Понравились рассказы?
 
Бессонница. Страница 28 Версия для печати Отправить на e-mail
Написал Super Administrator   
Ральф миновал гостиную,  открыл  дверь в  коридор и  стал спускаться по лестнице.

 

   4

   Пройдя полпролета,  он немного пришел в  себя. Верхняя половина входной двери была выложена  фрагментами толстого стекла. Мозаика несколько искажала видимость, но Ральф смог понять, что это посетительницы. Одну он узнал сразу и поспешил вниз, скользя  рукой по перилам. Он распахнул дверь,  и перед ним предстала  Элен  Дипно  с  сумкой  через одно плечо и Натали,  прижавшейся к другому.  Глазки  девчушки  были  яркими  и  блестящими,  как   у  мышки  из мультфильма.  Элен  заметно  нервничала,  но в ее  улыбке  проскальзывала  и надежда.

Внезапно лицо Натали осветилось, и она заерзала, возбужденно протягивая ручонки к Ральфу.

"Она не  забыла меня,  - подумал  Ральф.  -  Как  хорошо". И  когда  он протянул к  ней руку, позволив ухватиться  за указательный палец,  его глаза наполнились слезами.

- Ральф? - несмело произнесла Элен. - С тобой все  в порядке? Улыбаясь, он кивнул, шагнул вперед и обнял молодую женщину.

Элен обхватила его руками  за шею. На мгновение  у  Ральфа  закружилась голова от аромата ее духов, смешанного с молочным запахом здорового ребенка, затем Элен чмокнула его в ухо и отпустила.

-  С  тобой  все хорошо? - повторила она свой  вопрос. В ее глазах тоже стояли слезы, но Ральф не  обратил на них внимания; он внимательно оглядывал ее лицо, желая убедиться, что на нем не осталось следов побоев. Их не было.

Выглядела Элен цветущей.

-  Лучше,  чем когда-либо,  - ответил он. - Ты бальзам для моей больной души.  И  ты  тоже,  Натали. -  Ральф  поцеловал  маленькую пухлую  ручонку, по-прежнему  цепляющуюся   за  его  палец,  и  совсем  не  удивился,  увидев серо-голубой отпечаток, оставленный его губами. След почти сразу же растаял, и Ральф снова обнял Элен, все еще не веря, что она на самом деле рядом.

- Милый Ральф, - пробормотала она ему в ухо. - Милый, добрый Ральф.

У него запершило  в горле - скорее  всего, от нежного запаха ее духов и легкого шепота прямо в ухо... А затем Ральф вспомнил другой голос.

Голос Эда: "Я звоню из-за твоего языка, Ральф. Как  бы он не довел тебя до беды". Ральф, улыбаясь, отстранил от себя Элен:

- Ты бальзам для моей души, Элен. Разрази меня гром, селя это не так. - И  ты тоже. Позволь  познакомить  тебя с моим другом. Ральф Робертс, Гретхен Тиллбери. Ральф, Гретхен.

И тут Ральф впервые внимательно посмотрел на  вторую гостью,  осторожно пожимая своей огромной рукой ее хрупкую белую ладонь. Гретхен принадлежала к тому  типу  женщин,  перед  которыми мужчине (даже если  ему за  шестьдесят) хочется  вытянуться   в  струнку.  Очень  высокая  (возможно,  футов  шесть) блондинка, но дело вовсе не в этом. Присутствовало что-то еще - то ли запах, то ли вибрация, то ли...

(аура)  правильно,  подобие  ауры. Короче говоря, Гретхен Тиллбери была женщиной, на которую невозможно не смотреть, о которой невозможно не думать.

Ральф вспомнил рассказ  Элен о том,  что муж Гретхен распорол ей живот, ножом,  оставив бедняжку  истекать  кровью.  Он  удивился,  как мужчина  мог совершить  такое; как вообще мужчина мог прикасаться  к  подобному  созданию иначе, чем с благоговением.

"Или  с похотью, как  только он  минует стадию "по земле ступает царица ночи". Кстати, Ральф, пора бы твоим глазам вернуться в орбиты".

- Рад с вами познакомиться. - Язык явно не повиновался ему.

Ральф отпустил руку Гретхен. -  Элен рассказала  мне  о вашем  визите в больницу.

Спасибо, что помогли ей.

- Помогать Элен одно удовольствие. - Гретхен ослепительно улыбнулась.

- Она одна из тех женщин, ради которых и  стоило затевать такие дела... Но, кажется, вам и без меня это хорошо известно.

