Понравились рассказы?
 
Бессонница. Страница 20 Версия для печати Отправить на e-mail
Написал Super Administrator   
-  Так. Нет  необходимости уточнять, были ли  вы у  Литчфилда по поводу вашей проблемы, правда? Посети вы его, не было бы  необходимости исследовать этот восхитительный мир патентованных снадобий.

 

- А-а, так вот значит, куда я попал. Патентованные снадобья?

-  Называйте  это  так  -  я бы с  большим удовольствием  торговал этой чепухой, разъезжая  в большом  красном фургоне на огромных  забавных  желтых колесах.

Ральф рассмеялся, и ярко-серебристое облако вокруг белого облачения Джо Уайзера взорвалось, когда тот тоже рассмеялся.

-  Это  единственный вид торговли,  к которому  у  меня  склонность,  - произнес  Уайзер,  слегка  улыбнувшись.  -  С  собой  я возил  бы  красотку, исполняющую волнующий восточный танец в бюстгальтере из блесток и шальварах, которые носят наложницы  из  гарема... Назовем ее маленькая египтянка, как в старой песне Костера... Она стала бы  своеобразным  аперитивом. Кроме нее, я пригласил бы человека, умеющего играть на банджо.

Знаю  по собственному  опыту, что  ничто так  не  настраивает людей  на покупки, как игра на банджо.

Уайзер, удовлетворенно  окинув  взглядом  полки  с  лекарствами,  снова посмотрел на Ральфа.

- Для человека, страдающего  синдромом нарушения  фаз дельта-сна, как в вашем случае, Ральф, все  эти препараты бесполезны. Возможно,  делу могла бы помочь порция спиртного или другие  подобные вещи, но, глядя на  вас, я могу сказать, что все это вы уже опробовали.

- Конечно.

- Как и дюжину других доморощенных, проверенных временем средств. Ральф опять рассмеялся. Ему начинал нравиться этот парень.

- Опробуйте еще дюжины четыре, Ральф, и вы окажетесь на кладбище.

- Да вы, я вижу, шутник.

- Что ж,  для начала рискну  посоветовать  вам это. - Уайзер показал  в сторону голубых коробочек. Это антигистаминные препараты, обычно применяемые при  аллергических  заболеваниях.  В вашем случае  используется их  побочный эффект  - антигистамины вызывают сонливость.  Прочтите  все о  комтрексе или венадриле, и вы узнаете, что их  нельзя принимать, если собираешься садиться за  руль  или  заниматься действиями, требующими  быстроты  реакции.  Людям, которые страдают бессонницей время от  времени, вполне помогает соминекс. Он как  бы  усиливает у них  тормозные  процессы. Но вам все  эти  препараты не помогут в любом случае, потому что ваша проблема заключается не в том, чтобы заснуть, а в том, чтобы продолжать спать, правильно?

- Абсолютно верно.

- Можно задать вам деликатный вопрос?

- Конечно.

-  У вас возникали проблемы с  доктором  Литчфилдом  относительно всего этого?  Возможно,  вы  сомневаетесь  в  его  способности  понять,  насколько серьезно беспокоит вас бессонница?

-  Да,  -  ответил  Ральф.  -  Вы  считаете,  что  мне  все-таки  стоит проконсультироваться  с  ним?  Попытаться  объяснить ему  все так,  чтобы он понял?  -  На  этот  вопрос Уайзер, конечно,  ответит утвердительно, и Ральф наконец-то пойдет на  прием  к врачу. И это, конечно, будет - должен  быть - Литчфилд. Не умно менять врача в таком возрасте.

"Сможешь ли ты рассказать доктору Литчфилду, что ты кое-что видишь?

Сможешь ли  ты рассказать ему  о  голубых протуберанцах,  струящихся из пальцев Луизы Чесс? Об  отпечатках  следов, оставляемых  ею  на асфальте?  О серебристом сиянии, окутывающем пальцы Джо Уайзера? Неужели ты действительно собираешься поведать обо всем этом Литчфилду? А если нет, если ты не можешь, то зачем  встречаться с ним,  независимо от того,  что посоветует тебе  этот парень?"

Однако Уайзер удивил Ральфа, уведя разговор абсолютно в другую сторону.

