезший в дерьмо. Так что советую тебе  рассказать все, что я желаю от тебя услышать, понял? А  в  данный  момент  мне  хочется услышать, что у тебя за проблемы. Давай,  выкладывай  и  не  строй  из  себя девственницу.

- Меня обвиняют в торговле наркотиками, - произнес мужчина с усиками  в стиле Эррола Флинна. Он хмуро взглянул на  Дэниелса.  -  Пихнул  пакетик  не

 тому, кому следовало.

- Ай-ай-ай,  как  нехорошо,  -  осуждающе  покачал  головой  мужчина  с теннисным мячом. - Да-а, это тяжкое уголовное преступление. Но беда одна  не ходит, правда? Они обнаружили кое-что интересное в твоем бумажнике,  не  так ли?

- Да. Вашу кредитную карточку, мать ее так! Ну не везет, так не  везет. Найдешь  в  мусорной  корзине  кредитную  карточку,  а   она,   оказывается, принадлежит полицейскому.

- Присаживайся, - радушно предложил Дэниеле, но когда мужчина с усиками в стиле Эррола Флинна двинулся к правой стороне  скамейки,  коп  раздраженно встряхнул головой. - Не туда, болван, на другую сторону.

Мужчина с  тоненькими  усиками  испуганно  попятился,  потом  осторожно присел на край скамейки слева от Дэниелса. Он зачарованно смотрел на  правую руку полицейского, ритмичными мощными движениями  сжимавшую  теннисный  мяч. Раз... два... три... Узкие голубоватые  прожилки  ужами  змеились  по  белой внутренней стороне руки Дэниелса.

Мимо  пролетела  тарелочка.  Мужчины  повернулись,  следя  за  немецкой овчаркой, которая бросилась вслед за тарелочкой, высоко  вскидывая  высокие, почти как у лошади, ноги.

- Красивый пес, - заметил Дэниеле. - Овчарка  -  красивая  собака.  Мне всегда нравились овчарки. А тебе?

- Конечно. Замечательное животное, - подтвердил мужчина с усиками, хотя на самом деле считал, что собака уродлива и выглядит так, будто  при  первой же возможности с удовольствием готова порвать в клочья задницу  любому,  кто

 встанет ей поперек дороги.

- Итак, нам  о  многом  нужно  поговорить,  -  произнес  полицейский  с теннисным мячом в руке. - Собственно,  мне  кажется,  что  это  будет  самый важный разговор в твоей юной жизни, мой друг. Ты готов к нему?

 
< Пред.   След. >

Copyright @ Stephen King, 1975-2004. Copyright @ Издательство АСТ, издательство КЭДМЭН, переводчики В.Вебер, elPoison и другие. Все права принадлежат правообладателям.