Реклама

Поделись с друзьями!

Проголосуй за любимого Кинга!

Понравились рассказы?
 
Необходимые вещи. Страница 47 Версия для печати Отправить на e-mail
Написал Super Administrator   
      -- Ну вот, может быть, началось все с того, что Вильма решила еще раз совершить патрульный объезд дома Нетти, чтобы та не слишком расслаблялась. Потом увидела распахнутую дверь и поездка закончилась иначе. Может быть, все было и не совсем так, но мне это кажется вполне правдоподобным.

 

      Он не успел закрыть рот, произнеся эти слова, как тут же почувствовал в них ложь. Дело в том, что версия вовсе не казалось ему правдоподобной. Должна была казаться, хотелось, чтобы казалась, но не клеилось. Его с ума сводило то, что не было причин для сомнений, во всяком случае, достаточно основательных. Более или менее таковой была следующая: как могла Нетти, страдая параноидальной манией преследования со стороны Вильмы, уйти из дома не только не заперев дверь, но даже неплотно прикрыв ее. Но этого вопроса было недостаточно для выстраивания версии. Недостаточно потому, что у Нетти, как говорится, были не все дома, а что может и чего не может сделать такой человек одному Богу известно. И все же...

      -- Что же сделала Вильма? Напакостила в квартире?

      -- Убила собаку Нетти.

      -- Что?

      -- То что слышал.

      -- Господи, какая стерва!

      -- Да, но ведь нам и раньше было известно, кто она такая, разве не так?

      -- Да, но все же...

      Вот оно. Даже Норрис, человек, ставший за столько лет вполне надежным, хоть и отводил слишком большую часть своего рабочего времени бессмысленной писанине, даже Норрис говорит то же самое: Да, но все же...

      -- Она сделала это армейским ножом. Воспользовалась штопором, предварительно нацепив на него записку, что, это, мол, месть за испорченные простыни. И тогда Нетти отправилась к Вильме с кучей камней. Каждый камень обернула своей запиской и перетянула резинкой. В записках говорилось, что это последнее предупреждение. Камни она побросала во все окна первого этажа в доме Вильмы.

      -- Пресвятая Богородица, -- произнес Норрис не без восхищения.

      -- Ержики ушли на воскресную утреннюю службу в половине одиннадцатого, или около того. После службы они обедали вместе с Пулацкими. Пит Ержик остался с Джейком Пулацки смотреть по телевизору футбол, поэтому у него на этот раз даже не было возможности попытаться остудить пыл Вильмы.

      -- Они встретились на углу случайно? -- спросил Норрис.

      -- Сомневаюсь. Думаю, Вильма вернулась домой, увидела погром и позвонила Нетти.

      -- Так, значит, это была дуэль?

      -- Вот именно.

      Норрис некоторое время молчал, сцепив руки за спиной и глядя в ночное небо.

      -- Скажи, Алан, почему все-таки мы должны присутствовать при этих жутких вскрытиях? -- спросил он неожиданно.

      -- Для протокола, думаю. -- Но было в этом нечто большее... во всяком случае для него. Если ты подозреваешь или даже только интуитивно чувствуешь неясность в деле, как подозревал и чувствовал он в этом случае, то нужно быть свидетелем тому, что может встряхнуть тебе мозги и перевести их из нейтрального положения на какую-нибудь скорость. Может быть, тогда заметишь крюк, на который можно повесить шляпу.

      -- Ну что ж, окружной полиции придется нанять человека специально для ведения протокола, -- проворчал Норрис, и Алан рассмеялся.

      На самом деле ему было не до смеха и не только потому, что эта история отразится рикошетом на Полли. Что-то в самой этой истории было не так. На поверхности все стыковалось, но глубоко, там, где залегает шестое чувство под названием инстинкт. Боги войны с Марса казались более реальными. Во всяком случае, для Алана.

      Эй, прекрати! Разве не ты сам только что все так логично объяснил Норрису? От А до Я, в промежуток времени, достаточный, чтобы выкурить одну сигарету.

      Да, конечно. В этом и беда. Разве могут женщины, даже если одна из них слегка придурочная, а вторая -- стерва, встретиться на углу двух улиц и покромсать друг друга ножами, словно пара наркоманов под балдой, до смерти из-за таких в общем-то пустяков?

      Алан не знал. А поскольку не знал, отшвырнул щелчком окурок и начал перемалывать все с начала.

 

 

      2

 

      Для Алана все началось со звонка Энди Клаттербака. Он только что выключил телевизор (второй тайм три минуты как начался, а Патриоты уже успели профукать мяч, смешно смотреть) и надевал пальто, когда зазвонил телефон. Алан собирался отправиться в Нужные Вещи, чтобы познакомиться в конце концов с мистером Гонтом, предполагая, что вполне возможно встретить там и Полли. Звонок от Клата перевернул все планы.

