Реклама

Поделись с друзьями!

Проголосуй за любимого Кинга!

Понравились рассказы?
 
Бессонница. Страница 34 Версия для печати Отправить на e-mail
Написал Super Administrator   

   6   Уже у выхода из библиотеки Лейдекер неожиданно спросил Ральфа:

- Должно быть, сотовый мед сотворил чудо, а?

Сначала Ральф  вообще  не понял, о чем говорит  инспектор, - с таким же успехом тот мог задать свой вопрос на эсперанто.

- Я  говорю о бессоннице, -  терпеливо пояснил  Лейдекер. - Она прошла, правильно? Наверняка, ведь вы  выглядите  в биллион  раз лучше, чем во время нашей первой встречи.

- В тот день я перенес нервное потрясение, - помялся Ральф.

Это напоминало старую песенку Билли Кристэла о Фернандо - ту, в которой пелось:

"Послушай,  Дженни,   Не  надо  нервных  потрясений,   Не  говори,  что чувствуешь себя паршиво, Когда ты, детка, так красива!

Пускай там что-то и болит, Но у тебя ВЕЛИКОЛЕПНЫЙ ВИД!"

- А сегодня разве нет? Так расскажите - это все-таки сотовый мед?

Ральф сделал вид, что размышляет, затем кивнул:

-  Да,  думаю, именно  он помог. -  Фантастика!  А что я вам говорил! - радостно воскликнул Лейдекер. И мужчины шагнули под осенний дождь.

   7

   Они остановились у перекрестка, ожидая, когда зажжется зеленый свет.

Ральф повернулся к  Лейдекеру и спросил, есть ли  шансы на  привлечение Эда к суду как соучастника Пикеринга.

- Потому что  именно Эд поручил ему  это дело. Я уверен в этом так  же, как и в том, что рядом находится Строуфорд-парк.

-  Возможно, вы и правы, - ответил  Лейдекер,  - однако не стоит тешить себя надеждой  - обвинить  Эда в  соучастии нет никаких шансов. Даже не будь окружной прокурор  таким  консерватором, как Дейл Кокс, у  нас ничего бы  не вышло.

- Почему?

- Во-первых, сомневаюсь, что нам удалось бы доказать  связь между этими двумя. Во-вторых,  парни, подобные Пикерингу,  обычно  очень лояльны  к тем, кого  они причисляют к  своим "друзьям", а ведь  таковых у них очень мало их мир в основном состоит  из врагов.  И потом,  я сомневаюсь, чтобы на допросе Пикеринг повторил хоть что-нибудь из того, что  он изрекал, втыкая охотничий нож вам  под ребра. В-третьих, Эд Дипно  далеко не дурак. Сумасшедший, да  - возможно, даже  безумнее, чем Пикеринг,  - но  глупцом  его  не назовешь. Он станет все отрицать.

Ральф кивнул. Он был того же мнения об Эде.

- Даже если Пикеринг и скажет, что Дипно приказал ему найти и убить вас -  на  основании  признания  вас одним из детоубийц-центурионов,  - Эд будет улыбаться  и согласно кивать  головой, мол, он  был уверен -  бедняга  Чарли поведает нам весь этот бред, возможно бедняга Чарли и сам во все это  верит, однако это не правда.

Загорелся  зеленый свет.  Лейдекер  проехал  перекресток  и свернул  на Гаррис-авеню.  "Дворники"  автомобиля  усердно работали.  Оставшийся  справа Строуфорд-парк сквозь потоки дождя по стеклу напоминал размытый мираж.

- И что мы  на это ответим? -  спросил Лейдекер.  -  Дело в  том, что у Чарли  Пикеринга длинная история,  связанная с  умственными  отклонениями он много  путешествовал по психушкам:  Джунипер-Хилл, Акадиа-хоспитл,  Институт психотерапии  в  Бангоре...  Если  есть еще  заведения, где бесплатно  лечат электрошоком и смирительными рубашками, скорее всего, Чарли побывал и там.

В настоящее  время его  коньком стали аборты. В конце  шестидесятых  он активно  выступал против  Маргарет Чейс Смит, рассылая  доносы  повсюду  - в полицию Дерри, в службу  окружного прокурора, даже в ФБР - и  утверждая, что она русская шпионка. Он писал, что у него имеются доказательства.

- Это невероятно!

-  Конечно, но таков уж Чарли Пикеринг,  и я могу спорить, что в каждом захолустном городишке Соединенных Штатов найдется дюжина ему подобных. Ральф ощупал прямоугольник повязки. Он никак не мог забыть карие глаза Пикеринга - какими  те были  пугающими  и одновременно исступленными.  Он  и так  уже не слишком  верил, что обладатель этих  глаз чуть не  убил его, и  теперь Ральф опасался, что завтра все происходящее покажется ему так называемым смешением сна с объективной реальностью, о чем так много говорилось в книге Джеймса А. Холла.

