Понравились рассказы?
 
Бессонница. Страница 15 Версия для печати Отправить на e-mail
Написал Super Administrator   
И  эти  слова  остановили меня.  Охладили  мой пыл. Мне вспомнилось лицо Эда, когда  он вернулся из магазина... Как только я увидела его побелевшее лицо, я уже знала... По особым движениям его головы...

 

- Как у петуха, - пробормотал Ральф.

- Что?

- Да так, ничего. Продолжай.

- Я  не знала,  что  его  так  расстроило, но  мне было  ясно,  что  он собирается выместить  это  на мне. Невозможно  ничего  сделать или  сказать, чтобы остановить надвигающуюся бурю, когда Эд доходит до определенной точки. Я  побежала  в спальню, но  он схватил  меня за волосы...  Выдернул огромный клок...  Я  закричала... А  Натали  сидела в манеже... Сидела  и смотрела на нас... И когда я закричала, она  закричала тоже... Элен разрыдалась, прервав свою  исповедь.  Ральф ждал, прислонившись  лбом  к двери. Концом полотенца, свисавшего с плеча, он машинально вытер слезы.

- В общем,  - снова послышался голос Элен, -  я почти час проговорила с этой  женщиной.  Представляешь, она зарабатывает  себе  на  жизнь в качестве адвоката жертв насилия.

- Да, - отозвался Ральф. - Представляю. Это достойное занятие, Элен.  - Я снова встречусь с ней завтра в Центре помощи женщинам.

Ирония судьбы, но мне придется пойти туда. Я имею в виду, что если бы я не подписала это обращение...

- Не обращение, так нашлось бы что-то другое... Элен вздохнула:

- Скорее всего,  так. Наверняка  так.  В любом случае, Гретхен сказала, что  я не могу  разрешить проблему Эда, зато свою смогу. -  Элен, всхлипнув, глубоко вздохнула. - Извини, я сегодня столько плакала, что у меня, кажется, больше нет слез. Той женщине я сказала, что люблю  своего  мужа.  Так стыдно было говорить это, сейчас я даже не уверена, правда ли это,  но в тот момент мне так казалось. На мои слова, что я хотела бы дать ему еще один  шанс, она возразила,  что  этим я даю ему еще  один шанс и в отношении Натали, и тут я вспомнила мою малютку, когда  она, перепачканная  шпинатом, плакала,  глядя, как  Эд  избивает  меня.  Господи, терпеть  не могу таких ловкачей,  как эта женщина,  ведь  они  загоняют  тебя  в  угол,  не  дав  никакой  возможности опомниться.

- Она всего лишь пыталась помочь тебе.

-  Это мне тоже не  нравится.  Я сбита с толку, Ральф.  Возможно, ты об этом и  не  догадываешься, но  я  в полном  смущении. - В  трубке послышался грустный смешок.

- Все в порядке, Элен. Вполне естественно, что ты смущена.

- Перед уходом она рассказала  мне о Хай-Ридж.  Кажется,  для меня  это самое подходящее место.

- А что это такое?

- Нечто типа пансиона - Гретхен пыталась объяснить мне, что это дом,  а не убежище - для женщин, которых избивают  мужья. А я теперь являюсь таковой уже официально.  -  На  этот раз ее смешок  прозвучал как  еле  сдерживаемый всхлип. - Если я решусь переехать  туда, я смогу взять с собой Натали, а это основное преимущество.

- И где находится это место?

- За городом. Где-то в окрестностях Ньюпорта.

- Да, кажется, я знаю где.

Конечно, он  знал;  рассказывая  о  Центре помощи  женщинам,  Гамильтон Дейвенпорт  упоминал  об  этом месте.  "Они  занимаются вопросами  семейного

 права...  Случаями избиения  жен  и детей...  К  тому  же они  предоставляют убежище  женщинам, подвергшимся жестокому обращению". В одно мгновение Центр помощи   женщинам  вошел   в   его  жизнь.   Ральф  видел   в  этом   дурное предзнаменование.

- Эта Гретхен Тиллбери крепкий орешек,  - продолжала Элен. - Уже стоя в дверях, она сказала, что  в  моей любви  к Эду  нет  ничего зазорного. По ее словам, это вполне нормально, потому что любовь - это не водопроводный кран, который можно открыть  или закрыть по собственному желанию,  - но  я  должна помнить одно: моя любовь не в состоянии остановить Эда, как не остановит его даже любовь к Натали, но никакая любовь не снимает с меня ответственности за ребенка.  После ее ухода я лежала и размышляла.  Думаю, мне больше нравилось бы лежать и злиться. Это было бы намного легче.

