Подпишись на RSS! Добавь в свой ридер!
Реклама

Поделись с друзьями!

Проголосуй за любимого Кинга!

Понравились рассказы?
 
Кратчайший путь для миссис Тодд Версия для печати Отправить на e-mail
Написал Super Administrator   
-- Вон едет эта Тодд,-- сказал я.
     Хомер  Бакленд проводил взглядом небольшой "Ягуар" и кивнул. Женщина за
рулем помахала рукой в знак приветствия. Хомер еще раз  кивнул  ей  в  ответ
своей  большой  лохматой  головой,  но не поднял руки для выражения ответных
дружеских чувств. Семья Тоддов владела большим летним домом на озере Касл, и
Хомер уже давным-давно был ими нанят сторожем этого дома.

Мне казалось,  что
он  невзлюбил  вторую  жену  Уорта  Тодда  столь  же  сильно,  как ему ранее
нравилась Фелия Тодд -- первая жена хозяина дома.
     Это было как раз два года тому  назад.  Мы  сидели  на  скамейке  перед
магазином Белла, и я наслаждался апельсиновой шипучкой. У Хомера в руках был
стакан  простой минеральной. Стоял октябрь -- самое мирное времечко для Касл
Рока.  Отдыхающие  по-прежнему  приезжали  на  уикэнды  на  озеро,   но   их
становилось  все меньше; и была просто благодать по сравнению с теми жаркими
летними деньками, когда пляжи ломились от тысяч и тысяч  приезжих  отовсюду,
вносивших  в  и  без  того  накаленную  атмосферу  свои собственные и весьма
агрессивные нотки. А сейчас  был  тот  благословенный  месяц,  когда  летних
отдыхающих  уже не было, а для выкладывающих большие денежки за свои причуды
пришельцев-охотников с их огромными ружьями и столь же огромными палаточными
лагерями еще не настали сроки прибытия в городок.
     Урожай почти везде был уже снят. Ночи стояли прохладные,  самые  лучшие
для  крепкого  сна, а потому таким стариканам как мне было еще просто рано и
не на что особенно жаловаться. В октябре небо над озером заполнено облаками,
медленно проплывающими где-то вверху подобно  огромным  белым  птицам.  Меня
всегда   удивляло,  почему  они  кажутся  столь  плоскими  внизу,  у  своего
основания, и почему они там выглядят чуть сероватыми,  словно  тень  заката.
Мне  это нравилось, так же как и то, что я могу просто любоваться отблесками
солнечных лучей на воде и не думать при этом о каких-то жалких и  никому  не
нужных минутах. Только в октябре и только здесь, на скамейке перед магазином
Белла,  откуда  открывается  столь  чудный  вид  на  озеро,  мне иногда даже
приходит в голову сожаление, что я не курильщик.
     -- Она не водит  столь  быстро,  как  Фелия,--сказал  Хомер.--Я  всегда
удивлялся,  как  же  это  так  здорово удавалось женщине с таким старомодным
именем.
     Летние  отдыхающие  наподобие  Тоддов  никогда  особо  не  интересовали
постоянных  жителей небольших городков в Мэне, а уж тем более в той степени,
какую они самонадеянно себе  приписывают.  Старожилы-резиденты  предпочитают
смаковать  собственные любовные истории и ссоры, скандалы и слухи. Когда тот
предприниматель-текстильщик  на  Амсбери   застрелился,   Эстонии   Корбридж
пришлось  подождать  добрую  неделю,  пока  ее  пригласили  на  ленч,  чтобы
послушать, как же ей удалось наткнуться на несчастного самоубийцу,  все  еще
державшего  револьвер  в  окостеневшей  руке.  Но  зато  о своем земляке Джо
Кэмбере, которого загрыз собственный пес, местные старожилы  не  переставали
судачить на все лады и до и после этого случая.
