Реклама

Поделись с друзьями!

Проголосуй за любимого Кинга!

Понравились рассказы?
 
Кристина. Страница 41 Версия для печати Отправить на e-mail
Написал Super Administrator   
       -  Они тебе не помогут, если  ты плохо окончишь школу, - возразила она, решив  перевести  разговор  на другую тему.  -  Ты  стал  получать  неважные отметки.      - Это не имеет значения.      -  То   есть   как   "не   имеет  значения"?   У  тебя  отставание   по дифференциальному  исчислению!   На   прошлой  неделе  мы  получили  красную карточку! Красные  карточки  высылались родителям детей, чья успеваемость на студенческих курсах была ниже допустимой.      - Это результат одного-единственного экзамена. Вы знаете, что в целом у меня вполне приличная успеваемость...      -  Она снизится!  -  резко  сказала она  и  шагнула к  нему.  - Красная карточка - это только начало, можешь поверить мне и твоему отцу.      Эрни встал со стула и улыбнулся; Регина враждебно посмотрела на него.      - Хорошо, - сказал он. - Пусть она стоит здесь до конца экзаменов. Если я  не  наберу  нужного  количества баллов,  то  продам  ее  Дарнеллу.  Он  с удовольствием  купит машину, потому  что сейчас  она в хорошем состоянии. Со временем она  будет  только улучшаться. -  Эрни задумался.  - Я даже  больше скажу. Я избавлюсь  от машины в том случае, если в течение всего семестра не буду иметь примерной успеваемости по исчислению.      -  Нет,  -  незамедлительно  ответила  Регина.  Она  бросила   на  мужа предупреждающий взгляд. Тот хотел было открыть рот, но промолчал.      - Почему нет? - мягко спросил Эрни.      - Потому что это  уловки,  и ты сам прекрасно знаешь, что это уловки! - внезапно закричала  на  него  Регина, охваченная приступом  неконтролируемой ярости. -  И я не  собираюсь выслушивать  твои дерзости! Я твоя мать, я.., я меняла твои грязные пеленки! Я сказала, что она  не будет стоять здесь, и ты сделаешь так, чтобы я ее больше не видела! Все! Хватит!      - Пап, как ты себя чувствуешь? - спросил Эрни, переведя взгляд.      Майкл снова открыл рот и хотел что-то сказать.      - Он себя чувствует так же, как и я, - проговорила Регина.      Эрни опять посмотрел на нее. Их одинаково серые глаза встретились.      - То, что я говорю, не имеет значения, да?      - Думаю, дело зашло слишком да...  Она хотела  повернуться  и  уйти, но Эрни схватил ее за локоть.      - Не имеет  значения, да?  Да? Когда ты что-то решила, то уже ничего не видишь, не слышишь и ни о чем не думаешь.      -  Эрни, остановись! - закричал  на  него Майкл. Эрни и Регина смотрели друг на друга ледяными глазами.      - Я скажу, почему ты не хочешь меня слушать, - произнес Эрни все тем же мягким  голосом.  -  Не  из-за денег,  потому  что  автомобиль помогает  мне зарабатывать их. И не из-за отметок, потому что они  не хуже, чем прежде. Ты это и сама знаешь. Ты выходишь из  себя, но не  из-за этого,  ты не выносишь того, что не можешь держать меня под каблуком, как своих студентов, как его, - он ткнул пальцем в сторону Майкла, - и как меня держала  все время. - Эрни покраснел. Его руки были сжаты в кулаки, которые он упер в бока. - У тебя на языке только дерьмовые  либеральные разглагольствования  о  том,  как  семья вместе решает проблемы, вместе  обсуждает дела, вместе находит ответы. Но на самом деле ты одна решала, что мне одевать в школу, какие школьные ботинки я должен был носить, с  кем я мог играть, а с кем не мог,  ты решала, куда нам поехать  на каникулы, ты говорила ему,  когда продать машину и  какую купить взамен. Теперь эти дела тебе не удаются, и поэтому тебе так дерьмово,  разве нет?      Она  наотмашь  ударила  его  по  лицу.  Звук  пощечины  раздался,   как пистолетный выстрел в общей  комнате. На  улице уже почти стемнело. Кристина стояла  на асфальтовой дорожке  Каннингеймов, повернутая  передними фарами к дому, - она холодно смотрела на эту безобразную семейную сцену.      