Реклама

Поделись с друзьями!

Проголосуй за любимого Кинга!

Понравились рассказы?
 
Кристина. Страница 48 Версия для печати Отправить на e-mail
Написал Super Administrator   
     Бутылка была наполовину пуста, когда голубой "камаро" выехал из дальних ворот терминала и спустился по пандусу. Сэнди стало не по себе.      - Ну  вот и все, - сказал Бадди, когда машина поравнялась со стеклянной будкой сторожа.      - Хорошо, - проговорил Сэнди и  попробовал улыбнуться. Он  заметил, что глаза Бадди  были  налиты кровожадной злобой.  Они  его  испугали,  и, чтобы скрыть страх, он еще  раз приложился к горлышку бутылки.  Когда он  выпил  и перевел дыхание, то увидел, что Бадди все еще смотрит на него.      -  Если  тебя будут  спрашивать в полиции, - сказал Реппертон, - то  ты ничего не знаешь и ничего не видел: как будто все произошло до твоей смены.      - Конечно, Бадди.      - У нас были перчатки. Мы не оставили следов.      - Конечно.      - Успокойся, Сэнди, - смягчившимся голосом произнес Бадди.      - Да, ладно.      Когда "камаро"  отъехал  и  исчез из виду,  Сэнди вылил в  окно остатки "Техасского драйвера". Он больше не хотел его пить.           26/ КРИСТИНА В УПАДКЕ            На следующий день  Эрни  и Ли после  школы  поехали в  аэропорт,  чтобы забрать Кристину. Они предполагали вместе  совершить небольшое путешествие в Питсбург и сделать кое-какие покупки к Рождеству - они казались  себе ужасно взрослыми,   В  автобусе  у  Эрни  было  хорошее  настроение,  он  выдумывал всевозможные забавные  истории  об  их попутчиках и  заставлял ее  смеяться, несмотря  на  то,  что  у нее был один  из "периодов",  которые  она  обычно переносила  тяжело и почти всегда болезненно. Толстая леди в мужских рабочих ботинках  была падшей  монахиней. Мальчик  в  ковбойке оказывался  карточным шулером. И так далее, и так далее. Она пробовала подхватывать игру, но у нее это  выходило не  так  удачно,  как у  него.  Она  восхищалась  тем, как  он преобразился в последнее время.., как он расцвел.  Лучшего  слова она просто не   могла   найти.  Она   чувствовала   в   себе   самодовольную   гордость золотоискателя, который по нескольким признакам определил драгоценные залежи под землей и был прав. Она любила его, и она не ошиблась в нем.      На последней остановке они  вылезли из автобуса  и,  взявшись  за руки, направились к парковочному терминалу.      -  Неплохо,  - сказала Ли. Она  впервые приехала с ним  за Кристиной. - Всего двадцать минут от школы.      -  Да,  здорово,  - согласился  Эрни. - Но  главное,  что в семье стало спокойнее. Говорю  тебе,  когда мама  в  тот  вечер  пришла  домой и увидела Кристину рядом с гаражом, у нее случился нервный припадок.      Ли  рассмеялась  и  подставила  лицо  ветру.  После  ночного  заморозка температура  повысилась градусов до пяти, но все  еще было  прохладно. Такая погода ее радовала. Что же за рождественские  покупки без холодного воздуха? И внезапно она стала радоваться всему, всей своей жизни. И любви.      Она подумала о том, как любила его. У нее уже были увлечения, и однажды в  Массачусетсе ей даже казалось, что она могла полюбить, но этот парень был просто шик. Иногда он доставлял  ей  неприятности - его одержимость машинами была способна вывести из себя кого угодно, - но даже эти  нечастые огорчения играли  большую  роль в ее чувстве, богаче которого она  не знала. И отчасти оно даже ей  самой  представлялось довольно  эгоистичным  - через  несколько недель она должна была начать завоевывать его.., и победить его.      Они пробирались между рядами машин, тянувшихся до самого конца стоянки. Им  навстречу, ревя  двигателем, выехал  американский спортивный автомобиль. Эрни начал  говорить что-то о Дне Благодарения, но после первых  же слов его голос был  заглушен слаженным рычанием восьми цилиндров, гулко разносившимся под сводами  терминала, -  и  она повернулась  к нему,  удивленно  следя  за беззвучно шевелящимися губами.      Внезапно его губы перестали шевелиться.  Он замер на месте.  Его  глаза широко раскрылись..,  а затем, казалось,  медленно поползли  из орбит.  