     Ну  да не в этом дело. Просто мы и они бежим по разным дорожкам. Летние
приезжие подобны вольным скакунам или иноходцам. В  то  время  как  все  мы,
выполняющие  годами  изо  дня  в день, из недели в неделю свою работу здесь,
являемся тяжеловозами или другими рабочими лошадками. И все же  исчезновение
в  1973  году  Офелии  Тодд  вызвало  немалый интерес среди местных жителей.
Офелия  была  не  просто  обворожительно  прекрасной  женщиной,  но  и   тем
человеком,  который  сделал немало хорошего для нашего городка. Она выбивала
деньги для библиотеки Слоэна,  помогала  восстановить  памятник  погибшим  в
войнах  и  участвовала  во  многих  подобного рода делах. Но ведь все летние
отдыхающие любят саму идею "выбивать деньги". Вы только упомяните о ней -- и
их  глаза  загорятся  ярким  блеском,  а  руки  начнут  искать,  за  что  бы
зацепиться. Они тут же создадут комитет и выберут секретаря, чтобы не забыть
повестку дня. Они это страшно любят. Но как только вы скажете "время"
(где-нибудь   на  шумном  людном  сборище,  являющемся  каким-то  диковинным
гибридом вечеринки с коктейлями и собрания комитета),-- вы тут  же  лишитесь
удачи.  Время  -- это то, чего никак не могут и не должны терять приезжающие
на лето. Они лелеют его, и если бы они смогли запечатать его в  какие-нибудь
банки-склянки, то наверняка бы попытались законсервировать эту самую большую
ценность  в  своей  жизни.  Но  Фелии Тодд, видимо, нравилось тратить
время,-- работая за стойкой библиотеки столь же рьяно и прилежно, как и  при
выбивании  денег  для  нее.  Когда  нужно было перебрать фундамент и смазать
машинным маслом все внутренние металлические конструкции памятника погибшим,
Фелия  была  в  самой  гуще,  среди  женщин,  потерявших  сыновей   в   трех
кровопролитных  последних  войнах,  такая  же, как и все, с запрятанными под
косынку волосами и в рабочем комбинезоне. А когда  местных  ребятишек  нужно
было  доставить  к  месту  летних  заплывов,  караван машин с детьми вниз по
Лэндинг-роуд неизменно возглавлял сверкающий пикап  Уорта  Тодда,  за  рулем
которого  восседала  Фелия.  Хорошая  женщина. Хотя и не местная, но хорошая
женщина. И когда  она  вдруг  исчезла,  это  вызвало  внимание.  Не  печаль,
конечно,  поскольку  чье-то исчезновение -- это еще не чья-то смерть. Это не
похоже на то, что вы вдруг что-то  ненароком  отрубили  ножом  для  разделки
мяса.  Куда  больше  оно походило на то, словно вы тормозите столь медленно,
что еще долго не уверены, что наконец остановились.
     -- Она водила "Мерседес",-- ответил Хомер на тот вопрос, который я и не
собирался задавать.-- Двухместная спортивная модель. Тодд купил  ее  жене  в
шестьдесят  четвертом  или пятом, по-моему. Ты помнишь, как она возила ребят
все эти годы на игры лягушек и головастиков.
     -- Н-да.
     -- Она везла детей заботливо, со скоростью не более сорока миль, потому
в ее пикапе их всегда было полным-полно. Но это ей  так  нравилось.  У  этой
женщины и котелок варил, и ноги летали, как на крыльях.