-  Согласен. -  Ральф  был явно  смущен.  - Располагаете ли вы временем выпить чашечку кофе? Пожалуйста, не отказывайтесь.

Гретхен взглянула на Элен, та кивнула.

- Было бы отлично, - согласилась Элен. - Потому что... Ну...

- Это не совсем визит вежливости, правильно? - Ральф переводил взгляд с Элен на Гретхен Тиллбери и снова на Элен.

- Верно. - Элен вздохнула. - Нам необходимо поговорить с тобой, Ральф.

   5

   Только  они  поднялись по  сумрачной  лестнице, как Натали,  беспокойно заерзав, заговорила  на  том  повелительном  детском  наречии  тарабарского, которое вскоре заменят настоящие слова.

- Можно мне взять ее на руки? - Ральф вопросительно посмотрел на Элен.

- Можно, - согласилась та. - Если Натали заплачет, я сразу же возьму ее обратно, обещаю.

- Ладно.

Но Ее Величество Малышка не  расплакалась. Дружески  обхватив  ручонкой Ральфа  за  шею, она удобно устроилась на изгибе его правой руки,  словно на троне.

- Ух ты! - воскликнула Гретхен. - Впечатляюще.

- Блиг! - сказала Натали, хватая Ральфа за нижнюю губу и оттягивая ее в сторону. - Ганна-виг! Энбуу-сис!

- Думаю, она рассуждает о сестрах Эндрю, - пошутил Ральф.

Элен, запрокинув голову, рассмеялась своим сердечным смехом, исходящим, казалось,  из самых глубин  ее  души. Ральф  даже не  предполагал, насколько сильно ему не хватало этого легкого, искрящегося звука.

Натали позволила нижней губе Ральфа захлопнуться,  когда он ввел  их  в кухню - самую солнечную комнату  в  доме в это время  дня.  Он  заметил, как удивленно Элен оглядывается  по сторонам,  и понял,  что  она не  была здесь давным-давно. Слишком  давно. Сняв с кухонного  стола  фотографию  Кэролайн, женщина  внимательно  разглядывала  ее, в уголках  губ Элен трепетала легкая улыбка. Солнце осветило концы ее коротко подстриженных волос, как бы образуя нимб  вокруг  головы, и  Ральф сделал  внезапное  открытие: он любил  Элен в основном потому,  что ее любила Кэролайн, -  лишь им двоим  удалось получить доступ в сокровенные глубины ума и сердца Кэролайн.

-  Какой она  была милой,  -  пробормотала Элен.  -  И  такой красивой, правда, Ральф.

- Да, - согласился  он, доставая чашки  (и стараясь расставлять их  вне досягаемости любопытных ручонок Натали). - Это фото сделано за месяц или два до начала  головных  болей.  Наверное, держать  фотографию на кухонном столе перед сахарницей эксцентрично,  но именно в этой комнате  я провожу  большую часть времени...

- Мне кажется, это отличное место, - вступила в разговор Гретхен.

Голос у нее  был низкий, с  приятной хрипотцой. Ральф подумал: "Пошепчи она мне на ушко,  могу поклясться, старенький  мышонок  в  брюках  не только перевернулся бы в спячке, но сделал бы кое-что еще..."

- Я тоже так считаю,  - согласилась Элен. Она, избегая прямого взгляда, одарила Ральфа неуловимой улыбкой, сняла с  плеча розовую  сумку и поставила ее  на  с гол. Натали  забеспокоилась, протягивая ручки к матери, как только увидела  свою  бутылочку. И  вдруг яркое,  но,  слава  Богу, кратковременное воспоминание промелькнуло в голове Ральфа: Элен, шатаясь, бредет к "Красному яблоку". Один  глаз  заплыл,  щека  в  крови,  к  бедру прижата Натали - так подростки носят учебники.

- Хочешь покормить девочку? - спросила Элен. Улыбка ее стала увереннее, она снова посмотрела Ральфу в глаза.

- Почему бы и нет? Но кофе...

- А о кофе позабочусь я, - улыбнулась Гретхен. - За свою жизнь я варила кофе миллионы раз.

- Отлично. - Ральф уселся за стол, держа в руке бутылочку со смесью.

Натали  уверенно  пристроила  головку у него  на плече и, схватив соску губами, принялась  деловито сосать. Ральф улыбнулся Элен, сделав вид, что не заметил слез, вновь выступивших у нее на глазах.

- Быстро же они учатся.

