Понравились рассказы?
 
Кристина. Страница 30 Версия для печати Отправить на e-mail
Написал Super Administrator   
Рядом развешаны нечитабельные  проспекты дюжины компаний,  продающих автозапчасти. На  другой  стене висела фотография  самого Уилла Дарнелла,  в кожаной   куртке  восседавшего  на  миниатюрном  мотоцикле,  который  грозил развалиться под  его  массивной  тушей.  В помещении стоял  запах неубранных окурков и пота. Сейчас Дарнелл сидел  в вертящемся  кресле с подлокотниками. За  его  спиной   пыхтела  маленькая  подушечка.  Звуки  были  усталыми,  но безропотными. Он достал спичку из пустой головы керамического  негритенка и, чиркнув  о  полоску  наждачной бумаги,  окаймлявшей края  его стола,  разжег обслюнявленный кончик сигары.      - Хочешь пепси, детка?      - Нет, спасибо,  - сказал я и сел  в кресло с прямой спинкой,  стоявшее напротив него.      Он  посмотрел  на меня - снова тот  же холодный оценивающий взгляд  - и кивнул.      - Как папа, Дэннис? Мотор не барахлит?      - У него все  в  порядке. Когда я  ему сказал, что Эрни поставил машину сюда, он сразу вспомнил вас. Он сказал, что сейчас с цифрами занимается Билл Апшо.      - Да.  Хороший  человек. Хороший человек.  Не такой хороший,  как  твой папа, но хороший.      Я  кивнул.  Наступило  молчание, и я  почувствовал себя  неловко.  Уилл Дарнелл, казалось, неловкости  не  испытывал, казалось, он вообще ничего  не испытывал. У него был все тот же холодный оценивающий взгляд.      - Твой дружок прислал тебя разузнать, ушел ли  Реппертон на самом деле? - спросил он так неожиданно, что я подскочил в кресле.      - Нет, - проговорил я. - Вовсе нет.      - Ну скажи ему, что  он  ушел. - продолжил Дарнелл,  проигнорировав мои слова. -  Маленькая хитрая  задница.  Когда они  ставят сюда  машины,  я так говорю: ведите себя прилично или убирайтесь вон. Он работал  у  меня то тут, то  там  понемногу и,  наверно, стал думать,  что получил  золотой ключик от своих бабок. Маленький хитрожопый панк.      Он  тяжело  закашлялся  и  долго   не  мог   остановиться.  Кашель  был болезненным. У меня появилось  какое-то  клаустрофобическое чувство, хотя  в комнате было окно, выходившее на гараж.      - Эрни хороший мальчик, - наконец произнес Дарнелл, снова  оглядев меня с головы до ног. - Он хорошо делает свое дело.      Какое дело? Я  хотел  спросить, но  не смел. Дарнелл сам рассказал. Его явно тянуло на откровенность.      -  Подметает пол  в конце  дня,  пересчитывает  и сортирует  инструмент вместе с Джимми Сайксом. С инструментами здесь надо  быть настороже, Дэннис. Стоит только отвернуться, как у  них вырастают ноги.  - Он засмеялся, и смех перешел в короткий приступ астмы. - И еще готовит запчасти к продаже. У него хорошие  руки. Хорошие  руки и плохой вкус на машины. Давно не  видел худшей рухляди, чем та, пятьдесят восьмого года.      - По-моему, он относится к ней как к хобби, - сказал я.      -  Да, только  из-за нее  готов  перегрызть глотку любому  панку  вроде Реппертона.      - Он же трудится над ней.      -  А  какие  штуковины  он  с  ней  вытворяет?  - спросил  Дарнелл.  Он наклонился  вперед, его широкие  плечи  поднялись  до уровня  макушки. Брови нахмурились, а  маленькие глазки превратились в  два сверкающих буравчика. - Что за фигня у него на уме? Я всю жизнь занимаюсь этим делом и еще не видел, чтобы  хоть один  дурак  ремонтировал  машину так, как он.  Это что,  шутка? Забава?      -  Я не совсем понимаю вас, - сказал  я, хотя  понимал - и  великолепно понимал - его.      -  Тогда  объясняю,  - сказал Дарнелл. - Он пригоняет ее сюда и сначала делает то, что  я от него ожидаю. Ведь у него деньги не сыплются из задницы, верно? Если бы сыпались, его  бы здесь не  было. Он меняет масло. Он  меняет фильтр.  Однажды я вижу, что он поставил два новых "файрстона" спереди и два новых колеса сзади.      Два сзади? Я удивился, но  потом решил, что он купил три новых колеса и поставил вместе с тем, которое я купил по пути сюда.      - Затем я прихожу и вижу,  что он заменил  щетки на  ветровом стекле, - продолжал Дарнелл. - Не так  странно, если не учитывать, что машина не будет ездить - под дождем или под солнцем - еще черт  знает сколько времени. Затем появляется новая антенна, и я начинаю думать, что он захотел послушать радио и  посадить  аккумуляторы.  Теперь  заменил обивку  на  сиденье  и  половину решетки. Так что же это? Забава?      - Я не знаю, - признался я. - Новые детали он купил у вас?      - Нет, - помрачнев, сказал Дарнелл. - Я не знаю, где он достает их. Эта решетка  - на ней  нет не единого пятнышка.  Должно быть,  он  заказал ее. У дилеров "крайслера" в Нью-Джерси или еще у  кого-то. Но где вторая половина? Не слышал, чтобы решетки высылали по частям.      - Я не знаю. Правда. Он раздавил сигару.      - Только не говори мне, что ты не любопытен. Я видел,  как ты обхаживал машину. Я пожал плечами:      - Эрни  почти ничего не  говорит о  ней,  - сказал  я.  - Это  его отец попросил  меня посмотреть  на нее. Правда. Он интересуется, как продвигается дело.      -  Немного  дерьма  на  семейном  фронте,  да?  -  Правый глаз Дарнелла сморщился во что-то похожее на подмигивание. - Парню достается за то, что он хочет выбраться из пеленок?      - Ну да, знаете.      - Еще бы мне не знать.      Он поднялся и, обойдя стол, хлопнул меня по спине так,  что я мгновенно очутился на ногах. Несмотря на одышку и кашель, он был достаточно силен.      - Хотя и не знал,  -  проговорил  он, провожая меня к  двери.  Его рука лежала на моем плече, заставляя меня нервничать и вызывая во мне отвращение. - Я скажу, меня еще кое-что  волнует, -  добавил  он. - Мне здесь приходится видеть сотни тысяч автомобилей  в  год - ну, не так много, но  ты понимаешь, что я имею  в виду, - и у меня  глаз наметан. Знаешь, я могу поклясться, что уже видел ее, когда она не была такой рухлядью. Где он нашел ее?      - У человека по фамилии Лебэй. Ролланд Лебэй, - сказал я, вспомнив, что Джордж Лебэй говорил о работе его брата над Кристиной: ведь тот занимался ею в каком-то гараже самообслуживания.      Дарнелл остановился как вкопанный.      - Лебэй? Ролли Лебэй?      - Да, именно у него.      - Военный? Демобилизованный?      - Да.      - Иисус Христос,  ну конечно! Он лет восемь пригонял ее с регулярностью будильника,  поставленного на  шесть  часов, а потом перестал. Давным-давно. Вот уж кто  был ублюдком. Если  бы ты налил кипящей  воды  в  его ублюдочную глотку, то он выплюнул бы  тебе  кубики льда. Он не мог ужиться  ни с  одной живой душой!      Он крепче сжал мое плечо.      - Твой друг Каннингейм знает, что  жена  Лебэя покончила  с собой в его машине?      -  Что?  - спросил я, изобразив удивление -  мне  не хотелось, чтобы он знал  о  моей  излишней любознательности  и о  разговоре  с братом  Лебэя. Я боялся, что  Дарнелл поделится полученной информацией  с Эрни  и  сообщит ее источник.      Дарнелл рассказал мне всю историю. Сначала дочь, потом мать.      - Нет, - сказал я, когда он закончил. - Я уверен, что Эрни ничего этого не знает. Вы собираетесь рассказать ему?      Глаза опять оценивающе сузились.      - А ты?      - Нет, - ответил я. - Не вижу причин делать это.      - Я  тоже. - Он открыл дверь,  и  пыльный  воздух  гаража показался мне почти освежающим после прокуренного  помещения. - Будь я проклят, если он не был   порядочным  сукиным   сыном,  этот  Лебэй.   Я  надеюсь,   сейчас   он выворачивается  наизнанку в аду. - Его  губы  на мгновение сжались в злобную ухмылку, а затем он взглянул туда, где на стоянке номер двадцать должна была находиться Кристина, сияющая новой антенной и половиной  решетки. - Эта сука вернулась, - сказал он и посмотрел на меня. -  Говорят, плохой  пенни всегда возвращается, да?
 
< Пред.   След. >

Copyright @ Stephen King, 1975-2004. Copyright @ Издательство АСТ, издательство КЭДМЭН, переводчики В.Вебер, elPoison и другие. Все права принадлежат правообладателям.