- Хуже  всего,  Ральф,  то, что  одержимые,  подобные Чарли  Пикерингу, становятся послушными марионетками в  руках парней типа Дипно. Но пока у нас нет никаких доказательств его причастности.

Лейдекер  свернул на  подъездную  дорожку  у  дома Ральфа и остановился позади огромного "олдсмобиля" с пятнами ржавчины на багажнике и очень старой наклейкой на бампере - "ДУКАКИС-88" <Майкл Дукакис баллотировался на пост президента США от Демократическом партии в 1988 году>.

- И кому же принадлежит этот бронтозавр? Профессору?

- Нет. Это мой бронтозавр.

Лейдекер недоверчиво посмотрел на Ральфа:

-  Если  у вас есть  машина, зачем тогда мокнуть под  дождем в ожидании автобуса? Она неисправна?

- Машина на ходу, - нерешительно ответил Ральф, не желая объяснять, что он не пользовался  автомобилем  уже более  двух  месяцев. - К тому же мне не приходится мокнуть  под дождем; на  автобусной  остановке есть навес. И даже скамья. Правда, там нет кабельного телевидения, но подождем еще годик.

- И все же... - протянул Лейдекер, с сомнением оглядывая "олдсмобиль".

- Последние пятнадцать лет я  просидел за рулем  письменного стола,  но когда-то работал  коммивояжером.  Целые двадцать  пять  лет  я  проезжал  по восемьсот миль в неделю. Когда же я осел в типографии, меня перестало тянуть к баранке. А  с  тех пор, как умерла  моя жена,  вообще не  осталось  причин садиться за руль. Меня вполне устраивает автобус.

Прозвучало  правдоподобно:  Ральфу  не хотелось добавлять,  что он  все больше не  доверяет  как быстроте своих реакций, так и остроте  зрения.  Год назад, когда  он возвращался из кино, мальчишка лет семи выбежал за мячом на проезжую часть, и, хотя  Ральф ехал  со  скоростью не более двадцати миль  в час, на протяжении двух ужасных секунд он был уверен, что собьет мальчугана. Конечно,  этого не случилось, но с тех пор Ральф садился  за руль  считанное число раз.

Рассказывать это Джону не было необходимости.

- Ну что ж, дело ваше. - Лейдекер махнул рукой в сторону "олдсмобиля".

- Вы сможете зайти в участок завтра к часу дня, Ральф? Я буду там около полудня, так что смогу помочь. И угощу вас кофе, если пожелаете.

- Отлично. Спасибо, что подвезли.

-  Пустяки.  И еще  одно...  Ральф,  уже открывший дверцу,  обернулся к Лейдекеру, удивленно подняв брови.

Лейдекер посмотрел на свои руки, поерзал за рулем, кашлянул и, наконец, снова взглянул на Ральфа.

- Я просто хотел сказать, что вы держались молодцом, - произнес он.

-  Для  многих парней, даже лет на  сорок моложе вас,  такое  небольшое приключение закончилось бы на операционном столе или в морге.

-  Мне помогал мой ангел-хранитель,  - улыбнулся Ральф, вспоминая  свое удивление, когда понял, что за предмет находится у  него в кармане куртки. - Вполне возможно, и все же на ночь проверьте, заперта ли ваша дверь.

Слышите?

Ральф с улыбкой кивнул. Заботливость Лейдекера тронула его.

- Обязательно, а если мне еще  поможет и Мак-Говерн, все  будет хорошо. "К тому же, - подумал он, - я всегда смогу спуститься вниз и проверить дверь еще раз, когда  проснусь. Это  произойдет через два  с половиной  часа после того, как я засну".

- Все  обязательно  будет хорошо,  - сказал Лейдекер. -  Никто из  моих сотрудников не  обрадовался,  узнав, что Дипно  снюхался с "Друзьями жизни", ведь  он  всегда производил приятное  впечатление. Так бы  мы и  считали, не позвони вы в тот  день, когда Дипно решил размяться, использовав свою жену в качестве боксерской груши.

Ральф кивнул.

- С другой  стороны, мы  и  раньше сталкивались  с  такими  парнями,  в какой-то  степени  им  присущ инстинкт  саморазрушения. И этот  процесс  уже начался в Дипно. Он потерял жену, потерял работу... Вам  об этом известно? - Да. Мне сообщила Элен.

