Понравились рассказы?
 
Грузовик дяди Отто Версия для печати Отправить на e-mail
Написал Super Administrator   

     Грузовик  на  фоне  живописных  Белых  гор  -  это  одно.  Дяди   Отто,
переходящий дорогу с болтающимися у колен подтяжками -  это  совсем  другое.
Его уже никак нельзя было назвать туристической достопримечательностью.
     Я уже носил деловой костюм, а не голубые джинсы, которые были на мне  в
то
     время, когда я начал возить продукты  дяде  Отто,  и  тем  не  менее  я
продолжал делать это.  Я  также  пытался  убедить  его,  чтобы  он  перестал
справлять свою нужду у дороги, по крайней мере летом, когда его мог  увидеть
кто угодно.
     Я  не  мог  заставить  его  услышать  мои  слова.  Он  просто  не   мог
беспокоиться о таких пустяках,  когда  ему  постоянно  надо  было  думать  о
грузовике. Его беспокойство по поводу  "Крессуэлла"  переросло  в  настоящую
манию. Он заявлял, что грузовик уже перебрался на другую  сторону  дороги  и
сейчас находится у него во дворе.
     "Я проснулся прошлой ночью около трех, и он  был  у  меня  прямо  перед
окном, Квентин", - сказал он. "Я видел, как он стоял не дальше  шести  футов
от  меня,  и  луна  отражалась  в  ветровом  стекле.  Мое  сердце  чуть   не
остановилось, Квентии. Оно чуть не остановилось".
     Я вывел его на улицу и показал  ему,  что  грузовик  стоит  на  прежнем
месте, на том самом поле через дорогу, где  Мак-Катчен  собирался  построить
себе дом. Это ни к чему не привело.
     "Это  все,  что  ты  способен  увидеть,  парень",  -  произнес   он   с
бесконечным, диким презрением.  Сигарета  тряслась  у  него  в  руке,  глаза
вращались. "Это все, что ты способен увидеть".
     "Дядя Отто", -  сказал  я,  пытаясь  пошутить,  -  "что  видишь,  то  и
получаешь".
     Казалось, он не услышал ни слова.
     "Сукин сын почти достал меня", - прошептал он. Я почувствовал  холодок.
Он не выглядел сумасшедшим. Несчастным, да, испуганным, разумеется... но  не
сумасшедшим. На мгновение я вспомнил, как  отец  подсаживал  меня  в  кабину
грузовика. Я вспомнил, как она пахла маслом, кожей... и  кровью.  "Он  почти
достал меня", - повторил он.
     А через три недели "почти" уже не понадобилось.
     Именно я нашел его. Это было в  среду  вечером,  и  я  выехал  с  двумя
сумками продуктов на заднем сиденье,  как  делал  почти  каждую  среду.  Был
жаркий, туманный вечер. Время от времени в отдалении грохотал гром. Я помню,
как я нервничал, пока ехал по шоссе Блек Хенри на своем  "Понтиаке".  Я  был
почему-то уверен, что что-то должно случиться, но пытался убедить себя,  что
причина этого чувства - всего лишь низкое атмосферное давление.
     Я преодолел последний поворот, и как только дом дяди попал в поле моего
зрения, у меня возникла чертовски  странная  галлюцинация,  на  секунду  мне
показалось, что этот проклятый грузовик действительно стоял прямо во  дворе,
огромный, неуклюжий, проржавевший.  Я  приготовился  нажать  на  тормоз,  но
прежде чем дотронуться до педали, я моргнул,  и  иллюзия  рассеялась.  Но  я
знал, что дядя Отто умер. Никаких вспышек, никаких озарений, только  простая
уверенность. Я знал это также хорошо, как расстановку мебели в моей комнате.
     Я в спешке въехал во двор и выбрался из  машины,  даже  не  захватив  с
собой продукты.
     Дверь была открыта, он никогда не запирал ее. Я  спросил  его  однажды,
почему, и он объяснил  мне  терпеливо,  так,  как  обычно  объясняют  дураку
какой-нибудь  очевидный  факт,  что  запертая  дверь  не  сможет  остановить
