Реклама

Поделись с друзьями!

Проголосуй за любимого Кинга!

Понравились рассказы?
 
Темная половина. Страница 13 Версия для печати Отправить на e-mail
Написал Super Administrator   
Затем он начал пересекать дорогу,  по крайней мере, я думаю, что он это делал или  собирался  сделать.  Если  вы понимаете, что я имею в виду. Я подумала, что сейчас он подойдет  к  моему дому, постучит в дверь и скажет, что его машина сломалась в дороге и можно ли ему позвонить от меня по телефону, и я не знала, что бы я  ответила  на эти слова, если бы он сделал все так. Может быть, я вообще бы ничего и  не сказала за дверью.

 Я предполагаю, что я просто глупая старуха, но я начала тут же вспоминать  фильм  из  серии  "Альфред  Хичкок  представляет",  где какой-то сумасшедший убил кого-то и разрубил на куски, а затем запрятал их в багажник своей машины, и они  смогли  его  поймать  только  потому,  что задний фонарь был разбит или еще что-то в этом роде, но на другой  стороне было...

- Миссис Арсено, могу ли я спросить...

- ...было то, что я не хочу называть. Это ведь был филистимлянин, или гоморрец, или еще кто-то, перешедший на другую сторону  дороги,  -  миссис Арсено продолжала со все большим  вдохновением.  -  Вы  знаете  историю  о добром самаритянине. Поэтому я была в некотором затруднении  насчет  того, как мне действовать. Но я сказала себе...

И здесь Норрис позабыл обо всех сахарных рожках.  Он  даже  сумел  на секунду прервать миссис Арсено и сообщить ей, что  тот  человек,  которого она  видела  прошлой  ночью,  может  быть  "находящейся  ныне  в  розыске" личностью. Он вернул ее к началу  рассказа  и  попросил  описать  ему  все увиденное без участия Альфреда Хичкока, а также доброго самаритянина, если только это возможно.

История, переданная им по рации  шерифу  была  такова:  она  смотрела "Ночное шоу" в  одиночестве,  ее  муж  и  сыновья  уже  спали.  Ее  кресло находилось у окна, откуда была видна дорога N_ 35.  Ставни  были  открыты. Около двенадцати тридцати или двенадцати сорока она  выглянула  в  окно  и увидела  человека,  стоявшего  на  противоположной  стороне  дороги...  со стороны кладбища Хоумленд.

Пришел ли этот мужчина оттуда или с другой стороны?

Миссис  Арсено  не  может  здесь  ничего  утверждать  наверняка.  Она предполагает, что он мог прийти  со  стороны  Хоумленд,  что  означало  бы стремление незнакомца удалиться от города, но она никак не может  привести каких-либо доводов в пользу  этого  впечатления,  потому  что,  когда  она выглянула из окна первый раз, она там ничего не увидела, а затем выглянула через некоторое время, перед тем как встать за формой с  мороженым,  и  он уже стоял на дороге. Просто стоял и смотрел на освещенное  окно  и,  может быть, на нее. Она подумала, что он собирается перейти дорогу, или он начал пересекать ее (наверное, стоял там же, где и был раньше - это просто нервы у нее разыгрались, решил Алан), когда на верхушке холма появились  огоньки фар. Когда человек  в  костюме  заметил  приближающийся  свет,  он  поднял большой палец, как это делают все  путешествующие  бесплатно  на  попутных машинах.

- Это был автомобиль Хомера, и сам старикан сидел за рулем, - сказала Норрису Риджуику миссис Арсено. - Сперва я подумала, что он просто  поедет дальше, не обращая внимания  на  этого  малого,  как  и  любой  нормальный человек, встречающий незнакомца посреди ночи. Но этот дуралей  затормозил, включил задние фары, подъехал назад к пассажиру и  впустил  его  в  кабину своего пикапа.

Миссис Арсено, которой было всего сорок шесть, но выглядела  она  лет на двадцать старше, покачала своей седой головой.

- Хомер должен был крепко набраться, чтобы допускать к себе в  машину всякого бродягу, - сказала она. - Набраться или свихнуться, а я ведь  знаю его почти тридцать пять лет. Он  не  такой  простак.  -  Она  помолчала  в раздумье.

- Да... Не такой простак.

Норрис попытался получить еще какую-либо информацию от миссис  Арсено по поводу костюма этого человека, но здесь ему не повезло. Он подумал, что действительно очень жаль, что уличные  фонари  оканчиваются  на  площадках кладбища Хоумленд, но у таких маленьких городков, как Кастл  Рок,  хватает денег лишь на это.

То, что это был костюм, она была  полностью  уверена.  Не  спортивный плащ и не мужская куртка, и он не был черным, но оставалась еще вся  гамма цветов, из которых она не могла ничего точно  указать.  Миссис  Арсено  не думала,  что  костюм  был  чисто-белым,  но  и   не   продвигалась   далее утверждения, что он не мог быть черным, она готова поклясться в этом.

- Я не прошу вас клясться, миссис Арсено, - сказал Норрис.

- Когда кто-то разговаривает с полисменом  по  делам  официальным,  - перебила она, втягивая руки внутрь рукавов свитера,  -  это  почти  то  же самое.

Поэтому вкратце суть ее показаний была такова: она видела, как  Хомер Гамаш забрал с собой попутчика примерно в  четверть  первого  этой  ночью. Ничего такого, о чем  следовало  бы  звонить  в  ФБР.  Было  только  очень странно, что Хомер подобрал пассажира в трех милях от  своего  дома...  но так и не доехал туда.

