Понравились рассказы?
 
Кристина. Страница 46 Версия для печати Отправить на e-mail
Написал Super Administrator   
     - Я люблю тебя, -  впервые сказала  она  и скользнула за дверь, оставив его, ошеломленного и разгоряченного, стоять на запорошенном снегом крыльце.      Из оцепенения его  вывела мысль о  том, что  Кэйботы могли посмотреть в окно и увидеть одинокую человеческую  фигуру, замершую перед  их  домом.  Он повернулся и пошел к дороге, улыбаясь и потирая озябшие пальцы.      В том месте,  где протоптанная  тропинка пересекалась с  тротуаром,  он остановился,  и  улыбка сползла  с его  лица. Кристина стояла у  обочины, на стенках  поблескивали   растаявшие  снежинки,   освещенные  красными  огнями изнутри. Он оставил Кристину с включенным двигателем, и она заглохла. Уже во второй раз.      -  Мокрая  проводка,  - пробормотал  он.  -  Вот  и все. -  Он  недавно перебирал...      "С кем из нас ты проводишь больше времени? Со мной.., или с ней?"      Улыбка вернулась,  но теперь она была немного виноватой. Ну конечно, он проводил больше времени с машинами  - вообще с машинами. В том-то и состояла его работа у Уилла. Но ведь смешно думать, что...      Ты солгал ей. Вот в чем правда, не так ли?      "Нет, - нерешительно сказал он себе. - Нет, ты не можешь думать, что на самом деле солгал ей".      Или?..      Да, солгал. Он больше времени проводил с Кристиной.      И это было...      Было...      - Не то, - процедил он сквозь зубы.      Он стоял на  тротуаре, а  перед  ним стоял  его  заглохший  автомобиль, чудесным  образом воскресший путешественник во времени, пришедший  из  эпохи Бадди Холли, Хрущева и  космических собачек, и он внезапно возненавидел его. Он что-то сделал ему, что-то непонятное. Что-то.      Он открыл дверцу водителя,  скользнул за руль и снова захлопнул дверцу. Он  закрыл глаза.  Умиротворенность наполнила  его,  все вещи встали на свои места. Да, он лгал ей, но ложь была невелика.  Просто небольшой обман. Нет - не имеющий никакого значения обман.      Не открывая глаз, по  потрогал кожаный  квадратик, висевший на ключах - на  его старой,  потертой поверхности были выжжены инициалы  "Р.Д.Л.". Он не собирался искать  ни нового кольца для ключей, ни нового  куска кожи,  чтобы выдавить на нем собственные инициалы.      Но с этим кожаным  брелоком на ключах произошло что-то особенное, разве нет? Да. В самом деле произошло.      Когда  он  отсчитывал деньги в кухне Лебэя, кожаный квадратик, лежавший на красно-белой скатерти, был потертым и совсем почерневшим от времени,  так что инициалы на нем были почти незаметны.      Теперь их буквы вновь проступили, свежие и чистые. Они обновились.      Но,  как  и ложь, это было совершенно не  важно.  Сидя в  металлическом панцире корпуса Кристины, он ясно чувствовал, что именно это и было правдой.      Он знал - все было совершенно не важно.      Он повернул ключ. Стартер зажужжал, но зажигания не было.      - Ну, давай, - прошептал Эрни. - Давай, Кристина. Давай!      Он  погладил  руль и  снова  повернул  ключ.  Зеленые кошачьи  глаза на приборной доске мгновенно зажглись, и двигатель заработал ровно и мощно.      Ли не могла  понять  его.  Ее не было здесь раньше.  Она не видела  его прыщей, не  слышала криков: "Эй, Пицца с Ушами!" Она не знала  его бессилия. Ему казалось,  она  не могла понять  даже  того простого факта, что, не будь Кристины,  он  никогда не набрался бы  храбрости позвонить ей по  телефону - даже если бы  она отпечатала  на  майке  Я  ХОЧУ  ПОЙТИ НА  СВИДАНИЕ С  ЭРНИ КАННИНГЕЙМОМ и ходила бы в  ней по городу. Она не могла понять, что порой он чувствовал  себя  на тридцать или  даже  на пятьдесят лет старше - вовсе  не мальчиком,  а  каким-то  безнадежно  изувеченным  ветераном,  вернувшимся  с какой-то необъявленной войны.      Его рука потянулась к  радиоприемнику и включила  его. Ди  Ди Шарп пела "Время  картофельного  пюре",  музыкальный  сумбур, накатывавший  по  волнам ночного эфира.      