"Крессуэлл".
     Он лежал на кровати, которая была расположена  в  левой  части  комнаты
(кухня была справа). Он лежал там в своих зеленых брюках и  байковой  нижней
рубахе, и его открытые глаза были остекленевшими. Я не думаю,  что  он  умер
более двух часов назад. Не было ни мух, ни запаха, несмотря на то  что  день
был чертовски жарким.
     "Дядя Отто?" - произнес я тихо, не ожидая ответа. Живые люди  не  имеют
обыкновения просто так лежать на кровати неподвижно и с выпученными глазами.
Если я что и чувствовал, то этим чувством было облегчение. Все было кончено.
     "Дядя Отто?" Я приблизился к нему. "Дядя..."
     И только тогда я заметил,  каким  странно  бесформенным  выглядело  его
лицо, каким распухшим и перекошенным. Только тогда я заметил, что глаза  его
не просто выпучены, а в буквальном смысле вылезли из орбит. Но смотрели  они
не на дверь и не в потолок. Они были скошены на маленькое окно у него  прямо
над кроватью.
     Я проснулся прошлой ночью около трех, и  он  был  у  меня  прямо  перед
окном, Квентин. Он почти достал меня.
     Он был похож на лопнувшую тыкву, - услышал я  голос  одного  из  старых
сплетников, спрятавшись за журналом "Лайф" и вдыхая запах парикмахерской.
     Почти достал меня Г, Квентин.
     В комнате чувствовался какой-то запах. Не запах парикмахерской  и  даже
не запах грязного старого человека.
     Пахло машинным маслом, как в гараже.
     "Дядя Отто?" - прошептал я, и пока я шел к кровати, мне казалось, что я
уменьшаюсь. Уменьшался не только мой рост, но и мой  возраст.  Вот  мне  уже
снова двадцать, пятнадцать, десять, восемь, семь, шесть... и, наконец, пять.
Я увидел, как моя дрожащая маленькая ручка тянется к его распухшему лицу.  И
вот моя рука дотронулась до его лица, ощупывая его, и  я  взглянул  вверх  и
увидел в окне сияющее лобовое стекло "Крессуэлла" - и хотя это  продолжалось
всего одно мгновение, я
     готов поклясться на Библии, что это не было галлюцинацией.  "Крессуэлл"
был там, в окне, менее, чем в шести футах от меня.
     Я провел пальцем по щеке дяди Отто, мой  большой  палец  был  прижат  к
другой щеке. Я, вероятно,  хотел  ощупать  это  странное  вздутие.  Когда  я
впервые увидел грузовик в окне, моя рука попыталась сжаться в кулак, забыв о
том, что лежит на лице трупа.
     В тот момент грузовик исчез из окна, как  дым  -  или  как  приведение,
которым, я полагаю, он и был. В  тот  же  самый  момент  я  услышал  ужасный
лопающийся звук. Горячая жидкость хлынула мне на  руку.  Я  посмотрел  вниз,
чувствуя под рукой не только влажную, мягкую плоть, но и  что-то  тяжелое  и
угловатое. Я посмотрел вниз и увидел. Именно в тот момент я  начал  кричать.
Масло лилось у дяди Отто изо рта и из носа. Масло текло у  него  из  уголков
глаз, как слезы. То самое машинное масло, которое продается в пятигаллоновых
пластиковых канистрах и которое Мак-Катчен всегда заливал в "Крессуэлл".
     Но там было не только масло. Что-то торчало у него изо рта.
     Я продолжал кричать, но в течение некоторого времени я был не  в  силах
сдвинуться с места, не в силах убрать испачканную в масле руку с  его  лица,
не в силах отвести глаза от той большой сальной  штуки,  которая  торчала  у
него изо рта, штуки, которая так исковеркала его лицо.
     Наконец паралич отпустил меня и я  вылетел  пулей  из  дома,  продолжая
кричать. Я подбежал по двору к моему "Понтиаку", зашвырнул свое тело  внутрь