- Да, - согласился  Ральф. - Понимаю.  Элен, почему  бы тебе не принять таблетку и не предоставить всему идти своим чередом?

- Я так и сделаю, но сначала мне хотелось бы поблагодарить тебя.

- Ты же знаешь, это вовсе не обязательно.

-  Вряд ли  я что-нибудь  знаю  наверняка,  -  сказала Элен, и Ральф  с радостью  отметил  легкую  вспышку эмоций в  ее голосе. Это  означало, что и столь  необходимая часть натуры Элен Дипно по-прежнему с ней.  -Я до сих пор зла на тебя, Ральф, но  я рада, что ты не уступил моей просьбе  не звонить в полицию. Знаешь, именно этого я и боялась. Ужасно боялась.

- Элен, я... - Голос его прозвучал глухо, с хрипотцой. Он откашлялся  и снова  попробовал: -  Я  просто  не  хотел увидеть тебя  когда-нибудь  вновь избитой.   Встретив  тебя  всю  в  крови,  бредущую  по  улице,   я  страшно испугался...

- Не надо  об этом. Пожалуйста.  Я  снова расплачусь. У  меня больше не осталось сил для слез.

- Хорошо. - Ральфу хотелось спросить о многом, связанном с Эдом, но для расспросов сейчас  вряд ли было подходящее  время. - Могу  я навестить  тебя завтра?

Секунду поколебавшись, Элен ответила:

-  Не думаю. По крайней мере, не так  скоро. Мне нужно самой хорошенько подумать,  многое  понять  и  решить,  а  это  будет  крайне  тяжело.  Но  я обязательно позвоню, Ральф. Хорошо?

- Ладно. Все нормально. А что будет с домом?

-  Муж  Кэнди  закроет его.  Я  передала  ему  ключи.  Гретхен Тиллбери сказала,  что Эд  не  должен  появляться в доме  даже за исковой книжкой или сменой белья. В случае необходимости он даст свои ключи  полицейскому, и тот принесет  все, что  нужно.  Думаю, Эд  отправится  во  Фреш-Харбор. Там  для работников   лаборатории   есть    маленькие    коттеджи.    Они    довольно привлекательны... - Короткая вспышка огня исчезла из речи Элен. Теперь  в ее голосе  осталась  только  угнетенность, надлом. Она  казалась  очень,  очень уставшей.

- Элен, я так рад твоему звонку. Не хочу тебя обманывать, он принес мне облегчение. А теперь попытайся заснуть.

- А как ты, Ральф? - неожиданно спросила Элен. - А ты спишь в эти дни?

Удар в самую точку. Ральф едва устоял перед искушением  исповедаться. - Немного... Не столько, сколько хотелось бы. Меньше, чем мне необходимо.

- Что ж,  будь внимателен к себе.  Сегодня  ты был настоящим храбрецом, совсем как рыцарь из легенд о короле  Артуре,  но я думаю, что даже отважный сэр Ланселот время от времени терпел поражения.

Ральфа   тронули  и  удивили  ее  слова.  Перед  его  мысленном  взором промелькнула  очень живая картина: сэр  Ральф Робертс  в  боевых доспехах на снежно-белом скакуне  и за ним на пони Билл Мак-Говерн, его верный вассал, в кожаном камзоле и своей неизменной щегольской панаме.

- Спасибо, дорогая,  - сказал он. -  Думаю, это самая Приятная похвала, высказанная в мой адрес  со времен президентства Линдона Джонсона. Спокойной тебе ночи, милая.

- И тебе тоже.

Элен положила  трубку.  Ральф,  с трубкой в руке,  задумчиво смотрел на телефон.  Возможно,  у  него  все  же  будет  спокойная  ночь.  После  всего происшедшего  сегодня  он  определенно  заслуживает награды.  А  пока  можно спуститься вниз, посидеть  на веранде, любуясь  закатом солнца,  и пусть все идет своим чередом.

   5

   Мак-Говерн,  уже  расположившись  в  своем любимом кресле  на  веранде, внимательно разглядывал что-то на улице и поэтому  обернулся не сразу, когда подошел сосед. Проследив за взглядом Билла, Ральф увидел голубой автофургон, припаркованный у  обочины  чуть дальше  по Гаррис-авеню. На  задних  дверцах машины большими белыми буквами было выведено:

"МЕДИЦИНСКАЯ СЛУЖБА ДЕРРИ".

- Привет,  Билл, - бросил Ральф, опускаясь  в свое кресло. Их разделяло кресло-качалка, в которое всегда усаживалась Луиза, часто коротавшая  с ними вечера. Дул легкий вечерний  ветерок, особенно  приятный  после  полуденного зноя, и кресло лениво покачивалось на полозьях.