      Эдди Уорбертон, сообщил он, висел на телефоне в то время когда он, Клат, вернулся с обеда. В "зеленой" части города, по словам Эдди, идет нечто вроде спортивного состязания среди женщин, драка, одним словом. Эдди сказал, что не мешало бы позвонить шерифу и дать знать.

      -- А какого такого черта Эдди Уорбертон подходит к аппарату связи с Конторой шерифа?! -- взвился Алан. -- Ну, я думаю, в диспетчерской никого не было, и он...

      -- Ему превосходно известны правила -- если в диспетчерской никого нет, включают Стукача.

      -- Понятия не имею, почему он подошел к телефону, -- сказал Клат с плохо скрытым нетерпением. -- Но не думаю, что это главное. Второй звонок по тому же поводу прозвучал четыре минуты назад, когда я разговаривал с Эдди. Звонила пожилая дама. Я не разобрал имени, или она его не назвала. Может быть, была слишком расстроена, может быть, просто не хотела. Короче, сообщила, что на углу Уиллоу и Форд произошла драка. Дрались две женщины. Звонившая сказала, что у обеих в руках ножи. И что они все еще там.

      -- Все еще дерутся?

      -- Нет, лежат... обе. Драка окончена.

      -- Ладно, -- мысль Алана работала все быстрее, набирая скорости, словно поезд-экспресс. -- Ты зафиксировал звонок, Клат?

      -- А то нет!

      -- Хорошо. Сегодня дежурит Ситон? Высылай его прямо туда.

      -- Уже выслал.

      -- Да благословит тебя Бог! Теперь звони в Полицию Штата.

      -- Следственный Отдел вызвать?

      -- Пока не стоит. Только держи их в курсе. Встретимся на месте, Клат.

      Прибыв на место происшествия и оценив серьезность ситуации, он позвонил в оксфордское отделение Полиции Штата и попросил немедленно выслать машину со следственной группой, если возможно даже две машины... В это время Клат и Ситон Томас стояли, раскинув руки над телами женщин, и упрашивали любопытных расходиться по домам. Приехал Норрис, оценил обстановку и достал из багажника своей машины ролик с широкой желтой клейкой лентой, на которой с некоторыми, промежутками стояла надпись МЕСТО ПРЕСТУПЛЕНИЯ. НЕ ЗАХОДИТЬ. Лента была покрыта толстым слоем пыли, и позже Норрис признался Алану, что боялся, она не приклеится, такая старая.

      Приклеилась тем не менее. Норрис протянул ее вокруг трех дубов, образовав таким способом треугольник, внутри которого лежали женщины, обнявшись, у основания светофора. Зрители по домам не разошлись, но все же отступили к собственным лужайкам. Их было человек пятьдесят, и число увеличивалось по мере того, как работала телефонная связь, и соседи высыпали из домов, подгоняемые любопытством. Энди Клаттербак и Ситон Томас находились уже в таком состоянии, что готовы были в любой момент выхватить орудие и поднять предупредительную стрельбу. Алан был вполне солидарен с их настроением.

      В штате Мэн убийствами занимался Отдел Криминального Расследования Полиции Штата, и для "мелочников", каковыми они в большинстве своем являлись, потому что и в самом деле в основном занимались мелочами, самое отвратительное время наступало между обнаружением преступления и прибытием группы ОКР. Местные детективы и окружные специалисты прекрасно знали, что именно этот период времени самый благоприятный для того, что все сделанное ими будет сведено на нет группой "защиты", являвшихся на службу в понедельник утром -- представители суда присяжных и Генеральной Прокуратуры, считали что "мелочники", даже из окружных, это свора дворняг с поджатыми хвостами и лязгающими зубами.

      Да еще эта назойливая толпа зевак. Она напоминала Алану стадо зомби из кинофильма "Возвращение Живых Трупов".

      Он достал с заднего сидения машины мегафон на батарейках и стал настойчиво уговаривать всех разойтись. Затем Алан еще раз мысленно просмотрел протокол и позвонил в диспетчерскую. На посту находилась Сэнди Макмиллан. Она была не так надежна, как Шейла Брайам, но не до жиру, быть бы живу... кроме того, Алан предполагал, что Шейла скоро появится тоже, прослышав о происшествии. Не чувство долга приведет, так любопытство.

      Алан попросил Сэнди разыскать Рея Ван Аллена. Ван Аллен по совместительству состоял в должности судебного медэксперта округа Касл -- а также освидетельствовал трупы -- и Алан хотел, чтобы он был на месте, когда прибудет следственная группа.

      -- Слушаюсь, шериф, -- с чувством собственной незаменимости произнесла Сэнди. -- Приступаю к исполнению.

      Алан вернулся к своим людям на место происшествия.

      -- Кто из вас определил, что женщины мертвы?