и рванул с места. Продукты, предназначенные для дяди Отто, упали  с  заднего
сиденья на пол. Яйца разбились.
     Удивительно, как я не разбился на первых двух милях пути -  я  взглянул
на спидометр и увидел, что еду со скоростью свыше семидесяти миль в  час.  Я
остановился и начал глубоко дышать, до тех пор пока не  сумел  обрести  хоть
какое-то самообладание. Я начал понимать, что не могу оставить дядю  Отто  в
том виде, в котором я его нашел.  Это  вызовет  слишком  много  вопросов.  Я
должен был вернуться.
     И кроме того, я должен признаться, что какое-то дьявольское любопытство
овладело мной. Сейчас мне хотелось бы, чтобы этого  не  было,  чтобы  я  мог
устоять против него. Пусть бы они задавали свои вопросы. Но  я  вернулся.  Я
стоял у двери минут пять. Я стоял на том же самом месте и  почти  в  той  же
позе, что и дядя Отто, и смотрел на грузовик. Я стоял там и пришел к выводу,
что грузовик чуть-чуть сдвинулся. Совсем чуть-чуть.
     Потом я вошел внутрь.
     Первые несколько мух жужжали над его лицом. Я увидел масляные отпечатки
пальцев у него на щеках: отпечаток большого пальца - на левой и  три  других
пальца - на правой. Я нервно взглянул на окно, в котором я видел  нависающий
"Крессуэлл"... а затем я подошел к его кровати. Я вынул платок и вытер  свои
отпечатки. Затем я наклонился и открыл рот дяди Отто.
     О пуда выпала свеча зажигания,  старой  конструкции,  почти  такого  же
размера, как кулак циркового силача.
     Я взял ее с собой. Сейчас мне хотелось бы,  чтобы  я  не  сделал  этого
тогда, но, разумеется, я был в шоковом состоянии. В чем-то  было  бы  лучше,
если бы эта штука не была у меня в кабинете, где я  могу  смотреть  на  нее,
брать ее в руки, подбрасывать, когда мне захочется. Свеча зажигания  1920-го
года выпуска, выпавшая изо рта дяди Отто.
     Бели бы она не была здесь, если бы я не захватил ее с собой, убегая  во
второй раз из  маленького  однокомнатного  домика,  я,  возможно,  начал  бы
уверять себя в том, что все это - не только тот момент, когда я выехал из-за
поворота и увидел "Крессуэлл", упершийся в маленький домик, словно  огромная
красная собака, но все это - было всего  лишь  галлюцинацией.  Но  вот  она,
здесь. Она отражает свет. Она реальна. Она имеет  вес.  Самосвал  становится
ближе с каждым годом, - говорил он и, похоже, был прав... Но даже дядя  Отто
не представлял себе, насколько близко "Крессуэлл" может подобраться.
     Общее  мнение  свелось  к  тому,  что  дядя  Отто  покончил  с   собой,
наглотавшись масла. В течение девяти дней это было предметом удивления всего
Касл Рока. Карл Даркин, владелец городского  похоронного  бюро  и  не  самый
молчаливый  из  людей,  сообщил,  что  когда  врачи  делали  вскрытие,   они
обнаружили в нем более трех кварт масла... и не только у него в желудке. Оно
пропитало весь его организм. Все в  городе  недоумевали:  что  он  сделал  с
пластиковой канистрой? Так как на месте ни одной канистры найдено не было.
     Как я уже говорил, большинство тех, кто прочтут  эти  воспоминания,  не
поверят им... разве что с ними случалось что-нибудь  подобное.  Но  грузовик
все еще стоит в поле... и готов поклясться чем угодно, что все это  было  на
самом деле.

 

Еще кое-что интересное: 

Дом на Кленовой улице 

Расследование доктора Уотсона 

Последнее расследование Амни 

 



 
< Пред.   След. >

Copyright @ Stephen King, 1975-2004. Copyright @ Издательство АСТ, издательство КЭДМЭН, переводчики В.Вебер, elPoison и другие. Все права принадлежат правообладателям.