Подпишись на RSS! Добавь в свой ридер!

Понравились рассказы?
 
Грузовик дяди Отто Версия для печати Отправить на e-mail
Написал Super Administrator   
Я испытываю огромное облегчение от того, что пишу все это.
     Ни одной ночи я не спал нормально с тех пор, как  обнаружил  труп  дяди
Отто. Много раз я думал, сошел ли я с ума  или  мне  это  еще  предстоит.  В
чем-то было бы лучше, если бы эта штука не была у меня  в  кабинете,  где  я
могу смотреть на нее, брать ее в руки, подбрасывать,  когда  мне  захочется.
Мне этого не хочется, мне не хочется дотрагиваться до этой штуки, но  иногда
я все-таки делаю это.

Если бы она не была здесь, если бы я не захватил ее с собой, убегая  во
второй раз из  маленького  однокомнатного  домика,  я,  возможно,  начал  бы
уверять себя в том, что все это было всего лишь галлюцинацией -  порождением
истощенного  и  перевозбужденного  мозга.  Но  вот  она,   здесь.   Я   могу
почувствовать на руке ее вес.
     Все это было на самом деле.
     Большинство тех, кто прочтут эти воспоминания, не поверят им, разве что
с ними случалось нечто подобное. Мне кажется, что моя откровенность  и  ваше
доверие - это две взаимоисключающие вещи. Но  я  с  таким  же  удовольствием
расскажу вам то, что вы будете считать сказкой. Верьте чему хотите.
     В любой страшной сказке должны быть тайна и предыстория. В моей есть  и
то и то. Позвольте мне начать с предыстории, чтобы рассказать, как мой  дядя
Отто, бывший богатым человеком по меркам Касл Каунти, провел двадцать лет  в
однокомнатном доме без водопровода на задворках небольшого городка.
     Отто родился в 1905 году. Он был самым старшим из пяти детей Шенка. Мой
отец, родившийся в 1925  году,  был  самым  младшим.  Я  был  самым  младшим
ребенком моего отца, (я родился в 1955  году),  так  что  дядя  Отто  всегда
казался мне очень старым.
     Подобно многим трудолюбивым немцам, мой дедушка и моя бабушка  приехали
в Америку с кое-какими сбережениями. Мой дедушка поселился в Дерри, так  как
там была развита лесная промышленность, в которой  он  кое-что  понимал.  Он
преуспел, и его дети появились на свет далеко не нищими.
     Мой дедушка умер в 1925  году.  Все  наследство  досталось  дяде  Отто,
которому  тогда  было  двадцать  лет.  Он  переехал  в  Касд  Рок  и   начал
спекулировать недвижимостью. Занимаясь лесом и землей,  он  через  несколько
лет сколотил себе приличный капитал. Он купил себе большой дом на Касл Хилл,
завел слуг и наслаждался своим положением молодого,  сравнительно  красивого
("сравнительно" добавлено из-за того,  что  он  носил  очки)  и  чрезвычайно
привлекательного для женщин холостяка. Никто не называл  его  странным.  Это
произошло позднее.
     Он получил травму во время катастрофы, когда ему было  двадцать  девять
лет. Не такую уж и тяжелую, но травма есть травма. Он прожил в своем большом
доме на Касл Хилл до 1933 года, затем продал его,  так  как  на  рынок  были
выброшены огромные лесные угодья по смехотворно низкой цене, и  ему  безумно
хотелось их купить. Земли эти принадлежали компании "Нью Ингленд Пейпер".
     "Нью  Ингленд  Пейпер"  существует  и  сегодня,  и  если  вы  пожелаете
приобрести ее акции, то  я  одобрю  ваш  выбор.  Но  в  1933  году  компания
распродавала огромные куски земли по демпинговым ценам  в  отчаянном  усилии
удержаться на плаву.
     Сколько земли купил мой дядя? Подлинный документ был утерян,  а  мнения
рознятся. Но все сходятся на том, что  у  него  было  больше  четырех  тысяч
