Понравились рассказы?
 
Грузовики Версия для печати Отправить на e-mail
Написал Super Administrator   

     Второй  резервуар   опустел,  я  принялся   за  третий.   Солнце   жгло
немилосердно.  От  паров  бензина разболелась голова.  На  нежной коже между
большим  и  указательным  пальцами  вздулись волдыри.  Но  грузовики про это
ничего не знали.  Они  понимали, что такое текущие трубопроводы, заклинившие
подшипники, выбитые шаровые опоры,  но представить  себе не  могли, что есть
водяные пузыри, солнечный удар и нестерпимое желание завопить во весь голос.
О своих  бывших хозяевах  им  требовалась малая толика знаний, и  они ее уже
усвоили: из нас текла кровь.
     Покончив с  последним резервуаром,  я бросил шланг на землю.  Грузовики
все стояли. Я разогнулся, повернул голову. Очередь вытянулась вдоль стоянки,
перетекая на автостраду, расширяясь до двух=трех полос, уходя к горизонту.
     Такое случалось только в Лос=Анджелесе да  еще в час пик. Воздух мерцал
от горячих выхлопных газов, пахло сгоревшим дизельным топливом.
     - Все,- выдохнул я.- Горючего нет. Резервуары сухие.
     И тут басовито заревел мощный двигатель. Громадный серебристый грузовик
свернул  на автостоянку:  бензовоз. С надписью вдоль цистерны: ЗАПРАВЛЯЙТЕСЬ
ФИЛЛИПС 66 - РЕАКТИВНЫМ ГОРЮЧИМ".
     Тяжелый шланг выпал с заднего торца.
     Я   наклонился,  поднял  его,  вставил  в  сливную  магистраль  первого
резервуара. Заработал  перекачивающий насос. Запах бензина ударил мне в нос.
Тот  самый  запах,  который,  должно   быть,  вдыхали  умирающие  динозавры,
проваливаясь в нефтяные болота.  Я заполнил еще два резервуара и приступил к
заправке.
     Сознание  мутилось, я потерял  счет времени  и грузовикам.  Отворачивал
крышку,  вставлял  шланг, качал,  пока горячая жидкость не била через  край,
ставил  крышку   на  место.  Водяные  пузыри  лопнули,  сукровица  текла  по
запястьям. Голову дергало, как  гнилой  зуб,  запах  гидрокарбонатов вызывал
тошноту.
     Я  знал, что вот=вот рухну без чувств. Потеряю сознание, и на  этом все
кончится. Но заправлять буду, пока не свалюсь.
     Потом руки легли на мои плечи. Темные руки повара= раздатчика.
     - Иди в закусочную. Отдохни. Я поработаю до темноты. Постарайся уснуть.
     Я протянул ему шланг.
     * * *
     Но спать я не могу.
     Девушка  спит.  Распростершись на стойке, подложив под голову скатерть.
Но  ее лицо  не расслабилось и  во  сне.  Лицо, не  знающее ни  возраста, ни
времени. Лицо жертвы  войны. Вскорости  я  собираюсь  ее будить.  Сгустились
сумерки, и вахта повара=раздатчика длится уже пять часов.
     А  грузовики  все  подъезжают.  Я   выглянул  из  развалин  закусочной.
Подсвеченная подфарниками, их  очередь растянулась на милю, а то и больше. В
надвигающейся темноте, сами подфарники поблескивают, как желтые сапфиры.
     Девушке придется отстоять свою смену. Я покажу ей, что надо делать. Она
скажет, что не сможет, но у нее все получится. Она захочет жить.
     Ты  не  хочешь  стать их рабом, спрашивал повар= раздатчик. К этому все
придет. Ты хочешь до конца жизни менять  фильтры, стоит одной из этих тварей
загудеть?
     Возможно,  мы сможем  убежать. Сейчас  они выстроены  в ряд,  мы успеем
прыгнуть в дренажную канаву. А потом побежим  по полям, спрячемся в болотах,
где грузовики утонут, как мастадонты...
     Обратно в пещеры!
     Рисовать  картины  углям.  Это  Бог  луны,  это  дерево.  Это  охотник,
сокрушающий "мака".
     Не получится. Слишком большая часть мира заасфальтирована. Даже детские
площадки.  Что же касается  болот,  то  есть танки,  вездеходы, платформы на
воздушной  подушке, оснащенные  лазерами,  мазерами,  тепловыми радарами.  И
малу=помалу они изменят мир, как им того хочется.
     Я вижу нескончаемые колонны самосвалов, заваливающие песком кефенокские
болота, бульдозеры, превращающие  национальные парки и  девственные  земли в
плоскую укатанную равнину. Чтобы грузовики ехали себе и ехали.
     Но они  машины. Какие  бы изменения не произошли в них, даже если они и
обрели массовое сознание, функции  воспроизводства себе  подобных они лишены
начисто.  И  через пятьдесят  или  шестьдесят лет  они  превратятся  в груды
ржавого  металла, в неподвижные  мишени,  в  которые  свободные  люди  будут
бросать камни.
     Но,  закрыв  глаза, я  вижу  сборочные  конвейеры Детройта,  Диарборна,
Янгстоуна и Макинака, новые грузовики, которые собирают рабочие. И вкалывают
они не от звонка до звонка, а пока не упадут замертво. Но к конвейеру тут же
встают другие.
     Повар=раздатчик уже  еле  таскает ноги. Он тоже в возрасте. Пора будить
девушку.
     Два   самолета,  оставляя  серебряные  инверсионные  хвосты,  летят   у
темнеющего восточного горизонта.
     Если бы я мог поверить, что в креслах пилотов сидят люди.

 

Еще кое-что интересное: 

Чувство, которое можно выразить словами только по-французски 

1408 

Четвертак, приносящий удачу 

 



 
< Пред.   След. >

Copyright @ Stephen King, 1975-2004. Copyright @ Издательство АСТ, издательство КЭДМЭН, переводчики В.Вебер, elPoison и другие. Все права принадлежат правообладателям.