-  Да.  - Элен,  оторвав  кусок  бумажного  полотенца  от рулона  возле раковины, промокнула глаза.  - Не могу  спокойно смотреть,  как ей  легко  с тобой, Ральф, - раньше она так себя не вела, правда?

- Честно говоря, не помню, - солгал он. Раньше такого не было. Не из-за того малютка сторонилась его, просто она не была настолько доверчива.

- Только  не  забывай нажимать на пластиковый вкладыш бутылочки.  Иначе Натали наглотается воздуха, и ее начнет пучить.

- Вас понял. - Ральф оглянулся на Гретхен: - Получается?

- Конечно. Как вы обычно пьете кофе, Ральф?

- Думаю, из чашки.

Рассмеявшись, она поставила чашку на стол,  подальше от Натали. Гретхен села,  положив ногу на ногу, и Ральф  проследил  за ней взглядом -  не  смог удержаться. Когда он поднял голову, Гретхен иронично улыбнулась.

"Что за  черт, -  подумал Ральф. -  Нет  ничего  омерзительнее  старого козла. Даже такого старого козла, которому удается поспать всего два - два с половиной часа в сутки".

- Расскажи о своей работе, - попросил Ральф,  когда Элен села за стол и отхлебнула кофе.

-  Думаю,  день  рождения  Майка  Хэнлона  просто  необходимо  признать национальным праздником - тебе это имя о чем-нибудь говорит?

- Немного. - Ральф улыбнулся.

- Я была уверена, что нам придется уехать из Дерри. Разослав прошения о приеме на работу во все библиотеки до самого Портсмута, я  поняла, что такая перспектива мне  не по душе. Из  своих  тридцати одного только  шесть лет  я прожила здесь,  но Дерри стал для меня родным домом  - трудно  объяснить, но это так.

- Ничего не  нужно объяснять, Элен.  По-моему, дом  -  это такая  вещь, которая дается человеку, как цвет лица или глаз.

Гретхен кивнула.

- Да, - сказала она. - Полностью согласна.

-  Майк  позвонил  в  понедельник и  сообщил,  что в детской библиотеке открылась вакансия ассистента. Я даже не могла поверить. Целую неделю я то и дело щипала себя, словно проверяя, уж не сон ли это. Правда, Гретхен?

-  Ты была  просто  счастлива, -  согласилась  Гретхен. -  И это  очень приятно.

Она улыбнулась  Элен, и  для Ральфа эта улыбка  стала  откровением.  Он внезапно понял, что может смотреть на Гретхен Тиллбери  бесконечно,  но  это ничего не изменит. Даже если бы в комнате находился  Том Круз <Популярный голливудский  актер.>, все  осталось  бы по-прежнему.  Он  подумал, уж не догадывается ли  об этом Элен, а затем отчитал себя за глупость. У Элен были свои недостатки, но тупость не входила в их число.

- И когда ты приступаешь к работе? - поинтересовался Ральф.

-  Двенадцатого,  ответила  Элен.  -  Буду  работать  после обеда и  по вечерам. Жалованье, конечно, не королевское, однако его вполне хватит, чтобы продержаться зиму, несмотря  на то, как пойдут... Остальные мои... Разве это не здорово, Ральф?

- Конечно, - согласился он. - Великолепно.

Натали,  выпив  полбутылочки  смеси, теперь  проявляла  признаки потери интереса. Соска  наполовину  высунулась  у  нее изо  рта,  и  струйка молока сбежала по подбородку. Ральф потянулся, чтобы вытереть ей личико, и его рука оставила в воздухе деликатные серо-голубые линии.

Натали ухватилась за них и звонко рассмеялась, когда линии растворились у нее в кулачке. У Ральфа перехватило дыхание.

"Она видит. Ребенок видит то же, что и я". "Ерунда, Ральф.

Полнейший бред, и тебе это известна". Однако он знал, что дело  обстоит иначе. Только что он собственными  глазами видел, как малютка  Нэт  пыталась схватить аурные полосы, оставленные его пальцами.

- Ральф? - окликнула Элен. - Что-то случилось?

-  Ничего.  -  Взглянув  вверх,  он увидел, что Элен окружает блестящее облако цвета слоновой кости, струящееся волнами, словно дорогой шелк.

 
< Пред.   След. >

Copyright @ Stephen King, 1975-2004. Copyright @ Издательство АСТ, издательство КЭДМЭН, переводчики В.Вебер, elPoison и другие. Все права принадлежат правообладателям.