- А сны вам по-прежнему снятся?

- Да. Часто и много, учитывая то, что сплю я всего часа три.

- Это последовательные сновидения - сны, состоящие из вполне понятных и воспринимаемых  событий  и   чем-то  напоминающие  повествование,   неважно, насколько причудливое, - или просто калейдоскоп образов?

Ральф припомнил  снившееся  ему прошлой  ночью. Он, Элен  Дипно и  Билл Мак-Говерн играли во фрисби прямо посреди Гаррис-авеню. На Элен были тяжелые туфли, на Мак-Говерне  -  свитер с изображением  бутылки водки.  "АБСОЛЮТ-НО ЛУЧШАЯ" -  утверждала надпись на свитере. Диск  фрисби  был  ярко-красным  с флюоресцирующими зелеными полосами. Вдруг появилась собака по кличке Розали. Выцветший  голубой платок, которым кто-то  обвязал ее шею, подпрыгивал, пока собака бежала  к ним. Она взметнулась вверх,  схватила  фрисби и  припустила наутек, зажав диск в зубах. Ральф хотел погнаться за собакой, но  Мак-Говерн проговорил: "Успокойся, Ральф, мы закупили целую партию на Рождество". Ральф

 повернулся к Биллу, собираясь сказать, что до  Рождества  еще  три месяца, и спросить, что же  им  делать,  если  захочется поиграть  во фрисби  до этого времени, но прежде  чем  Ральф  задал свой вопрос, сон либо  кончился,  либо перешел в нечто менее яркое и запоминающееся.

- Если  я  правильно понял  сказанное вами,  - ответил  Ральф, - то мне снятся связные, последовательные сны.

- Отлично. Мне бы также хотелось узнать, осознанные ли это сновидения?

Осознанные отвечают двум требованиям. Во-первых,  вы понимаете, что все происходит во сне. Во-вторых, часто вы можете влиять на ход событий в  вашем сне  - то есть вы представляете собой  нечто большее,  чем просто пассивного наблюдателя.

Ральф кивнул:

-  Именно  так  все и происходит. В последнее время мне  стали  сниться именно такие сны. Я только что вспомнил виденное во сне прошлой ночью.

Собака, которая иногда бродит  возле моего  дома,  убежала  с диском от фрисби  - я играл на улице  со  своими друзьями.  Разозлившись,  что  Розали сорвала нам игру, я  мысленно пытался заставить ее выронить фрисби.  Знаете, нечто вроде телепатической команды.

Ральф смущенно хихикнул, но Уайзер лишь сосредоточенно кивнул:

- И это помогло?

- На этот раз нет, - ответил Ральф, - но мне кажется, что я  проделывал подобное в других сновидениях. Вот только я не совсем  уверен в этом, потому что большинство своих снов забываю почти сразу после пробуждения.

-  Такое  происходит  со всеми,  - сказал Уайзер.  - Мозг  относится  к сновидению, как к предмету одноразового пользования.

- А вы, кажется, хорошо подкованы.

-  Меня  очень  интересует  проблема  инсомнии.  Еще  будучи  студентом колледжа, я написал две  исследовательские работы о связи между сновидениями и нарушением циклов сна.  -  Уайзер взглянул  на  часы.  -  У  меня как  раз перерыв. Не хотите ли выпить чашечку кофе и отведать яблочного пирога?

Неподалеку есть уютное местечко, а пирог там просто фантастический.

- Заманчиво, но  я предпочел бы апельсиновый  сок. Я стараюсь как можно реже пить кофе.

-  Понятно, но  абсолютно бесполезно, -  весело  произнес Уайзер. -Ваша проблема, Ральф, вовсе не в кофеине.

- Может,  и  так... Но  в  чем же  тогда?  -  До  этого момента  Pальфу удавалось сдерживаться,  однако теперь  в его взволнованном  голосе  звучало страдание.

Уайзер, доброжелательно взглянув на Ральфа, похлопал его по плечу.

- Вот об этом, - сказал он, - мы и потолкуем. Пойдемте.