акров. Большинство угодьев  было  расположено  в  Касл  Роке,  но  некоторые
простирались и до Уотерфорда и до  Харлоу.  Когда  разразился  кризис,  "Нью
Ингленд Пейпер" предлагала землю по цене два доллара пятьдесят центов за акр
при условии, что покупатель купит сразу все.
     Цена всей земли составляла примерно десять тысяч долларов. Дядя Отто не
мог внести всю сумму один, поэтому он нашел себе  партнера,  янки  по  имени
Джордж Мак-Катчен. Вам, должно быть, известны  имена  Шенка  и  Мак-Катчена,
если вы живете в Новой Англии.  Компанию  давным  давно  уже  купили  другие
владельцы, но остались еще скобяные  лавки  "Шенк  и  Мак-Катчен"  в  сорока
городах Новой Англии и лесные склады "Шенк и Мак-Катчен" от Сентрал Фолз  до
Дерри.
     Мак-Катчен был дородным мужчиной с большой черной бородой.  Как  и  мой
дядя Отто, он носил очки. Как и дядя Отто, он получил в наследство кое-какой
капитал. Капитал, должно быть, был не таким уж и маленьким, так как вместе с
дядей Отто они купили землю без всяких проблем. Оба они в душе были пиратами
и неплохо ладили друг с другом. Их  партнерство  продолжалось  двадцать  два
года, как раз  до  того  года,  когда  я  родился,  и  дела  их  всегда  шли
превосходно.
     Но все началось с покупки этих четырех тысяч акров. Они обследовали  их
на
     грузовике Мак-Катчена, разъезжая по лесным дорогам и просекам,  большую
часть времени ползя на первой передаче, трясясь  по  колеям  и  расплескивая
лужи. Мак-Катчен и дядя Отто управляли грузовиком по  очереди,  два  молодых
человека, которые  вынырнули  крупными  землевладельцами  из  темных  глубин
Великой Депрессии.
     Не  знаю,  откуда  у  Мак-Катчена  взялся  этот   грузовик.   Это   был
"Крессуэлл", если это имеет хоть какое-нибудь значение. Таких моделей уже не
выпускают. У него была огромная кабина,  выкрашенная  в  ярко-красный  цвет,
широкие подножки и электрический стартер. Если стартер  отказывал,  грузовик
можно было завести ручкой, но в случае неосторожности ручка могла  дернуться
и сломать вам плечо. Длина кузова  с  прямыми  бортами  составляла  двадцать
футов,  но  лучше  всего  я  помню  нос  грузовика.   Он   был   такого   же
кроваво-красного цвета. Чтобы добраться до мотора,  надо  было  поднять  две
стальные крышки, одну слева,  другую  справа.  Радиатор  был  расположен  на
уровне груди взрослого мужчины. Это была отвратительная, чудовищная машина.
     Грузовик Мак-Катчена сломался и был отремонтирован. Затем сломался  еще
раз, и его вновь починили. Когда "Крессуэлл" отказал окончательно,  это  был
настоящий спектакль.
     Однажды в 1953 году Мак-Катчен и дядя Отто ехали по шоссе Блэк Хенри и,
по собственному признанию дяди Отто, были "пьяны,  как  свиньи".  Дядя  Отто
врубил первую передачу, чтобы взобраться на Троицин Холм. Само по  себе  это
действие было правильным, но в том состоянии, в котором он был, дядя Отто  и
не подумал врубить другую передачу, когда они  начали  спускаться  с  другой
стороны холма. Старый и изношенный  двигатель  "Крессуалла"  перегрелся.  Ни
Мак-Катчен ни дядя Отто не заметили, как стрелка термометра зашла за красную
отметку. В самом конце спуска раздался взрыв,  сорвавший  крылья  грузовика,
превратившиеся в крылья красного дракона. Колпачок радиатора взлетел в небо,
как ракета. Все потонуло в  клубах  пара.  Забило  фонтаном  масло,  заливая
ветровое  стекло.  Дядя  Отто  выжал  до  отказа  тормозную  педаль,  но   у
"Крессуэлла"  в  последний  год  подтекала  тормозная  жидкость,  и   педаль