Неожиданно Регина заплакала. Подобный  феномен,  сравнимый  с  дождем в пустыне, Эрни наблюдал всего  пять или шесть раз  в жизни - и ни разу не был причиной слез.      Ее слезы  испугали Эрни - так позже  говорил он Дэннису - уже  тем, что появились. Но еще  больше он испугался оттого, что она сразу стала выглядеть очень постаревшей  и  усталой,  точно  за несколько секунд успела прожить не меньше двадцати  лет.  Ее  серые глаза  внезапно  выцвели, по щекам  поплыла размытая косметика.      Она  проковыляла  к  камину,  чтобы выпить остатки джина с тоником,  но стакан выскользнул из ее пальцев. Он  упал на пол  и вдребезги разбился. Все трое смотрели  на осколки  и  молчали,  пораженные  тем, что дело зашло  так далеко.      Затем она поговорила слабым голосом:      -  Я не хочу, чтобы она стояла  в нашем гараже или на дорожке, Арнольд. Он холодно ответил:      - Я ее не оставлю здесь.      Он пошел к выходу. Остановившись на полпути, он повернулся и оглядел их обоих:      -  Спасибо.  Спасибо за то, что вы  меня так понимаете. Большое спасибо вам обоим. Он ушел.           21/ ЭРНИ МАЙКЛ            Майкл  догнал  Эрни  на  асфальтовой дорожке, когда тот уже  подходил к Кристине. Он  положил руку на плечо Эрни. Эрни стряхнул ее  и  пошел дальше, вынимая ключи от машины.      - Эрни. Пожалуйста.      Эрни резко обернулся. Одно мгновение показалось, что он  вот-вот ударит своего отца. Затем  он  расслабился  и оперся левой  рукой на  крыло машины, точно хотел, чтобы ему передалась часть ее силы.      - Ладно, - сказал он. - Что тебе  нужно?  Майкл открыл рот, но не знал, как продолжить. На его лице  застыло  беспомощное  выражение -  оно  было бы смешным, если бы не было таким жалким. Как и Регина, он выглядел постаревшим на несколько лет.      - Эрни, - с трудом выдавил он. - Эрни, прости меня.      - Ах, вот  оно  что. - Эрни  вновь повернулся и открыл дверцу водителя. Оттуда  повеяло  приятным запахом хорошо  ухоженной  машины.  -  Тебе  проще попросить прощения, чем заступиться за меня.      -  Пожалуйста,  -  повторил  Майкл. -  Для меня  это было действительно трудно. Труднее, чем ты думаешь.      Что-то в его голосе заставило Эрни обернуться еще  раз.  В  глазах  его отца замерли мольба и отчаяние.      -  Я  не говорил,  что хотел заступиться  за тебя, -  сказал Майкл. - Я понимаю ее так же, как и тебя. Ты толкнул ее, ты решил добиться своего любой ценой....      У Эрни вырвался хриплый смешок:      - Иными словами, так же, как и она.      - У  твоей матери  сейчас  происходит изменение  в  жизни,  -  спокойно произнес Майкл. - Оно крайне сложно для нее.      Эрни уставился  на него,  подумав, что  ослышался.  Он  не понял, каким образом слова его отца могли относиться к их разговору.      - Ч-что?      - Изменение.  Она боится, она слишком много пьет, а иногда ей физически больно. Не часто, - сказал он,  встретив  встревоженный взгляд Эрни, - врачи говорят, что это из-за эмоционального напряжения.  Ты ее единственный сын, и сейчас  для нее самое главное, чтобы  у  тебя все было нормально - не важно, какой ценой.      -  Она  хочет  все делать  по-своему. И в этом нет  ничего  нового. Она всегда хотела все делать по-своему.      - Она бы ничего не сказала, если бы ты не захотел все делать по-своему, - заметил Майкл. - Почему  ты думаешь, что  ты  другой?  Или лучше  нее?  Ты сейчас старался подражать ей, она это видела. И я это видел.      - Она первая начала...      -  Нет,  начал ты, когда привез машину домой. Ты же знал, как она будет себя чувствовать.  И она права  в другом.  Ты изменился.  Это началось в тот день, когда ты пришел с Дэннисом и сказал, что купил машину. Ты думаешь, что тогда не расстроил ее?      - Но, пап...
 
< Пред.   След. >
Copyright @ Stephen King, 1975-2004. Copyright @ Издательство АСТ, издательство КЭДМЭН, переводчики В.Вебер, elPoison и другие. Все права принадлежат правообладателям.