- Теперь он теряет  своих более умеренных  последователей. Они отходят, как боевые истребители, возвращающиеся  на базу,  потому что у них кончилось горючее. Только не Эд  -  он  пойдет дальше,  несмотря ни на что. Думаю, ему удастся удержать некоторых из своих сторонников  до  выступления Сьюзен Дэй, но после него, по-моему, Дипно окажется в полном одиночестве.

- Вам не приходила в голову мысль, что он планирует что-то на пятницу?

Что он может попробовать расправиться со Сьюзен Дэй?

- Конечно, - ответил Лейдекер. - Мы обдумываем такую возможность.

   8

   Ральф был счастлив, что на этот раз входная дверь оказалась запертой.

Он устало поднялся по лестнице,  казавшейся сегодня длиннее  и мрачнее, чем когда-либо.

В  комнатах,  казалось,  было невероятно тихо,  несмотря на  барабанную дробь дождя по крыше, а в воздухе словно застыл запах. Ральф подвинул стул к кухонному  шкафу, вскарабкался  на  него и взглянул  наверх,  словно  ожидая обнаружить там еще одного "Телохранителя"

- настоящий баллончик, тот, который он положил туда, проводив Элен и ее подружку Гретхен, - ив глубине души он действительно ожидал именно этого.

Однако  на  шкафу  ничего  не  оказалось,  кроме  сломанной зубочистки, старого предохранителя и толстого слоя пыли.

Осторожно спустившись на  пол, Ральф увидел грязные следы на сиденье, и куском бумажного полотенца протер его. Затем, поставив стул на место, прошел в  гостиную.  Он  долго  переводил  взгляд  с дивана  на  кресло, оттуда  на старенький телевизор  между двумя окнами,  выходящими на  Гаррис-авеню, а от телевизора  - в дальний угол комнаты.  Придя домой вчера, раздосадованный на Мак-Говерна за незапертую дверь, он принял куртку, висевшую на вешалке в том углу, за незваного гостя. Не стоит выкручиваться; он решил, что это Эд Дипно вздумал посетить его.

"Но ведь  я никогда  не  вешаю  куртку. Это  одна из  моих  привычек  - надеюсь, одна из немногих,  - которая  всегда раздражала Кэролайн. И если уж мне не удалось  избавиться от нее при жизни Кэролайн, едва ли  это произошло после ее смерти. Нет, это не я повесил куртку".

Ральф  пересек гостиную,  порылся в карманах  серой  кожаной  куртки  и выложил все найденное на телевизор. Из левого кармана он выудил лишь кошелек с мелочью,  зато правый - даже без газового баллончика скорее напоминал бюро находок.  Там  была  лимонная  конфета в обертке; смятая рекламка  пиццерии; батарейка; маленькая пустая коробочка, в которой когда-то пребывал  яблочный пирожок из "Макдональдса";  его абонементная карточка из  видеосалона  Дэйва (карточка без вести  пропала недели две назад, Ральф был уверен, что потерял ее); коробок спичек; смятые конфетные  обертки... И свернутый листок голубой линованной бумаги.

Ральф развернул листок и прочитал  единственное предложение, написанное дрожащим старческим почерком: "Я тороплю себя ежесекундно, ежечасно - успеть бы все свершить, что предначертано судьбой".

Этой фразы оказалось вполне достаточно,  чтобы убедить разум в том, что давно уже  было известно его сердцу:  Дорренс Марстеллар сидел  на  крыльце, когда Ральф вернулся из центра  с вестернами, но  он  кое-что сделал, прежде чем усесться и ждать. Он поднялся наверх, снял с кухонного шкафа баллончик и положил его в правый  карман  куртки Ральфа: Он  даже оставил свою "визитную карточку":  стихотворную  строку,  нацарапанную  на листке  из его  записной книжки  с расписанием  движения самолетов. Затем, вместо того чтобы положить куртку на обычное место, старина Дор аккуратно повесил ее на вешалку.

Проделав это (готовую булочку не испечь заново), он вернулся на крыльцо и стал поджидать Ральфа.

Вчера вечером Ральф снова выговаривал Мак-Говерну  за незапертую дверь, и Билл воспринял взбучку так же спокойно, как сам Ральф принимал недовольное ворчание Кэролайн из-за куртки, вечно  бросаемой куда  попало, но теперь  он думал, что напрасно обвинял Билла. Старина  Дор подобрал ключ...  Или открыл дверь  посредством колдовства.  В  данных  обстоятельствах больше  подходила магия. Потому что...

 
< Пред.   След. >
Copyright @ Stephen King, 1975-2004. Copyright @ Издательство АСТ, издательство КЭДМЭН, переводчики В.Вебер, elPoison и другие. Все права принадлежат правообладателям.