     Такие  вещи  Хомер  никогда  не  говорил о своих летних нанимателях. Но
тогда  умерла  его  жена.  Пять  лет  тому  назад.  Она  пахала  склон   для
виноградника,  а  трактор  опрокинулся  на нее, и Хомер очень сильно все это
переживал. Он тосковал никак не меньше двух лет и  только  потом,  казалось,
чуть  отошел  от своего горя. Но он уже не был прежним. Казалось, он чего-то
ожидает, словно продолжения уже случившегося. Вы идете мимо  его  маленького
домика  в сумерках -- и видите Хомера на веранде, покуривающего свою трубку,
а стакан с минеральной стоит на перилах веранды, и в его  глазах  отражается
солнечный  закат,  и  дымок  от  трубки  вьется вокруг его головы.-- Тут вам
непременно приходит в  голову,  по  крайней  мере,  мне:  "Хомер  ожидает
следующего  события".  Это  затрагивало  мое  сознание  и  воображение в
намного большей степени, чем бы мне хотелось, и, наконец, я решил,  что  все
это  потому,  что  будь я на его месте, я бы не ждал следующего события. Это
ожидание слишком напоминает поведение жениха, который уже  напялил  на  себя
утренний  костюм  и  затянул  галстук,  а  теперь  просто сидит на кровати в
спальне наверху в своем доме и то таращится на себя в зеркало, то смотрит на
каминные часы, ожидая одиннадцати  часов,  чтобы  наконец  начать  свадебный
обряд.  Если  бы я был на месте Хомера, я бы не стал ждать никаких следующих
событий и происшествий, я бы только ожидал конца, когда тот  приблизится  ко
мне.
     Но  в  тот  период  своего  ожидания  неизвестно чего и кого -- который
завершился поездкой Хомера в Вермонт годом позже -- он иногда  беседовал  на
эту тему с некоторыми людьми. Со мной и еще кое с кем.
     -- Она  никогда не ездила быстро со своим мужем в машине, насколько мне
известно. Но когда она ехала со мной, этот "Мерседес" мог просто разлететься
на части.
     Какой-то парень подъехал к бензоколонке и начал  заливать  бак.  Машина
имела номерную пластину штата Массачусетс.
     -- Ее  машина  была не из тех новомодных штучек, которые могут работать
только  на  очищенном  бензине  и  дергаются  туда-сюда,  когда  вы   только
переключаете  скорость.  Ее машина была из тех старых, со спидометром до ста
шестидесяти миль в час. У нее была очень веселая светло-коричневая  окраска,
и  я как-то спросил Фелию, как она сама называет такой цвет -- она ответила,
что это цвет шампанского. "Разве это не здорово? " --  спросил
я  --  и  она  так  расхохоталась,  словно готова была лопнуть от смеха. Мне
нравятся женщины, которые смеются сами,  не  дожидаясь  твоего  разъяснения,
когда и почему им следует смеяться, ты же знаешь это.
     Парень у колонки закончил накачку бензина.
     -- Добрый день, джентльмены,-- сказал он, подходя к ступенькам.
     -- И вам тоже,-- ответил я, и он вошел внутрь магазина.
     -- Фелия  всегда  искала,  как  бы и где бы можно срезать расстояние,--
продолжал Хомер, словно нас никто и не прерывал.-- Она была просто  помешана
на  этом.  Я  никогда  не  видел  здесь  никакого  особого  смысла.  Она  же
говаривала,  что  если  вы  сумеете  сократить  расстояние,  то  этим  также
сэкономите  и  время.  Она  утверждала,  что  ее  отец присягнул бы под этим
высказыванием. Он  был  коммивояжером,  постоянно  в  дороге,  и  она  часто
сопровождала  его  в этих поездках, всегда стремясь найти кратчайший путь. И
это вошло не только в привычку, а в саму ее плоть и кровь.
     -- Я как-то спросил ее, разве это не забавно, что она, с одной стороны,
тратит свое драгоценное свободное время на расчистку  той  старой  статуи  в
сквере  или  на  перевозку  мальцов на занятия плаванием, вместо того, чтобы
самой играть в теннис, плавать и загорать, как  это  делают  все  нормальные
отдыхающие,--  а  с  другой  стороны  -- она едет по чертову бездорожью ради
того, чтобы сэкономить какие-то несчастные пятнадцать минут на дороге отсюда
до Фрайбурга, поскольку мысль об этом вытесняет все прочее  из  ее  головки.
