Понравились рассказы?
 
Необходимые вещи. Страница 52 Версия для печати Отправить на e-mail
Написал Super Administrator   

      -- Они повсюду шныряют в этом городе, -сказал Гонт. -- Я ведь вам говорил при встрече.

      -- Да. И... -- Китон замолчал на полуслове, и лицо его побледнело от страха. -- Они могут прослушивать эту линию, мистер Гонт, вы понимаете? Они могут в этот самый момент слушать наш разговор.

      Мистер Гонт оставался невозмутим.

      -- Могли бы, но не подслушивают. Не думайте, что я настолько наивен, мистер Китон. Мне приходилось и раньше с ними пересекаться. И неоднократно.

      -- Не сомневаюсь, -- сказал Китон. Он начинал понимать, что безумная радость, охватившая его от обладания Выигрышным Билетом, в сравнение не идет с нынешней -- встретиться после столетий, как казалось, борьбы в одиночестве и темноте с понимающей душой -- разве не счастье?!

      -- У меня есть некое электронное устройство, которое я присоединяю к своей телефонной линии, -- сказал Гонт спокойным многоопытным тоном. -- Если линия прослушивается, загорается маленькая лампочка. Я сейчас на эту лампочку смотрю, мистер Китон, -- она не горит. Она темна, как темны некоторые души в этом городе.

      -- Вы все понимаете, все! -- Голос Китона дрожал от благодарности за такое глубокое понимание. Он чувствовал, что готов разрыдаться.

      -- Да. И я звоню вам для того, чтобы предупредить -- не принимайте никаких скороспелых решений, не совершайте необдуманных действий. -- Голос по-прежнему звучал спокойно и доброжелательно, и Китону казалось, что его сознание, столь недавно омраченное тяжелыми мыслями, освобождается от них и готово взлететь, словно детский воздушный шарик. -- Вы бы таким образом только облегчили им задачу. Вы понимаете, что могло бы случиться, если бы вы лишили себя жизни?

      -- Нет, -- пробормотал Китон. Он смотрел в окно затуманенным мечтательным взором.

      -- Они бы это событие отметили как праздник. Напились бы до чертиков прямо в кабинете у шерифа Пэнгборна. Потом пошли бы на Отечественное кладбище и помочились бы на вашу могилу!

      -- Шериф Пэнгборн? -- неуверенно переспросил Китон.

      -- Не думаете же вы в самом деле, что такая козявка, как Норрис Риджвик, осмелится действовать самостоятельно, без указаний свыше?

      -- Нет, конечно. -- Китон постепенно прозревал, как будто пелена с глаз спадала. Они! Они -- это всегда была угрожающе-темная грозовая туча над его головой, а когда он пытался ее ухватить, она оказывалась пустотой, паром. Только теперь он наконец стал осознавать, что у Них есть лица и имена. Они даже могут быть уязвимы. Эта мысль приносила несказанное облегчение.

      -- Пэнгборн, Фуллертон, Сэмуэльс, жена Вильямса и ваша собственная жена. Они все -- звенья одной цепи, но я подозреваю, даже, скорее, уверен, что основным скрепляющим звеном все же является шериф Пэнгборн. Если так, то вы его сильно порадуете, облегчив цепь на несколько второстепенных звеньев, а заодно и самого себя убрав с дороги. Более того, уверен, что именно это и есть его главная цель. Но ведь вы не хотите ему помогать в достижении этой цели, правда, мистер Китон?

      -- Ни ззза чччто, -- прошипел Умник. -- Что я должен сделать?

      -- Сегодня ничего. Занимайтесь своими обычными делами. Если хотите, поезжайте на бега и насладитесь еще раз замечательной игрушкой. Если Они увидят, что вы не выбиты из седла, их уверенность поколеблется. Это внесет сумятицу и хаос в ряды врага.

      -- Сумятицу и хаос, -- медленно повторил Китон, как будто дегустируя эти слова.

      -- Именно. А я продолжу разработку своего собственного плана и когда наступит время -- сообщу вам.

      -- Вы обещаете?

      -- Безусловно, мистер Китон. Вы в моих планах играете самую важную роль. На самом деле я вообще не смог бы зайти так далеко, как предполагаю, без вашего участия.

      Мистер Гонт повесил трубку. А мистер Китон положил свой револьвер и шомпол, которым только недавно тщательно чистил дуло, на место. Затем он вышел из кабинета, поднялся на второй этаж, в ванную, запихнул свою пропотевшую одежду в стиральную машину, принял душ и оделся во все чистое. Когда он снова спустился, Миртл со страхом отшатнулась от него, но Китон ласково поздоровался с ней и даже поцеловал в щеку. Миртл поблагодарила в душе Бога. Как бы ни был тяжел кризис, кажется, он миновал.