Губы неожиданно скривились, а рука, державшая Ли, до боли стиснула ее суставы.      - Эрни...      Рев спортивного автомобиля затих где-то вдали, но он ничего не замечал. Его  лицо  словно  окаменело.  Она подумала:  "У него  сердечный  приступ.., удар.., что-нибудь такое".      На один невыносимый момент его рука с такой силой сдавила ее кисть, что Ли  показалось, ее кости  не  выдержат и сломаются. Его щеки были смертельно бледными.      Он  выговорил только одно слово: "Кристина!" - и неожиданно выпустил ее руку. Затем он рванулся вперед,  задел ногой за  бампер "кадиллака", чуть не упал, но удержался и побежал вперед.      Наконец  она поняла, что  случилась  какая-то неприятность с машиной  - машина,  машина,  опять эта  проклятая  машина, -  и  почувствовала  злость, смешанную с отчаянием. В первый раз у нее мелькнула мысль о том, возможно ли было полюбить его, мог ли Эрни позволить любить себя.      Ее злоба угасла в тот момент, когда она посмотрела.., и увидела.           x x x            Эрни побежал к тому, что осталось от его машины, и застыл в оцепенении, вытянув  руки  вперед и отклонив  назад  голову,  в классической позе жертвы перед развязкой трагедии.      Несколько секунд он стоял  так,  как будто хотел  остановить машину или весь мир. Затем опустил руки. Его  кадык перекатился вверх  и вниз, когда он проглотил  что-то  -  стон  или  плач,  -  и   горло  напряглось,  отчетливо вырисовывая  каждую  вспухшую  артерию  и вену. У него  было горло человека, пытающегося поднять пианино.      Ли медленно двинулась к нему. Ее рука  все еще болела и назавтра должна была онеметь, но сейчас она не  обращала на нее  никакого внимания. В порыве сочувствия  ей казалось, что она могла разделить его горе и помочь ему. Лишь гораздо позже она  осознала,  как  мало  в тот день он нуждался в  ней и как много ненависти скрывал от нее.      - Эрни, кто это сделал? - спросила она дрогнувшим голосом.      Да, она  не  любила эту  машину,  но,  увидев  ее  в  таком  состоянии, представила, что  творилось в душе у Эрни, и сумела забыть о своей неприязни - или  только думала так. Эрни не  ответил.  Он горящими глазами смотрел  на Кристину.      Ветровое  стекло  было  расколото  на  две  части,  мелкие  кристаллики безопасного стекла густо усеивали распоротую обивку сидений. Передний бампер был наполовину оторван и  одним концом упирался в  бетонный пол, на котором, как  щупальца  осьминога, валялись спутанные черные провода. Три из  четырех боковых окон также были  разбиты. На уровне пояса в кузове  виднелись рваные дыры, волнистыми линиями тянувшиеся  вдоль всего  корпуса. Казалось, что  их нанесли каким-то тяжелым и  острым  инструментом  - ломом  или  монтировкой. Пассажирская дверца висела на одной петле, и, заглянув в салон, она увидела, что стекла  на  приборной панели были  тоже разбиты  вдребезги.  Всюду  были раскиданы клочки и куски ваты. Стрелка спидометра лежала на полу возле места водителя.      Эрни молча обошел вокруг машины. Ли дважды пробовала  заговорить с ним, но он по-прежнему не отвечал ей. Он поднял с пола одно из щупалец осьминога, и  она  увидела, что  это  была  распределительная  коробка -  однажды  отец показывал ей такую же на своем "форде".      Несколько секунд он разглядывал  ее, как какое-то ископаемое, а потом с силой швырнул  на  пол.  Из-под  его  ног во  все стороны  брызнули  осколки разбитого  стекла.  Она  опять  попробовала заговорить с  ним.  Он  снова не ответил, и теперь она  почувствовала не только жалость к нему,  но  и страх. Позже она рассказывала Дэннису о том, как боялась, что он потерял рассудок.      Затем он отбросил ногой  какую-то хромированную деталь, лежавшую у него на  пути.  Она звонко  ударилась в бетонный парапет  терминала и,  отскочив, закружилась возле его основания.      - Эрни,  -  попробовала она еще  раз. Он замер, глядя  на разбитое окно водительской  дверцы. Какой-то невнятный и дикий звук раздался из его груди.
 
< Пред.   След. >
Copyright @ Stephen King, 1975-2004. Copyright @ Издательство АСТ, издательство КЭДМЭН, переводчики В.Вебер, elPoison и другие. Все права принадлежат правообладателям.