провалилась безо всякого результата. Он не видел,  куда  едет,  и  съехал  с
дороги в канаву, а потом выехал на поле. Если бы "Крессуэлл" заглох, то  все
было бы еще  ничего,  но  мотор  продолжал  работать.  Сначала  выйдет  один
поршень, потом два других, словно шутихи в день независимости. Один из  них,
рассказывал дядя Отто, просадил дверь с его стороны и распахнул ее  настежь.
В образовавшуюся дыру можно было просунуть кулак. Они остановились  на  краю
поля. Им бы открылся замечательный вид  на  Белые  горы,  если  бы  ветровое
стекло не было забрызгано маслом.
     Это было  концом  путешествий  для  "Крессуэлла"  Мак-Катчена,  он  уже
никогда не сдвинулся с этого поля. Никаких протестов со стороны хозяина поля
не  последовало,  оно,  разумеется,  принадлежало   им   самим.   Совершенно
протрезвев от пережитого, парочка  выбралась  из  грузовика,  чтобы  оценить
понесенный ущерб. Ни один из них не был механиком, но это и  не  требовалось
для того, чтобы понять,  что  рана  оказалась  смертельной.  Дядя  Отто  был
потрясен - во всяком  случае,  так  он  сказал  моему  отцу  -  и  предложил
заплатить за грузовик. Джордж Мак-Катчен попросил его перестать нести  чушь.
Мак-Катчен пришел в какой-то экстаз. Он посмотрел на поле, на горы  вдали  и
решил, что это место как раз подходит для того, чтобы  построить  уединенное
жилище. Именно это он и сообщил дяде Отто тоном, который обычно  приберегают
для момента религиозного обращения. Они вместе вернулись на дорогу и доехали
до Касл Рока на грузовике пекарни Кашмена, который как  раз  проезжал  мимо.
Мак-Катчен сказал как-то моему отцу, что во всем происшедшем он  усматривает
перст Божий. Ведь он искал подходящее место, а оно все это  время  поджидало
его на поле, мимо которого  они  проезжали  три-четыре  раза  в  неделю,  не
удосуживаясь бросить на него взгляд. Рука Бога, - уточнил он, не зная о том,
что умрет на этом самом поле  через  два  года,  придавленный  носом  своего
собственного самосвала,  самосвала,  который  после  его  смерти  перешел  в
собственность дяди Отто.
     Мак-Катчен нанял Билли Додда, чтобы он  прицепил  "Крессуэлл"  к  своей
машине и развернул его носом к дороге. По его словам, для того чтобы он  мог
смотреть на него всякий раз, проезжая мимо, и думать о том, что когда  Билли
Додд вторично прицепит грузовик и оттащит  его  уже  навсегда,  будет  самое
время копать ему могилу. Он был в чем-то сентиментальным, но он  был  не  из
таких, кто из-за своей сентиментальности был готов потерять хотя бы  доллар.
Когда через год появился человек по имени Беккер и предложил  купить  колеса
"Крессуэлла", с шинами и со всем остальным, так как они подходили по размеру
к его машине, Мак-Катчен содрал с него двадцать долларов как нечего  делать.
Обратите внимание на то, что к тому  времени  его  состояние  перевалило  за
миллион долларов. Он также велел Бейкеру поставить грузовик на  вкопанные  в
землю бревна. Он сказал, что ему не хотелось бы проезжать мимо и видеть, как
его грузовик все глубже и глубже погружается в  землю,  словно  какой-нибудь
бесхозный хлам. Бейкер сделал это. Через год "Крессуэлл" сполз  с  бревен  и
придавил Мак-Катчена  до смерти. Старики с удовольствием рассказывали эту историю,  неизменно
выражая в конце надежду, что Мак-Катчен хорошо повеселился  на  те  двадцать
долларов, которые он получил за колеса.


 
< Пред.   След. >

Copyright @ Stephen King, 1975-2004. Copyright @ Издательство АСТ, издательство КЭДМЭН, переводчики В.Вебер, elPoison и другие. Все права принадлежат правообладателям.