Подпишись на RSS! Добавь в свой ридер!

Понравились рассказы?
 
Долгий джонт Версия для печати Отправить на e-mail
Написал Super Administrator   



   Виктор   Карун   Вернулся   в   лабораторию,   пошатываясь  от
возбуждения. По дороге из зоомагазина, где он, потратив последние
двадцать долларов, купил девять белых мышей, Карун дважды чуть не
врезался в столб. Осталось у  него всего лишь девяносто три цента
в кармане и восемнадцать долларов на счету в банке, но он об этом
не думал.
   Его  идея   была  в  том,   чтобы  передавать  на   расстояние
элементарные  частицы.  А  так  как  все  тела  в мире состоят из
элементарных  частиц,  то  это  могло  привести  к мгновенной или
практически  мгновенной  телепортации  любого  предмета,  включая
живые существа.
   Идея   была   не   слишким   логичной,   но  поведение  многих
элементарных  частиц  тоже  не  поддавалось сколь-нибудь разумной
логике,   и  правительственная   комиссия,  похмыкав   и  выразив
максимальную степень сомнения, все же финансировала проект.
   Лабораторию  Карун  разместил  в  переоборудованном  сарае. Он
установил два  портала в разных  концах помещения. В  одном конце
размещалась  несложная  ионная  пушка,  какую  можно приобрести в
любом магазине электронного оборудования  за пятьсот долларов. На
другой стороне, сразу за вторым порталом, стояла камера Вильсона.
Между ними  висело нечто похожее на  занавеску для душевой, хотя,
конечно,  никто  не  делает  занавески  для  душевых из листового
свинца. Пропуская  ионный поток через  первый портал, можно  было
наблюдать  его прохождение  в камере  Вильсона. Свинцовый занавес
ионы не пропускал, и, если они  все же появлялись за ним, значит,
можно  было говорить  о телепортации.  Правда, установка работала
только  дважды,  и  Карун  не  имел  ни  малейшего представления,
почему.
   А  в тот  день у  него получилось.  Частицы, которые  никак не
могли  приникать через  свинец, регистрировались  в камере. Карун
менял мощность  потока - камера сразу  же откликалась индентичным
изменением.
   Получилось!
   "Необходимо  успокоиться,  -  уговаривал  себя Карун, переводя
дух. - Надо все обдумать. Никакой пользы от спешки не будет..."
   Ничего не предпринимая, он с минуту молча смотрел на портал.
   "Карандаш, - решил он. - Карандаш вполне подойдет."
   Достав  с  полки  карандаш,  он  медленно  продвинул его через
первый  портал.  Карандаш  исчезал  постепенно,  дюйм  за дюймом,
словно перед глазами Каруна совершался  ловкий фокус. На одной из
граней  значилось:   "ЭБЕРХАРД  ФАБЕР  N%  2"   -  черные  буквы,
выдавленные на желтом фоне. Продвинув карандаш в портал и увидев,
что  от надписи  осталось только  "ЭБЕРХ", Карун  обошел портал и
взглянул на него с другой стороны.
   Там  он обнаружил  аккуратный, словно  обрубленный ножом, срез
карандаша.  Карун  пощупал  пальцами  то  место,  где должна быть
вторая половина карандаша, но там, разумеется, ничего не было. Он
бросился ко второму порталу, расположенному в другом конце сарая,
- на  верхнем  ящике  из-под  апельсинов  лежала  вторая половина
карандаша.  Сердце его  забилось  так  сильно, что  казалось, его
просто  трясет  изнутри.  Карун  схватился  за  заточенный  конец
карандаша и вытянул его из портала.
   Он поднял  карандаш поближе к глазам,  внимательно разглядел и
пронзительно рассмеялся в пустом сарае.

   -  Сработало!  -  закричал   он.  -  Сработало,  черт  побери!
Сработало, и это сделал я!

   За карандашом последовали ключи: Карун просто швырнул их через
портал.  На  его  глазах  ключи  исчезли,  и  в  тот же момент он
услышал, как  они звякнули, упав  на ящик на  другом конце сарая.
Карун побежал туда,  схватил ключи и пошел к  замку. Ключ работал
отлично.  Потом  он  проверил  ключ  от  дома.  Тот тоже исправно
открывал замок.  И так же  хорошо работали ключи  от картотечного
шкафа и от машины.
   Карун  сунул  их  в  карман  и  снял  с  запястья часы. Модель
"Сейко-Кварц  С" со  встроенным микрокалькулятором  позволяла ему
производить  все  простые  вычисления  от  сложения до извлечения
корней.  Сложная  игрушка  и,  что  важно,  с секундомером. Карун
положил  часы  у  первого  портала  и,  протолкнув их карандашом,
бросился  в  другой  конец  сарая.  Когда  он запихивал часы, они
показывали  11:31:07. Теперь  же на  циферблате стояло  11:31:19.
Очень хорошо.  Сходится. Хотя, конечно,  неплохо было бы  иметь у
второго портала ассистента, который подтвердил бы раз и навсегда,
что  на переход  время не  тратится. Однако  сейчас это не важно.
Скоро правительство завалит его ассистентами...
   Он  проверил  калькулятор.  Два  плюс  два  по-прежнему давало
четыре; восемь  деленное на четыре давало  два; квадратный корень
из  одиннадцати по-прежнему  равнялся 3,3166247...  и так  далее.
Значит, при телепортации вещи не теряли своих свойств.
   После этого Карун решил, что пришло время мышей.


