Понравились рассказы?
 
Газонокосильщик Версия для печати Отправить на e-mail
Написал Super Administrator   

     Над ним стоял, наклонившись, газонокосильщик.  Он  улыбался  и  между
зубами у него свисали эти страшные зеленые волокна. Они были у него  и  на
губах, и на подбородке. Он был в них весь. На дворе было тихо, но  повсюду
висел этот ужасный запах травы и выхлопных газов.
     Гарольд приподнялся в кровати, опустил ноги на пол и  тупо  уставился
на замершую  газонокосилку.  Вся  трава  была  аккуратно  подстрижена.  Но
собирать ее не было никакой необходимости - травы просто не было. Ее  съел
газонокосильщик. Гарольд почувствовал, что с его головой  творится  что-то
невообразимое. Он покосился на толстяка и, вздрогнув, поморщился.  Он  был
просто ужасен. Из уголков его рта стекали зеленые струйки травяного сока.
     - Что это? - взмолился Гарольд.
     - Это? - кивнул толстяк в  сторону  газона.  -  Это  новая  методика,
которую решил испробовать наш босс. Довольно неплохо, кстати,  получается,
на самом деле, приятель. Убиваем  двоих  зайцев  одним  выстрелом  -  и  к
завершающей  стадии  испытаний  приближаемся,   и   деньги   зарабатываем.
Понимаете? Конечно, сплошь и рядом многие  клиенты,  мягко  говоря,  очень
удивляются и не  могут  понять,  что  это  такое  они  видят  собственными
глазами. Но босс всегда согласен на жертвы.  Понимаете?  Это  как  хорошая
смазка для колес.
     Гарольд молчал. В его голосе зловеще пульсировало только одно слово -
"жертвы". А еще он раз за разом вспоминал одну и ту же картину  -  как  из
ревущей газонокосилки  вылетает  искромсанная  тушка  крота,  который  еще
две-три секунды назад был живым.
     - Конечно, - еле вымолвил  Гарольд,  с  трудом  поднимаясь  на  ноги,
совсем как наполовину разбитый параличом трясущийся старец.
     Когда ему, наконец, удалось это сделать, он вспомнил вдруг строку  из
одной  фолк-рок  песенки,   которые   любила   слушать   Алисия:   "Трава,
благословленная Господом нашим".
     Газонокосильщик весело  шлепнул  себя  по  зеленому  как  недозревшее
яблоко, бедру:
     - Отличная технология, дружище! Просто чертовски хороша! Я  вижу,  вы
все поняли правильно. Вы не будете против,  если  я  отмечу  это  в  своем
докладе, когда вернусь в офис? Может, какое-нибудь поощрение получу.
     - Конечно, - ответил Гарольд, отступая от него в сторону черного хода
и стараясь удержать на лице улыбку. - А теперь вы можете закончить  работу
до конца, а мне, я думаю, лучше всего сейчас немного вздремнуть...
     - Конечно, приятель. Не буду вам мешать,  -  сказал  газонокосильщик,
грузно поднявшись с корточек на ноги.
     В глаза Гарольду бросилась необычайно длинная щель между  большими  и
остальными  пальцами  ног,  как  будто...  нога  была,   подобно   копыту,
раздвоена.
     -  С  первого  раза  это  для  всех   очень   необычно,   -   добавил
газонокосильщик. - Но вы привыкайте. В вас чувствуется добрая закалка.
     Он пристально осмотрел полную фигуру Гарольда и задумчиво проговорил:
     -  У  вас  хорошие  данные,  приятель.  Может,  для  вас  это   будет
неожиданным и странным, но наш босс всегда ищет новые таланты. Вроде вас.
     - Босс... - едва слышно пробормотал Гарольд.
     Газонокосильщик  остановился  на  нижних   ступеньках   лестницы   и,
обернувшись, пристально посмотрел на Гарольда Паркетта.
     - Итак, приятель,  мне  кажется,  что  вы  уже  догадались...  Трава,
благословленная Господом нашим... и вообще.
     Гарольд осторожно  потряс  головой  и  газонокосильщик,  увидев  это,
громко рассмеялся.
     - Пан. Нашего босса зовут Пан.
     Сделав  шаркающее  движение  ногой  по   свежескошенной   траве,   он
подпрыгнул,  завел  газонокосилку  и  она  с  оглушительным  ревом   стала
кружиться вокруг дома.
     - Соседи!... - начал было Гарольд, но газонокосильщик  только  весело
взмахнул рукой и исчез за углом.
     Газонокосилка кружила вокруг дома с бешеной скоростью,  непередаваемо