 

 

      3

 

      Эверетт Френкел был крупным рыжеволосым мужчиной и столь же походил на ирландца, как большинство жителей округа Корк, что вовсе не удивительно, поскольку именно из Корка были родом предки его матери. Вот уже четыре года как он работал первым помощником Рэя Ван Аллена, с тех самых пор как демобилизовался из рядов военно-морского флота. В тот понедельник он появился в Кабинете частной медицинской практики Касл Рок без пятнадцати восемь утра, и старшая медсестра Нэнси Рэмэдж попросила его немедленно отправиться на ферму Бергмейеров. Она сообщила, что у Хелен Бергмейер этой ночью случился приступ, похожий по описанию на эпилептический. Если Эверетт предположительный диагноз подтвердит, ему следовало привезти ее на своей машине в город и показать доктору Ван Аллену, который должен появиться с минуты на минуту, а тот в свою очередь решит, стоит ли ее отправлять в клинику на обследование.

      В другое время Эверетт не слишком обрадовался бы необходимости с самого утра тащиться по вызову, да еще в такую даль, загород, но сегодня, в необычайный для такого времени года жаркий день эта перспектива даже радовала. Кроме того, еще существовала трубка. Едва забравшись в свой "плимут" он открыл "бардачок" и достал ее оттуда. Трубка была пенковая с чашкой широкой и глубокой. Вырезана она была превосходным мастером. Птицы, цветы и виноградные лозы переплетались вокруг чаши в причудливом орнаменте, менявшем рисунок в зависимости от угла зрения. Эверетт оставил трубку в машине не только потому, что курить в кабинете врача было запрещено, но в основном по другой причине: он не желал, чтобы ее видели другие, в особенности такая гусыня, как Нэнси Рэмэдж. Сначала полюбопытствует, где он ее достал, потом -- сколько за нее заплатил. Еще чего доброго начнут выпрашивать.

      Он зажал мундштук в зубах, в который раз порадовавшись тому, как удобно он там устраивался, прямо как влитой. Взглянув на себя в зеркало заднего вида, он вполне удовлетворился тем, что увидел. Трубка делала его гораздо привлекательнее, старше и солиднее, как ему казалось. А сжимая мундштук зубами так, чтобы чаша направлялась несколько под углом -- вправо и вверх, он и чувствовал именно то, что видел: человека привлекательного, средних лет и очень солидного.

      Эверетт поехал по Мейн Стрит по направлению к Тин Бридж, разделявшему город и предместье, но проезжая мимо Нужных Вещей, замедлил ход. Зеленый навес притягивал словно рыболовный крючок с лакомой наживкой. В тот момент казалось очень важным -- просто необходимым -- остановиться.

      Эверетт выключил двигатель, собрался уже выйти из машины, но тут вспомнил, что по-прежнему держит трубку в зубах. Он вынул ее изо рта (с неохотой, надо сказать) и снова запер в "бардачке". На этот раз он почти дошел до порога магазина, прежде чем вспомнил, что оставил машину незапертой, и вернулся. Имея такую трубку, стоит ли рисковать? У кого угодно может возникнуть желание присвоить эту красавицу. У кого угодно.

      Он подошел к двери магазина и остановился, разочарованно вздохнув. На витрине висело объявление:

      ЗАКРЫТО ПО СЛУЧАЮ ДНЯ КОЛУМБА

      Эверетт уже собрался уходить, как дверь отворилась. На пороге стоял мистер Гонт, сам необычайно элегантный и привлекательный в светлокоричневом телячьей кожи пиджаке с модными заплатами на локтях и в грифельно-серых брюках.

      -- Заходите, мистер Френкел, -- радушно пригласил он. -- Рад вас видеть.

      -- Я, видите ли, еду по вызову за город... и вот решил заглянуть, чтобы еще раз выразить вам глубокую признательность за трубку. Мне всегда хотелось иметь именно такую.

      -- Я знаю, -- с сияющей улыбкой сказал Гонт.

      -- Но у вас закрыто, так что я не стану беспокоить...

      -- Мой магазин никогда не бывает закрыт для самых дорогих клиентов, и вас, мистер Френкел, я включаю в их число. И далеко не последним номером. Заходите. -- Он протянул руку.

      Эверетт инстинктивно отпрянул, и Гонт, рассмеявшись, отступил, пропуская молодого фельдшера вперед.

      -- Честно говоря, я не могу задерживаться, -- бормотал Эверетт, но чувствовал, как ноги сами несут его в полутемное помещение магазина, как будто знают что делают.

      -- Еще бы, конечно, не можете, -- сказал Гонт. -- Лекарь должен всегда быть на посту и во всеоружии, чтобы незамедлительно разорвать цепи болезни, сковавшие тело несчастных страдальцев. -- На лице его возникла улыбка, сотканная из слегка вздернутых бровей, раздвинутых губ и крепко сжатых желтых зубов: -- ...А также изгнать дьявола, завладевшего душой. Так?

      -- Приблизительно, -- пробормотал Эверетт и почувствовал некоторое беспокойство, когда Гонт закрыл за ними дверь. Беспокоился он в основном о трубке: как бы с ней чего не случилось. Есть любители забираться в чужую машину. Даже при свете дня.

      -- С вашей трубкой все будет в порядке, -- успокоил Гонт и достал из кармана белый конверт, на котором было написано только два слова: любовь МОЯ. -- Вы помните, что обещали мне сделать одно небольшое одолжение, доктор Френкел?