   - Что случилось с мышами, папа? - спросил Рикки.

   Марк  на  мгновение  задумался.  Здесь  нужно  будет  проявить
осторожность,  если он  не хочет  напугать детей  и жену перед их
первым  джонтом. Главное  - убедить  их, что  все в  порядке, что
основная проблема уже решена.

   - Тут у него возникли небольшие затруднения...


   Карун поставил коробку с мышами  и надписью "Мы из зоомагазина
"Стакполс" на полку  и проверил аппаратуру. За то  время, пока он
ездил  в  зоомагазин,  ничего  не  случилось,  аппаратура  была в
порядке.
   Открыв коробку,  он сунул туда  руку и вытащил  за хвост белую
мышь.  Посадив  ее  перед  порталом,  он  сказал "Ну, вперед". Та
шустро спустилась по шершавой  стенке ящика из-под апельсинов, на
котором стоял портал, и бросилась  наутек. Карун кинулся за ней и
едва не накрыл  ладонью, но мышь шмыгнула в  щель между досками и
исчезла.

   -  Зараза! -  закричал Карун  и побежал  обратно к коробке. Он
успел как раз вовремя, чтобы столкнуть с края назад в коробку еще
двух беглянок. Затем  он извлек вторую мышь, на  этот раз ухватив
ее за  тельце, и мышь  сразу же вцепилась  зубами в палец.  Он ее
просто бросил, и она полетела, кувыркаясь и болтая лапками, через
портал.  Тут же  Карун услышал,  как она  приземлилась на ящике в
другом конце сарая.

   Помня,  с  какой  легкостью  от  него  удрала  первая мышь, он
бросился туда  бегом. Но оказалось  напрасно. Белая мышь  сидела,
поджав лапки;  глаза ее помутнели; бока  чуть заметно вздымались.
Карун  замедлил шаг  и осторожно  приблизился. Работать  с белыми
мышами ему не  доводилось, но чтобы заметить, что  с мышью что-то
не так, многолетнего стажа не требовалось.


   -  Мышка после  перехода чувствовала  себя не  очень хорошо, -
сказал Марк  детям, широко улыбаясь, и  только жена заметила, что
улыбка его чуть-чуть натянута.


   Карун  потрогал  мышь  пальцем.  Если  бы  не вздымающиеся при
дыхании бока, можно было подумать,  что перед ним чучело, набитое
опилками. Мышь даже не  шевельнулась, она смотрела только вперед.
Он бросил через портал  подвижное, шустрое и энергичное животное;
теперь же  перед ним лежало  вялое существо, в  котором едва-едва
теплилась жизнь.
   Когда  Карун  щелкнул  пальцами  перед  маленькими  выцветшими
глазами мыши, она моргнула... и, повалившись на бок, умерла.


   - Тогда Карун решил попробовать еще одну мышь, - сказал Марк.

   - А что случилось с первой? - спросил Рикки.

   Марк снова широко улыбнулся.

   - Ее с почестями проводили на пенсию.