Миссис Арсено также абсолютно права  и  насчет  костюма.  Глядеть  на этого малого, столь далекого во мраке ночи, было уже достаточно странно  - в четверть первого  все  обитатели  фермы  уже  полностью  отключаются  от дневных забот - а если добавить к тому костюму еще  и  галстук  (какого-то темного цвета, но ради Бога, не спрашивайте какого именно, потому что я не могу и не хочу говорить об этом), это  действительно  заставит  нервничать наблюдателя.

- Что я должен теперь делать? - спросил Норрис по рации, передав свой доклад шерифу.

- Стой там, где сейчас находишься, - сказал Алан. - Можешь обсудить с миссис Арсено фильмы серии "Альфред Хичкок представляет", пока я не приеду туда. Мне и самому они всегда нравились.

Но не успел он проехать и полмили,  как  место  их  встречи  пришлось срочно перенести с фермы Арсено на участок на милю западнее ее. Мальчик по имени Фрэнк Гавино, возвращаясь домой с утренней рыбалки у Стриммер  Брук, увидел пару ног, торчащих из высокой травы на южной стороне дороги N_  35. Он побежал домой и сказал об этом матери. Она  позвонила  в  офис  шерифа. Шейла Бригхем передала сообщение Алану Пэнборну и Норрису Риджуику.  Шейла соблюдала протокол и не упомянула никаких имен в  открытом  эфире  (вместо чего всегда использовались всевозможные названия  из  мира  животных),  но Алан по ее опечаленному голосу сразу понял, что даже она  догадалась,  чьи это ноги.

Единственным  приятным  событием  этого  утра  было  то,  что  Норрис закончил опустошение своего желудка до прибытия  Алана  и  остановился  на северной стороне дороги, подальше  от  тела  и  любых  возможно  имевшихся следов вокруг него.

- Что теперь? - спросил Норрис, прерывая раздумье шерифа.

Алан  тяжело  вздохнул,  и  от  этого  вздоха   взлетели   насекомые, привлеченные тем, что осталось от Хомера. Это было проигрышным делом.

- Теперь я должен идти к Эллен Гамаш и сообщить  ей,  что  она  стала вдовой с этого утра. Ты останешься здесь у тела. Постарайся не  подпускать к нему мух.

- Но почему, шериф? Их здесь полным-полно. А он...

- Мертв, да, я это вижу. Я не знаю почему. Потому  что  мне  кажется, что это будет правильно. Мы не сможем его оживить, но,  по  крайней  мере, защитим от загаживания мухами то место, где раньше был его нос.

- О'кей, - сказал Норрис мрачно. - О'кей, шериф.

- Норрис, как ты думаешь,  сможешь  ли  ты  звать  меня  "Алан"  если потренируешься? Если ты постараешься?

- Конечно, шериф, я смогу это сделать.

Алан хрюкнул и бросил последний взгляд на участок, который, когда  он вернется сюда,  по  всей  вероятности,  уже  будет  огорожен  ярко-желтыми лентами с надписью "МЕСТО ПРЕСТУПЛЕНИЯ. НЕ  ХОДИТЬ".  Медицинский  эксперт будет здесь. Генри Пейтон из Оксфордского управления  полиции  штата  тоже будет  здесь.  Фотограф  и  техники  из  находящегося  в   столице   штата департамента уголовных дел министерства юстиции вряд ли успеют появиться - если только парочка из них не находится в этом районе по другому делу - но они также вскоре появятся. К часу  пополудни  здесь  появится  передвижная лаборатория полиции штата, набитая судебными экспертами  и  парнями,  чьей работой было  перемешивание  гипса  и  снятие  муляжных  отливок  со  всех отпечатков, если только Норрис был достаточно умен или счастлив, чтобы  не забить  их  шинами  своего  автомобиля  (Алан  склонялся  здесь  в  пользу счастья).

И к чему же все это приведет? Да примерно  к  следующему.  Полупьяный старикан остановился, чтобы помочь страннику ("Полезай сюда, малый, - Алан почти слышал эти слова, - я еще проеду всего пару миль до дома, но это все же сократит тебе время на дорогу."),  а  попутчик  отблагодарил  водителя, забив его до смерти и забрав автомобиль.

Он догадывался, как потом человек в костюме попросил  Хомера  немного притормозить - чаще всего они говорят, что им нужно отлить, и, как  только пикап остановился, он схватил старика, вышвырнул из машины и...

Да, но дальше все складывается очень плохо. Просто чертовски плохо.

Алан все еще смотрел на то место, где Норрис Риджуик стерег  кровавое месиво, которое еще недавно было живым человеком, и терпеливо отгонял  мух от того, что называлось лицом Хомера, и  почувствовал,  что  его  начинает мутить.

Он был просто стариком, сукин ты  сын  -  стариком,  стоящим  у  края могилы и всего с одной рукой, стариком, чья единственная радость была игра в вечернем клубе в боулинг. Так почему  ты  просто  не  вытолкнул  его  из пикапа и не оставил его после этого? Ночь была теплая,  да  даже  если  бы было  и  холоднее,  он  бы,  наверняка,  остался   жив-здоров.   Я   готов прозакладывать свои часы, что мы найдем изрядную  долю  антифриза  в  теле Гамаша. А дорожный номер машины в любом случае уже пошел  по  проводам  во все концы штата. Так для чего же все это? Парень, я надеюсь,  что  у  меня будет возможность спросить тебя об этом!

Но разве дело в причине? Ясно, что не Хомер Гамаш был здесь причиной. Нет ничего, ради чего  нужно  было  связываться  с  Хомером. 

 
< Пред.   След. >
Copyright @ Stephen King, 1975-2004. Copyright @ Издательство АСТ, издательство КЭДМЭН, переводчики В.Вебер, elPoison и другие. Все права принадлежат правообладателям.