оглушительным ревом  и  жуткими  завываниями.  Вслед  за  ней  носился  на
четвереньках не менее жуткий толстяк с отвратительным раздувшимся животом,
весь зеленый от облепившего  его  сока  травы  и,  самое  главное,  голый.
Совершенно голый. Гарольд в ужасе схватился за голову и закрыл глаза,  как
будто этим он  мог  остановить  это  кошмарное  гротескное  представление,
которое  наверняка  давно  уже  наблюдали  из  своих   окон   его   соседи
Кастонмейеры и Смиты - закоренелые демократы. Наблюдали,  наверное,  с  не
меньшим ужасом и обмениваясь при этом многозначительными  взглядами  вроде
"Говорил же я вам!..."
     Вместо того, чтобы созерцать этот кошмар еще и самому, Гарольд быстро
подошел к телефону, схватил трубку и набрал номер ближайшего  полицейского
участка.
     - Сержант Холл, - ответил голос на другом конце провода.
     Гарольд зажал пальцем свободное ухо и прокричал в трубку:
     - Мое имя Гарольд Паркетт. Адрес - 1421 ист Эндикотт  Стрит.  Я  хочу
сообщить вам...
     О чем? О чем он хочет сообщить? о том, что  какой-то  человек,  босса
которого зовут Пан, терзает его  газон?  О  том,  что  у  него  раздвоение
ступни?
     - Я слушаю вас, мистер Паркетт.
     Вдруг его осенило:
     - Я хочу сообщить вам об акте публичного обнажения.
     - Публичного обнажения? - переспросил сержант Холл.
     - Да. Здесь один человек подстригает мой газон. Так вот, он хм...
     - Вы имеете в виду, что он голый? - вежливо, но недоверчиво подсказал
ему сержант Холл.
     - Да-да, именно голый! - подтвердил  Гарольд,  с  трудом  контролируя
разбегающиеся мысли. - Совершенно голый!  Бегает  по  моему  газону  прямо
перед парадной дверью у всех на виду и трясет своим жирным задом,  как  на
каком-нибудь нудистском пляже! Пожалуйста, немедленно пошлите  кого-нибудь
сюда!
     - Ваш адрес 1421 Уэст Эндикотт? - уточнил сержант Холл.
     - Ист, черт бы вас побрал! - взвыл Гарольд. - Ист, а не Уэст!
     - Вы уверены, что он совершенно голый? Вам видны его э-э... гениталии
и так дальше?
     Гарольд хотел сказать что-то еще, но успел только  прокашляться.  Рез
газонокосилки быстро  становился  все  громче  и  громче,  как  будто  она
стремительно приближалась к нему, заглушая  все  звуки  во  Вселенной.  Он
почувствовал, как к его горлу подступает огромный шершавый комок.
     - Вы можете говорить? - тупо бубнил в трубку сержант  Холл.  -  Очень
плохо слышно. У вас, наверное, что-то с телефоном...
     С треском распахнулась входная дверь, и Гарольд с ужасом увидел,  как
это механическое чудовище въезжает в дом. Вслед за ним, все еще голый, шел
сам газонокосильщик. Чувствуя, что он сейчас на самом деле сойдет  с  ума,
Гарольд увидел, что теперь толстяк был зеленым совершенно весь - с  головы
до пят. Особенно сочного, как  сама  трава,  цвета  были  его  волосы.  Он
непринужденно вертел на пальце свою бейсболку.
     - А  вот  это  была  ваша  ошибка,  приятель,  -  укоризненно  сказал
газонокосильщик. - Не стоило вам забывать,  все-таки,  что  это  -  трава,
благословленная Господом нашим...
     - Алло? Алло, мистер Паркетт...
     Рука Гарольда задрожала и выронила телефонную трубку -  газонокосилка
двигалась прямо на него, подстригая  ворсистый  индейский  ковер,  недавно
купленный Карлой, и выплевывая сзади клочья коричневой шерсти.
     Гарольд оцепенел, как  кролик  перед  удавом,  и  смотрел  на  нее  с
отвисшей челюстью  до  тех  пор,  пока,  разделавшись  с  ковром,  она  не
добралась до кофейного столика, стоявшего у самых его ног. Когда, наконец,
она отбросила его в сторону, отхватив при этом одну ножку  и  в  мгновение
ока перемолов ее в мелкие опилки,  Гарольд  перепрыгнул  через  кресло  и,
споткнувшись о стул, опрометью бросился к кухне.
     - Не поможет, приятель,  -  кинул  ему  вдогонку  газонокосильщик.  -
Гораздо лучше будет, если вы покажете мне, где у вас  лежит  самый  острый
нож, - ласково добавил он. - Тогда я помогу вам  принести  себя  в  жертву
совершенно безболезненно...