   Карун  отыскал  бумажный  пакет  и  положил  туда дохлую мышь.
Позже, вечером,  он собирался отнести ее  к ветеринару, чтобы тот
произвел вскрытие  и сказал ему,  все ли у  подопытного зверька в
порядке. Но о вскрытии можно будет подумать потом.
   Карун соорудил небольшую горку, спускающуюся ко входу в первый
портал.  (Первая  "джонт-горка"  сказал   Марк  детям,  и  Патти,
представив, видимо, горку для  мышей, обрадованно засмеялась.) Он
запустил туда  новую мышь и закрыл  выход рукой. Мышь потолкалась
по углам, побродила немного, обнюхивая незнакомые предметы, потом
двинулась к порталу - и исчезла.
   Карун побежал ко второму порталу.
   На ящике лежала мертвая мышь.
   Ни   крови,  ни   распухших  участков   тела,  что   могло  бы
свидетельствовать  о   резких  перепадах  давления,   от  которых
полопались  бы внутренние  органы, Карун  не заметил. Кислородное
голодание?  Опять же  нет.  Для  перехода требовалась  всего доля
секунды: его собственные часы подтвердили, что времени на переход
совсем не тратится, а если и тратится, то чертовски мало.
   Вторая белая  мышь отправилась в тот же бумажный  пакет, что и
первая. Карун достал следующую.  Ее, ухватив понадежнее пальцами,
он сунул а портал хвостом вперед и увидел, что из второго портала
появилась  задняя  половина  мыши.  Маленькие  ножки  лихорадочно
скребли по грубой деревянной поверхности ящика.
   Карун вытащил мышь из портала: никаких признаков болезни и тем
более смерти.
   Карун  извлек из  коробки еще   одну мышь  и сунул  ее хвостом
вперед в портал. Целиком. Затем поспешил ко второму порталу.
   Мышь  прожила  почти  две  минуты.  Она  даже пыталась бежать:
шатаясь, сделала несколько шагов по ящику, упала на бок, с трудом
поднялась, но  так и застыла  на месте. Карун  щелкнул у нее  над
головой пальцами.  Мышь дернулась, сделала еще,  может быть, шага
четыре,  и повалилась.  Бока ее  вздымались все  медленнее, потом
дыхание прекратилось и она умерла.
   По спине у Каруна пробежали мурашки.
   Он достал еще  одну мышь и сунул ее  головой вперед, но только
до половины. Из другого портала появилась голова и передняя часть
маленького тельца. Карун осторожно разжал пальцы, приготовясь тут
же  схватить  зверька,  если  от  попытается  улизнуть.  Но  мышь
осталась  на  месте:  половина  ее  у  одного  портала половина у
второго в другом конце сарая.
   Карун побежал  ко второму порталу.  Мышь еще была  жива, но ее
розовые глаза помутнели. Усы  не шевелились. Обойдя портал, Карун
увидел  удивительное зрелище: перед ним  оказался поперечный срез
мыши  (как  это  было  и  с  карандашом).  Крохотный  позвоночник
животного  оканчивался  белым  концентрическим  кружочком,  кровь
двигалась по сосудам, в  маленьком пищеводе  что-то перемещалось.
"По крайней мере, - подумал он  (и написал позже в статье), - эта
установка может служить прекрасным диагностическим аппаратом".
   Потом Карун заметил, как движение органов замедляется, и через
несколько  секунд  мышь  умерла.  Он  вытянул  ее  из  портала за
мордочку и опустил в бумажный пакет.
   "Достаточно белых мышей, - подумал он.  - Мыши мрут. И если их
пропускать  через портал  целиком, и  если только  наполовину, но
головой  впред.  Если  же  засунуть  мышь  наполовину, но хвостом
вперед,  она  бегает,  как  ни  в  чем  не  бывало.  Что-то здесь
кроется... Может быть, в процессе перехода они видят, или слышат,
или чувствуют нечто  такое, что буквально убивает их.  Что бы это
могло быть?"
   Ответа он не знал, но собирался узнать.
   Он снял со стены у  кухонной двери термометр, бросился обратно
в сарай и сунул его через портал. На входе термометр показывал 83
градуса  по Фаренгейту,  на выходе  - ту  же самую цифру. Значит,
мышей убивал не космический холод. Впрочем, это было видно и так.
Порывшись  в  пустой  комнате,  где  хранились  детские  игрушки,
которыми Карун  развлекал, случалось, наезжавших  в гости внуков,
он  отыскал пакет  с воздушными   шариками, надул  один из  них и
запихнул через портал. Шарик выскочил  из другого портала целый и
невредимый.  Значит,  при  переходе  не  было  и резких перепадов
давления.
   Из  дома  он  принес  аквариум  с  золотыми  рыбками.  Засунув
аквариум в  портал, он побежал  в другой конец  сарая. Одна рыбка
плавала  кверху   пузом,  другая  медленно,   словно  оглушенная,
кружилась у самого  дна, а потом тоже всплыла  пузом вверх. Карун
уже хотел  убрать аквариум, когда  рыбка вдруг дернула  хвостом и
вяло  поплыла.  Медленно,  но,  похоже,  верно  она  справилась с
воздействием  перехода,  и  часам  к  девяти  вечера, когда Карун
вернулся из ветеринарной клиники, рыбка была в норме и вела себя,
как обычно.
   Однако другая умерла.
   Вскрытие мышей в тот же вечер ветеринаром ничего не прояснило.
Насколько  можно было  судить по  визуальному осмотру, без тонких
лабораторных  анализов,  все  внутренние  органы  у  мышей были в
порядке, мыши были  здоровы, если не считать того  факта, что они
все-таки умерли.

 
< Пред.   След. >

Copyright @ Stephen King, 1975-2004. Copyright @ Издательство АСТ, издательство КЭДМЭН, переводчики В.Вебер, elPoison и другие. Все права принадлежат правообладателям.