      -- Я не док...

      Брови мистера Гонта вытянулись в одну прямую линию, сойдясь на переносице, что заставило Эверетта вздрогнуть и замолчать на полуслове. Он даже отступил на шаг.

      -- Вы помните или вы не помните? -- резко переспросил Гонт. -- Отвечайте быстро, молодой человек, а то у меня уже пропадает уверенность в безопасности вашей трубки.

      -- Помню! -- выпалил Эверетт. Он даже охрип от страха. -- Я обещал подшутить над Сэлли Рэтклифф, логопедом.

      Плотное соединение бровей на переносице слегка разошлось, и тут же тревога стала отпускать Френкела.

      -- Ну вот и славно. Пришло время выполнить обещание, доктор. Вот, возьмите.

      Он протянул конверт. Эверетт потянул конверт на себя, стараясь не коснуться при этом пальцев Гонта.

      -- Сегодня в школе выходной день, но мисс Рэтклифф сидит в своем классе, проверяет журналы. Я знаю, вам не по пути к ферме Бергмейеров...

      -- Откуда вы все это знаете? -- воскликнул потрясенный Эверетт глухим голосом, как кричит человек во сне. Мистер Гонт лишь отмахнулся от глупейшего вопроса:

      -- ...но думаю, вам не составит труда заехать в школу на обратном пути, не так ли?

      -- Я думаю...

      -- ...а поскольку посторонние в школе всегда вызывают подозрения, даже когда учеников нет, скажите, что вы заехали к школьной медсестре.

 

      -- Если она на месте, то было бы естественно, я думаю, -- бормотал Эверетт заплетающимся голосом, -- тем более, что я...

      -- ...тем более, что вы до сих пор не забрали отчет по вакцинации школьников, -- закончил за него Гонт. -- Вот и хорошо. На самом деле ее там не будет, но ведь вы этого не могли знать, не так ли? Загляните в кабинет и все. Но по пути туда или обратно, как будет угодно, бросьте конверт в машину мисс Рэтклифф, ту самую, которую ей одолжил ее молодой человек. Я попросил бы вас положить его под сиденье водителя... но не совсем под него. Положите так, чтобы уголок выглядывал.

      Эверетту Френкелу не надо было объяснять, кто таков "молодой человек" мисс Рэтклифф -- учитель физкультуры колледжа. Будь у него выбор, Эверетт предпочел бы разыграть его, самого Лестера Пратта, а не его невесту. Пратт был крепкий телом молодой баптист, всегда ходил в голубых футболках и тренировочных штанах с белыми полосами вдоль обеих штанин снаружи. Это был парень, чьи поры сочились потом и религиозностью в одинаковом количественном (и качественном) соотношении. Эверетту было на него в высшей степени плевать, но он временами задумывался, спала ли с ним мисс Рэтклифф, такой лакомый кусочек. Он думал, что, скорее всего, нет еще. Предполагал, что после слишком долгих поцелуев на крыльце перед расставанием, если Пратт слишком уж распалялся, Сэлли, вероятно, заставляла его сделать несколько приседаний на заднем дворе и пару кругов пробежаться вокруг дома.

      -- Сэлли снова разъезжает на праттмобиле?

      -- Конечно. -- Гонт смотрел на него с некоторым недоверием. -- Так что, доктор Френкел, вы готовы проявить свое остроумие?

      -- Конечно. -- По правде говоря, Эверетт чувствовал большое облегчение. Он боялся, что его заставят делать что-нибудь не слишком приятное: подложить пистон в башмак мисс Рэтклифф, или слабительное в молочношоколадный коктейль, или что-то вроде этого. А конверт -- сущие пустяки, какой вред может причинить конверт?

      Улыбка мистера Гонта, солнечная и доброжелательная, снова озарила лицо.

      -- Очень хорошо. -- Он сделал шаг к Эверетту, а тот с ужасом следил за хозяином магазина, опасаясь, что он захочет положить ему руку на плечо.

      Эверетт сделал предупредительный шаг назад и таким же образом, пятясь, ретировался к выходу, сопровождаемый мистером Гонтом.

      -- Желаю вам наслаждаться трубкой, -- произнес на прощание хозяин магазина. -- Я не говорил вам, что она когда-то принадлежала сэру Артуру Конану Дойлю, создателю великого и несравненного Шерлока Холмса?

      -- Нет! -- У Эверетта перехватило дыхание.

      -- Конечно, не говорил, -- мистер Гонт усмехнулся. -- Ведь это было бы ложью, а я никогда не лгу, даже во имя успеха дела. Итак, не забудьте о своем небольшом долге, доктор Френкел.

      -- Не забуду.

      -- Тогда -- удачи вам и доброго дня.

      -- И вам того...

      Но Эверетт говорил в пустоту. Дверь с зашторенным стеклом уже была закрыта.

 
< Пред.   След. >

Copyright @ Stephen King, 1975-2004. Copyright @ Издательство АСТ, издательство КЭДМЭН, переводчики В.Вебер, elPoison и другие. Все права принадлежат правообладателям.