Это  просто выглядит так, словно она идет наперекор естественной склонности,
если так можно выразиться. А она просто посмотрела на меня и сказала:
     "Мне нравится помогать людям, Хомер. А также я люблю водить машину,  по
крайней   мере,  временами,  когда  есть  какой-то  вызов,  но  я  не  люблю
время, которое уходит на это занятие. Это напоминает починку  одежды:
иногда  вы  ее  штопаете,  а иногда просто выбрасываете. Вы понимаете, что я
здесь подразумеваю?"
     "Думаю, что да, миссис",-- сказал тогда я, здорово сомневаясь  в  этом,
на самом деле.
     "Если  сидение  за  рулем  машины  было  бы всегда мне приятно и
казалось самым лучшим времяпрепровождением, я бы  искала  не  кратчайших,  а
самых  длинных путей",-- сказала она мне, и это мне показалось очень смешным
и занятным.
     Парень из Массачусетса вышел из магазина с шестибаночной упаковкой пива
в одной руке и несколькими лотерейными билетами в другой.
     -- У вас веселый уик-энд,-- сказал Хомер.
     -- У -меня здесь всегда так,-- ответил тот.--  Единственное,  о  чем  я
всегда мечтаю, это то, чтобы пожить здесь целый год.
     -- Ну,  тогда  мы  постараемся сохранить здесь все в том же виде, чтобы
все было в порядке, когда вы  сможете  приехать,--  заявил  Хомер,  и
парень рассмеялся.
     Мы смотрели, как он отъезжает на своей машине с массачусетским номером.
Номер  был  нанесен  на  зеленую  пластину.  Моя  старуха говорит, что такие
пластины автоинспекция штата Массачусетс присваивает только  тем  водителям,
которые  не  попадали в дорожные происшествия в этом странном, озлобленном и
всегда бурлящем штате в  течение  двух  лет.  "А  если  у  тебя  происходили
какие-то  нарушения,--  говорила  она,--  тебе  обязательно  выдадут красную
пластину, чтобы люди на дороге остерегались  повторных  инцидентов  с  твоим
участием".
     -- Они ведь оба были из нашего штата, ты знаешь,-- сказал Хомер, словно
парень из Массачусетса напомнил ему об этом факте.
     -- Да, я это знаю,-- ответил я.
     -- Тодды ведь были словно те единственные птицы, которые зимой летят на
север,  а  не  на  юг.  Это  что-то новое, и мне кажется, что ей не очень-то
нравились эти полеты на север.
     Он глотнул своей минеральной и помолчал с минутку, что-то обдумывая.
     -- Она,  правда,  никогда  об  этом  не  говорила,--   продолжал
Хомер.--  По  крайней  мере, она никогда, насколько я могу судить, не
жаловалась на это. Жалоба была бы  подобна  объяснению,  почему  она  всегда
искала кратчайших путей.
     -- И  ты  думаешь,  что  ее  муж не замечал, как она тряслась по лесным
дорогам между Касл Роком и Бэнгором только для того, чтобы сократить  пробег
на девять десятых мили?
     -- Его  не заботила вся эта ерунда,-- коротко отрезал Хомер, после чего
он встал и пошел в магазин.
     "А теперь, Оуэне,-- сказал я самому себе,-- ты  будешь  знать,  что  не
следует   задавать   ему   никаких   вопросов,   когда  он  что-то  начинает
рассказывать, поскольку ты забежал сейчас чуть вперед и  всего  одним  своим
ненужным высказыванием похоронил столь интересно начавшийся было рассказ".
     Я  продолжал  сидеть  и  повернул лицо вверх к солнцу, а он вышел минут
через десять, неся только что сваренное яйцо. Хомер сел и начал есть яйцо, а
я сидел рядышком и помалкивал, а вода в озере иногда так блестела и отливала
своей голубизной, как об этом можно только прочитать в романах о сокровищах.