Он  снял машину с тормоза и повел ее в аэропорт, откуда думал добраться до дома  одиннадцатичасовым  автобусом. Однако  вместо  него  он вернулся  к родителям полуночным рейсом и, уже лежа в постели и вспоминая жаркие поцелуи Ли, вдруг осознал, что в минувший вечер потерял целый час и не знал, где мог провести его. Этот час пропал где-то по дороге от дома Кэйботов к аэропорту. Эрни почувствовал  себя, как  человек, переворачивающий  весь  дом  и ищущий какую-то понадобившуюся вещицу, которая на самом деле находится в другой его руке. Ощущение было явственное.., и немного пугающее.      Где он был?      Он  отчетливо помнил,  как  отъехал  от обочины у дома Ли,  а  затем.., просто катался.      Да. Катался. Вот и все. Ничего особенного.      Ему  показалось, что во время  поездки он переключил приемник на другую волну, но  вместо  УКВ-104 и  рок-уик-энда  он опять поймал  радио  WDIL,  и программу  вел какой-то  сумасшедший  диск-жокей вроде  Алана Фреда, который хрипло передразнивал Джея  Хоукинса: "Тебе  не  уйти  от моих  ча-а-а-р-р.., потому что ты мо-о-о-й-й!.."      И еще ему показалось, что он приехал в аэропорт с мерно пульсировавшими -  будто повторявшими удары  сердца -  передними  фарами,  а когда вылез  из машины, то облегченно вздохнул.           x x x            И вот он лежал в постели и не мог заснуть. Что-то было не так.      Что-то началось,  что-то  происходило. Он не мог солгать  самому себе и сказать, что  ничего  не происходило. Слишком  много  людей хвалили  его  за отличный ремонт машины. Он приезжал на ней в школу, и ребята из автомагазина залезали под  днище, чтобы посмотреть  на новые выхлопные трубы, глушитель и кузов. Они заглядывали в  двигательный отсек,  проверяли  радиатор, чудесным образом  избавившийся  от  коррозии   и   многолетних   натеков   антифриза; исследовали генератор и  блестящие  свечи, плотно сидевшие  в своих гнездах. Даже  очиститель  воздуха  с номером  318  на  раструбе, поворачивавшийся  в зависимости от скорости, был новым.      Да, он выглядел настоящим героем в глазах завсегдатаев в автомагазине и с улыбкой превосходства принимал адресованные ему комплименты. Но даже тогда - разве не был он смущен в глубине души? Конечно, был.      Ибо он не мог вспомнить, что делал с Кристиной и чего не делал.      Время, проведенное в гараже Дарнелла, когда он  работал  над  ней, было таким  же белым пятном, как и сегодняшняя поездка в аэропорт. Он помнил, как начал  удалять ржавые пятна на кузове Кристины, но не мог вспомнить, когда и как  закончил  эту  кропотливую  возню  с  ними.  Он  не  знал, когда  и где разделался с  перекрашиванием капота. Он помнил только то, что подолгу сидел за  рулем,  отупев  от счастья.., чувствуя  себя так, как  сегодня, когда Ли прошептала: "Я люблю тебя" - и скрылась за дверью своего дома. Что оставался за рулем даже тогда, когда большинство парней из гаража запирали свои машины и уходили  ужинать.  Что  сидел за  рулем  и  иногда слушал старые  песенки, которые передавало радио WDIL.      Может быть, хуже всего обстояло дело с ветровым стеклом.      Он  был  уверен,  что не покупал нового  ветрового стекла для Кристины. Если бы покупал,  то его банковская книжка пострадала бы гораздо больше и он узнал бы об этом (сам или от Регины - все равно).      Тогда, в Хидден-Хиллз, Деннису показалось, что  трещины на стекле стали меньше, чем были. А затем.., затем они и вовсе исчезли.      Но когда это случилось? Как это случилось?      Он не знал.      Он долго  ворочался в  постели и не заметил,  когда заснул. Его сон был так же тяжел, как грузные снеговые облака за окном.           24/ УВИДЕННОЕ НОЧЬЮ          "Это было  сном  и не могло быть ничем,  кроме сна", -  так она  думала почти до самого его конца.
 
< Пред.   След. >

Copyright @ Stephen King, 1975-2004. Copyright @ Издательство АСТ, издательство КЭДМЭН, переводчики В.Вебер, elPoison и другие. Все права принадлежат правообладателям.