   Глава пятая

    1

   - Взгляните на проблему  иначе, - порекомендовал  Уайзер пятью минутами позже. Они сидели в современном баре. Ральфу, привыкшему  к старомодным кафе -   уютная  мебель,  приглушенный  блеск   медных  ручек,  запахи  жареного, доносящиеся из  кухни, -  это  место  показалось слишком  авангардистским  и тесноватым, но пирог оказался  действительно отличным, и хотя кофе был далек от стандартов Луизы Чесс - Луиза варила кофе лучше всех в мире, - он все  же был горячим и крепким.

- И как же мне на нее взглянуть? - спросил Ральф.

- Существуют вещи, к которым всегда стремилось человечество. Не ко всей той чепухе, которая попадает в учебники истории, я говорю об основных вещах. Крыша,   чтобы  укрыться  от  дождя.  Вкусная  еда   и  выпивка.  Насыщенная сексуальная жизнь. Здоровые почки. Но, возможно,  самым главным является то, чего не хватает вам, мой  друг. Потому что в мире действительно  нет ничего, что можно было бы сравнить со здоровым сном, ведь так?

- Вы абсолютно правы, - согласился Ральф.

Уайзер кивнул:

- Сон - это желанный избавитель и врачеватель страждущего человечества. Шекспир  называл  его   нитью,  восстанавливающей  порванную  связь  времен. Наполеон величал  сон  благословением  ночи,  а  Уинстон  Черчилль  -  самый знаменитый  человек двадцатого столетия, страдавший бессонницей,  - говорил, что  это единственное облегчение, которое могло бы вывести  его  из глубокой депрессии. Все эти цитаты я использовал  в своих работах, но суть сводится к одному: ничто в мире не может сравниться с благодатностью ночного сна.

-  Вас тоже мучила подобная  проблема, не так ли? - неожиданно  спросил Ральф. - И именно поэтому вы... Ну... Взяли меня под свое крыло?

Джо Уайзер улыбнулся:

- Значит, со стороны это выглядит так?

- Думаю, да.

- Что ж,  считайте как хотите. Да, я периодически страдаю бессонницей с тринадцати лет. Именно поэтому я написал не одну исследовательскую работу, а целых две.

- А как теперь?

Уайзер пожал плечами:

- Этот год оказался не так уж плох. Не самый лучший, но вполне сносный. Когда  мне было лет  двадцать,  года  два  проблема стояла  очень остро -  я ложился в постель в десять, ворочался до четырех, просыпался в семь и каждый наступивший  день проживал с  ощущением,  что  я неудачливый игрок в чьем-то ночном кошмаре.

Это  чувство  было настолько знакомо  Ральфу, что по его рукам  и спине пробежали мурашки.

- А сейчас я дохожу до самого главного, Ральф, так что слушайте.

- Весь внимание.

- Дело в том, что, несмотря на  дерьмовое самочувствие,  вы по-прежнему практически здоровы.  Сон не  создан  равноценным - есть хороший сон, а есть плохой  и,  что, может быть, даже  важнее, осознанность сновидений  означает хороший  сон. Именно поэтому  в данный момент самым неверным шагом  с  вашей стороны будет прибегнуть  к снотворному. Я  знаком с Литчфилдом. Он довольно неплохой парень, но так любит выписывать рецепты...

- Отлично сказано, - заметил Ральф, вспоминая Кэролайн.

- Если вы расскажете Литчфилду все то,  о чем рассказали мне  по дороге сюда, он  пропишет вам  бензодиазепины - возможно, далмейн или  ресторил,  а может, галцион или валиум. Вы будете спать, но расплата все же наступит.

Транквилизаторы   бензодиазепинового   ряда   вызывают    привыкаемость организма, к тому же угнетающе действуют на дыхательную систему, но, что еще хуже, у людей, подобных вам и мне, они значительно снижают продолжительность нормального сна со сновидениями... Да, а  как вам пирог? Вы ведь к нему даже не притронулись.

Ральф откусил большой кусок и проглотил, не ощущая вкуса.

-  Отличный,  -  сказал  он.  -  А  теперь  объясните  мне,  почему так необходимы сновидения, чтобы сон можно было считать нормальным?

 
< Пред.   След. >

Copyright @ Stephen King, 1975-2004. Copyright @ Издательство АСТ, издательство КЭДМЭН, переводчики В.Вебер, elPoison и другие. Все права принадлежат правообладателям.