      Клат и Сит Томас переглянулись растерянно, и сердце у Алана упало. Один ноль в пользу специалистов в понедельник утром. А впрочем, кто знает? Следственная опергруппа еще на место не прибыла, хотя до Алана уже доносился отдаленный вой сирен. Он нырнул под оградительную ленту и на цыпочках, словно ребенок, стремящийся улизнуть из дома незамеченным, подошел к столбу светофора. Больше всего крови скопилось в узком пространстве между тел и в сточной канаве, заполненной опавшими листьями, но густая сеть кровавых капель -- ребята из судебной экспертизы называли этот эффект "писать против ветра" -- образовала широкое кольцо вокруг трупов. Алан опустился на одно колено за границей этого кольца, протянул руку и понял что может дотянуться до трупов -- в том, что это трупы он не сомневался, -- если только, с трудом удерживая равновесие, податься вперед всем корпусом.

      Он оглянулся на Сита, Норриса и Клата. Они сбились в кучу и испуганными, широко распахнутыми глазами, смотрели на него.

      -- Сфотографируйте меня, -- приказал он. Клат и Ситон смотрели на него так, как будто он отдал распоряжение на языке племени тумба-юмба, зато Норрис тут же развернулся, подбежал к машине Алана и, пошарив на заднем сидении, вытащил поляроид, один из двух, какими они пользовались для запечатления мест преступлений. Алан собирался на ближайшем заседании комитета по ассигнованиям выпросить новый аппарат, но теперь все мысли о комитетах и ассигнованиях казались совершенно несущественными.

      Норрис вернулся, навел на него объектив и щелкнул. Съемочный механизм тихонько зажужжал.

      -- Сделай еще один снимок, на всякий случай, -- попросил Алан. -- Вместе с телами. Не хочу, чтобы эти трепачи нудили потом, будто мы разорвали цепочку улик. Черта лысого я ее разорву. -- Он слышал, что говорит голосом старого брюзги, но ничего не мог с собой поделать.

      Норрис еще раз щелкнул аппаратом, зафиксировав положение Алана -- за границей территории улик -- и оба тела рядом со светофором. Алан снова осторожно нагнулся и дотронулся пальцами до окровавленной шеи женщины, лежавшей сверху. Пульса он, конечно, не обнаружил, но зато его прикосновение заставило голову женщины потерять опору, затылок соскользнул со столба, и голова запрокинулась. Алан узнал Нетти и немедленно подумал о Полли.

      О, Господи, взмолился он в душе. Затем, справившись с эмоциями, протянул руку к шее Вильмы, хотя это было бессмысленно -- о каком пульсе могла идти речь, если из головы у нее торчала ручка огромного тесака. Щеки и лоб Вильмы были сплошь покрыты крошечными капельками засохшей крови, походившими на веснушки.

      Алан поднялся и вернулся к товарищам, стоявшим за ограничительной лентой. Он не мог отделаться от мыслей о Полли и злился на себя. Надо выбросить ее из головы, иначе он все дело пустит к чертям собачьим. Интересно, узнал ли кто-нибудь из толпы Нетти, если узнал, то Полли уже наверняка в курсе. Ему оставалось лишь надеяться, что она не придет сюда сама.

      Ты не имеешь права беспокоиться по этому поводу, уговаривал он себя, у тебя на руках два трупа, два убийства, судя по всему.

      -- Доставай свой блокнот, -- бросил он Норрису. -- Будешь вести запись.

      -- Господи, Алан, ты ведь знаешь, какой я безграмотный.

      -- Пиши.

      Норрис передал поляроид Клату и достал из кармана блокнот. Вместе с ним выпала книжка штрафных талонов с его именной печатью в нижнем углу каждого талона. Норрис наклонился, подобрал книжку и рассеянно сунул обратно в карман.

      -- Пиши, -- распорядился Алан. -- Голова женщины, лежащей сверху, обозначаемой впредь Жертвой No1, опиралась на столб светофора. Прощупывая пульс, я сдвинул голову с изначального положения.

      Как просто получается переходить на полицейский язык, подумал Алан. Машины становятся "средствами передвижения", "мошенники" -- подозреваемыми, мертвые люди -- "обозначенными жертвами". Полицейский язык -- чудесный, спасательный стеклянный барьер.

      Он попросил Клата сфотографировать теперешнее положение тела, поблагодарив в душе собственную предусмотрительность -- слава Богу Норрис успел сфотографировать первоначальное положение, до того, как он дотронулся до женщин. Клат щелкнул аппаратом. Алан снова обратился к Норрису.

      -- Пиши дальше: когда голова Жертвы No1 сдвинулась, стало возможным установить личность пострадавшей -- Нетита Кобб.

      Ситон присвистнул.

      -- Это что, Нетти?

      -- Да, именно она.

      Норрис аккуратно записал информацию испросил:

      -- А дальше что, Алан?

      -- Дальше будем дожидаться прибытия опергруппы и постараемся остаться до этого времени в живых или во всяком случае сохранить такой вид.

 
< Пред.   След. >
Copyright @ Stephen King, 1975-2004. Copyright @ Издательство АСТ, издательство КЭДМЭН, переводчики В.Вебер, elPoison и другие. Все права принадлежат правообладателям.