Когда Хомер наконец прикончил яйцо и вновь принялся  за  минеральную,  вдруг
вернулся к своему рассказу. Я был сильно удивлен, но не сказал ему ни слова.
Иначе это бы только снова все испортило.
     -- У них ведь было две, а точнее, три машины на ходу,-- сказал Хомер.--
Был "Кадиллак",  его грузовичок и ее дьявольский спортивный "Мерседес". Пару
зим назад он взял этот грузовичок на тот случай,  если  им  вдруг  захочется
сюда приехать зимой покататься на лыжах.
     А вообще-то летом он водил свой "Кадди", а она "Мерседес"-дьяволенок.
     Я  кивнул, но не проговорил ни слова. Мне все еще не хотелось рисковать
отвлечь его от рассказа своими комментариями. Позднее уже я  сообразил,  что
мне бы пришлось много раз перебивать его или задавать свои дурацкие вопросы,
для  того  чтобы заставить Хомера Бакленда замолчать в тот день. Он ведь сам
настроился рассказывать о кратчайших путях миссис Тодд возможно более длинно
и неспешно.
     -- Ее  маленький   дьяволенок   был   снабжен   специальным   счетчиком
пройденного  пути,  который  показывал,  сколько миль пройдено по выбранному
вами маршруту, и каждый раз, как она отправлялась из Касл  Лейка  В  Бэнгор,
она  ставила  этот  счетчик  на  нули и засекала время. Она превратила это в
какую-то игру и, бывало, не раз сердила меня всем этим сумасбродством.
     Он остановился, словно прокручивая сказанное обратно.
     -- Нет, это не совсем правильно. Он снова замолчал, и глубокие бороздки
прочертили его лоб подобно ступенькам лестницы в библиотеку.
     -- Она заставляла тебя думать, что она сделала игру из всего этого,  но
для  нее  все  было серьезно. Не менее серьезно, чем все прочее.-- Он махнул
рукой, и я подумал, что он здесь  подразумевает  ее  мужа.--  Отделение  для
перчаток и всяких мелочей в ее спортивной машине было сплошь забито картами,
а еще больше их было позади, в багажнике. Одни из них были карты с указанием
местонахождения   бензоколонок,   другие   были   вырванными  страницами  из
"Дорожного  атласа"  Рэнди  Макнэлли.  У  нее  также  было  полно  карт   из
путеводителей   Аппалачской   железной   дороги   и   всяких   туристических
топографических обзоров. Именно то, что у нее было столько всяких  карт,  на
которые  она  наносила  выбранные  маршруты,  заставляет меня думать, что ее
занятия с ними были далеки от игры.
     -- Она  несколько  раз  прокалывалась,  а  также  один  разок  прилично
чмокнулась с фермером на тракторе.
     -- Однажды  я  целый  день клал кафель в ванной, сидел там, залепленный
цементом, и не думал ни о  чем,  кроме  как  не  расколоть  бы  эту  чертову
черепицу,--  а  она  вошла  и  остановилась в дверном проеме. Она начала мне
рассказывать обо всем этом довольно подробно. Я, как сейчас  помню,  немного
рассердился,  но  в  то  же  время  вроде  бы  и  как-то  заинтересовался ее
рассуждениями. И не потому только, что мой брат Франклин жил ниже Бэнгора  и
мне  пришлось поездить почти по всем тем дорогам, о которых она рассказывала
мне. Я  заинтересовался  только  потому,  что  человеку  моего  типа  всегда
интересно  знать  кратчайший  путь,  даже  если он и не собирается им всегда
пользоваться. Вы ведь тоже так делаете?


 
< Пред.   След. >
Copyright @ Stephen King, 1975-2004. Copyright @ Издательство АСТ, издательство КЭДМЭН, переводчики В.Вебер, elPoison и другие. Все права принадлежат правообладателям.