     Толкнув тяжелое  кресло  на  газонокосилку  и  рассчитывая,  что  это
прикроет его хотя бы на несколько мгновений, Гарольд  рванулся  в  входной
двери. Газонокосилка, как живая, увернулась от кресла, сделала  негодующий
оглушительный выхлоп и устремилась за Гарольдом. Ударом плеча он распахнул
дверь веранды вместе с ветрозащитным экраном, сорвав  все  это  с  замком.
Спрыгивая с крыльца, он чувствовал, он слышал, что газонокосилка уже почти
настигла его, что еще несколько мгновений - и она примется за  его  пятки.
Он уже даже чувствовал ее запах.
     Газонокосилка  взвыла  на  верхней  ступеньке  подобно  горнолыжнику,
приготовившемуся к старту. Убегая от ее по  свежескошенной  траве  заднего
дворика, Гарольд чувствовал, что ему становится все тяжелее  и  тяжелее  -
слишком много банок пива было выпито сегодня и слишком часто прикладывался
он вздремнуть. Он чувствовал, что она уже в каких-то сантиметрах от  него.
Падая, он обернулся и увидел через плечо, как обе его ступни исчезают  под
газонокосилкой.
     Последним, что увидел и услышал Гарольд Паркетт,  была  громоздящаяся
на него газонокосилка, ее мелькавшие с бешенной  скоростью  зелено-красный
ножи (от травы и от его собственной крови) и то, как она натужно заревела,
перемалывая кости его ног. Над газонокосилкой возвышалось жирной и  нервно
трясущееся лицо самого газонокосильщика.
     - Чертовщина какая-то, - озадаченно проговорил лейтенант Гудвин после
того, как были сделаны последние фотографии. Он кивнул двум людям в  белых
халатах, чтобы они подъехали со своими носилками на колесиках.
     - Меньше двух часов назад он позвонил в участок и сообщил, что по его
газону бегает какой-то голый парень.
     - Да ну? - удивился патрульный Кули.
     - Да. То же самое сказал и один из его соседей. Некий Кастонмейер. Он
тоже звонил нам, но он думал, что это был сам Паркетт. Может быть,  так  и
было, Кули. Может быть, так и было.
     - Сэр?
     - Я говорю, что, может быть,  так  оно  и  было,  -  мрачно  повторил
лейтенант Гудвин и, поморщившись, потер себе висок. -  Наверняка  это  был
какой-нибудь буйно-помешанный, как мне уже надоели эти шизофреники!  Спасу
от них никакого не стало.
     - Да, сэр, - вежливо поддакнул Кули.
     - Где остальная часть тела? - спросил один из санитаров.
     - В ванной в углу заднего дворика, - ответил Гудвин, задумчиво  глядя
на небо.
     - Вы сказали в ванной? - переспросил санитар.
     - Да, именно так я и сказал! - раздраженно бросил Гудвин.
     Патрульный Кули подошел  к  ванной,  стоявшей  в  глубине  дворика  и
побледнел.
     - А  может,  -  медленно  проговорил  лейтенант  Гудвин,  -  это  был
сексуальный маньяк.
     - Есть какие-нибудь  отпечатки?  -  поинтересовался  Кули,  с  трудом
сдерживая отвращение от увиденного в ванной.
     - Спросите еще про следы, -  грустно  проговорил  Гудвин,  кивнув  на
аккуратно и очень коротко подстриженную траву.
     Кули смущенно прокашлялся.
     Лейтенант  Гудвин   засунул   руки   глубоко   в   карманы   и   стал
глубокомысленно покачиваться с носков на пятки.
     - Мир, - начал он мрачно  и  глубокомысленно,  -  полон  сумасшедших.
Никогда не забывайте об этом, Кули.  Самых  разнообразных  шизофреников  и
маньяков.  Паркетт   разъезжал   по   собственному   дому   с   включенной
газонокосилкой. Представляете?
     - Нет, сэр.
     Гудвин  внимательно  обвел  взглядом  аккуратно  подстриженный  газон
Гарольда Паркетта и еще глубокомысленнее произнес:
     - Один человек, увидев черноволосого шведа,  сказал:  "Это  наверняка
негр, только кожу перекрасил".
     Гудвин поплелся вокруг дома. Кули последовал за ним. В воздухе вокруг
них стоял приятный свежий аромат недавно скошенной травы.

Еще кое-что интересное: 

Расследование доктора Уотсона 

Последнее расследование Амни 

Убийца 

 



 
< Пред.   След. >

Copyright @ Stephen King, 1975-2004. Copyright @ Издательство АСТ, издательство КЭДМЭН, переводчики В.Вебер, elPoison и другие. Все права принадлежат правообладателям.