- Привет,  - буркнул Мак-Говерн, мельком взглянув на Ральфа и не желая, видимо, отрываться от своих наблюдений, но спустя секунду снова повернулся к нему. - Эй, приятель, пора пристегивать мешки под глазами, не  то  вскоре ты начнешь наступать  на них. - Ральф подумал было, что  это очередная bon mots <Острота,  шутка (франц.)>,  которыми  Билл снискал себе  популярность среди  обитателей  Гаррис-авеню,  но  в  глазах  Мак-Говерна сквозила  явная озабоченность.

- Сегодня выдался хлопотливый денек, - вздохнул Ральф. Он передал Биллу свой разговор с Элен, опуская те подробности, которыми, по его мнению,  Элен не хотелось  бы делиться с  Мак-Говерном. Билл никогда  не  входил  в  число людей, пользующихся ее расположением.

- Рад,  что с ней все  хорошо. - Мак-Говерн немного помолчал. - Знаешь, вот  что  я скажу тебе,  Ральф.  Сегодня  ты  произвел на меня  неизгладимое впечатление, шествуя по улице наподобие Гэри Купера в "Высокой луне".

Возможно,  это  и было  сродни безумию,  но как  величественно!  Я даже немного испугался за тебя.

Второй раз  за последние  четверть часа  Ральфа едва  не  провозгласили героем. И от этого ему стало не по себе.

-  Я  был слишком  зол  на Эда, чтобы  понимать  всю  нелепость  своего поведения. А где был ты, Билл? Я звонил тебе.

-  Решил  прогуляться,  -  ответил  Мак-Говерн.  -  Захотелось  немного развеяться. У меня  болела голова и ныло в желудке, с тех пор как Лейдекер и тот второй парень увезли Эда.

Ральф Кивнул:

- У меня тоже.

- Неужели? - В голосе Билла прозвучало удивление, смешанное с некоторой долей скептицизма.

- Правда, - слабо улыбаясь, ответил Ральф.

- Ну так вот, на площадке для  пикников, там, где собираются эти старые задницы в жаркие дни, оказался Фэй Чепин, и он соблазнил меня сыграть партию в  шахматы. Это еще тот тип,  Ральф. Он считает себя инкарнацией Рея Лопеса, но в шахматы играет, как несмышленый сосунок... К тому же  ни на  секунду не

 умолкает.

-  Однако он вполне нормальный,  - спокойно возразил Ральф. Мак-Говерн, казалось, не услышал его.

- Там еще был этот ужасный Дорренс Марстеллар, - продолжал Билл. - Если мы старики, то он просто ископаемое. Дор стоял у  осаждения между  площадкой для пикников  и взлетным полем и наблюдал, зажав  в руках томик  стихов, как садятся и  взлетают  самолеты. Как  ты думаешь, он  действительно читает эти книжонки или держит их только для вида?

- Отличный вопрос.  - Не ответив прямо,  Ральф  размышлял  над  словом, оброненным Мак-Говерном для  описания  Дорренса, - ужасный  <В оригинале: creepy -  вызывающий  мурашки,  бросающий в  дрожь (англ.).>. Сам  он  не использовал  таких  слов,  но, вне всякого  сомнения,  старина  Дор  большой оригинал. Он  не был маразматиком  (по крайней мере, Ральф  так не  считал); скорее всего, то немногое, что он говорил, смахивало на продукт ума, мозги в котором несколько съехали набекрень.

Он вспомнил, что  в тот день,  когда Эд  совершил  наезд  на Толстяка в грузовичке, Дорренс тоже оказался поблизости.  Ральф  еще подумал тогда, что появление  Дорренса  добавило  последний штрих  безумия к  происходящему.  И Дорренс сказал нечто забавное. Ральф  пытался вспомнить,  что именно,  но не смог. А  в это время Мак-Говерн наблюдал за молодым  человеком  лет двадцати пяти  в сером  комбинезоне, выходившим из дома, возле  которого стоял фургон медицинской службы. Этот  бравый молодец,  насвистывавший  легкий  мотивчик, выглядел так, будто никогда в жизни не  испытывал  потребности в медицинской помощи. Он катил перед собой тележку с продолговатым зеленым баллоном.

-  Уже пустой, - прокомментировал Мак-Говерн. - Ты пропустил, когда они ввозили в дом полный.

 
< Пред.   След. >

Copyright @ Stephen King, 1975-2004. Copyright @ Издательство АСТ, издательство КЭДМЭН, переводчики В.Вебер, elPoison и другие. Все права принадлежат правообладателям.