Реклама

Поделись с друзьями!

Проголосуй за любимого Кинга!

Понравились рассказы?
 
Темная половина. Страница 14 Версия для печати Отправить на e-mail
Написал Super Administrator   
Потому  что, оглушив его, попутчик вышвырнул Гамаша из машины и оттащил его  в  канаву, видимо, держа беспомощное тело за подмышки. Алану не нужны  были  мальчики из  департамента  уголовных  дел,  чтобы  прочитать   следы,   оставленные каблуками ботинок Гамаша.  По  ходу  дела  преступник  убедился  в  полной беззащитности жертвы. И уже в канаве, оторвав протез  от  тела,  забил  им старика насмерть с неимоверной жестокостью.

 

     5. 96529Q

   - Посмотрим, посмотрим, - провозгласил патрульный  штата  Коннектикут Уоррен Хэмильтон, хотя он и был один в машине. Это было  вечером  2  июня, через 35 часов после обнаружения трупа Хомера Гамаша в городке штата  Мэн, названия которого Хэмильтон никогда не слыхивал ранее.

Он был в районе Вестпорт 1-95  у  закусочной  "Макдональдс".  У  него вошло в привычку сновать около стоянок для бензозаправки и  закусочных  во время патрулирования внутри штата. Если вы подъезжаете к  последнему  ряду паркуемых машин ночью,  потушив  свои  фары,  вы  иногда  можете  получить хороший улов. Лучше, чем хороший. Но иногда. Когда он чувствовал, что  эта возможность вдруг появляется, он очень часто беседовал сам  с  собой.  Эти рассуждения начинались с "посмотрим, посмотрим", затем переходили в  нечто типа давай-ка попросим этого пылесоса выйти наружу"  или  "спроси-ка  свою маму, верит ли она в это". Патрульный Хэмильтон задавал вопрос насчет мамы в тех случаях, когда чувствовал что-то неладное.

- Что мы имеем здесь? - проворковал он на этот раз и запустил  машину на медленный задний ход. - Проезжаем "Камаро".  Теперь  "Тойоту",  которая напоминает стареющую облезлую лошадь  своей  обшарпанной  поверхностью.  А теперь... та-та-та! Старый пикап "Шевроле", который выглядит оранжевым под светом фар, это означает, что он белого или светло-серого цвета.

Он  включил  свою  подвижную  фару  и  направил  ее  на  лицензионную пластину. Эти пластины, по мнению  Хэмильтона,  стали  в  последнее  время выглядеть куда лучше. Один за другим, каждый штат  вводил  на  них  мелкие рисованные изображения. Это упрощало  определение  хозяина  номера  ночью, когда быстро и  сильно  изменяющиеся  условия  освещения  трансформировали естественные  цвета  окраски  в  самые  невообразимые  оттенки.  И  худшим освещением для  пластин  с  идентификационным  номером  были  эти  чертовы оранжевые лампы высокого напряжения. Он не знал, способны ли они  ослепить преследуемого   преступника,   как   это    предусматривалось    при    их проектировании, но был абсолютно уверен, что  они  заставляют  полицейских делать тяжелую лишнюю работу, которой он сам теперь  вынужден  заниматься, для проверки идентификационных пластин на украденных или  просто  угнанных из озорства машинах без номеров.

Маленькие картинки медленно сменяли друг друга, пока не появилась вот эта. Статуя свободы была Статуей свободы и при ярком  солнечном  свете,  и при идиотском медно-оранжевом луче этих недоносков. Не важно, какой  цвет, дама Свободы всегда означает штат Нью-Йорк.

А вот этот трахнутый отец семейства, которого он высветил на  пикапе, означает штат Мэн. Теперь уже вам не надо таращить глаза для поиска следов принадлежности автомобиля  этой  ЗЕМЛЕ  ОТПУСКНИКОВ  и  стараться  понять, какого же цвета окраска. Вам просто  надо  взглянуть  на  трахнутого  отца семейства. На самом деле на картинке был изображен рак, и  Хэмильтон  знал это, но трахнутый отец семейства, как его не называй по-другому, все равно остается тем, кто он есть. Сам он никогда и не стал бы класть себе  в  рот эту гадость.  Но  сейчас  он  был  просто  рад  встретится  с  кем-нибудь. Особенно, когда у него столь острое  желание  подержать  эту  лицензионную пластину в своих руках.

- Спроси-ка маму, верит ли она в это, - прошептал он,  сворачивая  на стоянку.  Он  взял  свой  талмуд  с   перечнем   находящихся   в   розыске автомобильных номеров, включил освещение внутри  машины  и  начал  листать здоровенную книгу, водя пальцем по строчкам сверху вниз.

А вот и он. 96529Q. Штат Мэн, родина всех трахнутых отцов семейства.

Предварительный объезд пикапа вроде бы говорил о том,  что  в  кабине никого нет. В кабине была  установлена  подставка  для  винтовки,  но  она пустовала. Возможно, хотя и  маловероятно,  что  кто-то  ночует  в  кузове пикапа. И  тоже  вполне  вероятной  была  возможность,  что  этот  кто-то, ночующий в кузове, держит при себе ту самую винтовку с подставки. А  всего вероятнее было то, что водитель давно ушел из машины. Все равно...

Старые  полицейские,  смелые  полицейские,  но   не   старые   смелые полицейские, - сказал сам себе Хэмильтон приглушенным голосом. Он отключил мощную фару и медленно объезжал ряд автомашин. Дважды он тормозил и  снова включал фару, хотя на этот раз даже и не глядел на освещаемые  автомобили. Всегда есть возможность, что  мистер  96529Q,  выходя  из  ресторана,  уже увидел Хэмильтона, когда тот освещал украденный им автомобиль,  а  теперь, когда он видит,  что  Хэмильтон  продолжает  объезд  и  время  от  времени проверяет другие машины, вор  может  успокоиться  и  не  обращать  особого внимания на патрульного.

- Если сам о себе не позаботишься, может быть, всем другим уже  будет не о ком волноваться, - воскликнул патрульный Хэмильтон. Это была еще одна его присказка, но не столь частая, как насчет мамы.

Он нырнул в темный угол, откуда  можно  было  наблюдать  за  пикапом. Вызвал базу, которая находилась всего в четырех милях вверх по  дороге,  и сообщил о находке разыскиваемого по делу об убийстве пикапа из штата  Мэн. Он запросил отряд поддержки и сказал, что  ждет  его  прибытия  как  можно скорее.

Хэмильтон никого не замечал поблизости от пикапа и потому решил,  что с его стороны не будет слишком смелым, если он  приблизится  к  машине  со всеми предосторожностями. Он будет выглядеть смешным, если  его  товарищи, прибыв на место, узреют Хэмильтона все еще  сидящим  в  далекой  засаде  в темноте кустов.

Он вылез из машины, подтянул ремень с кобурой, но не  расстегнул  ее. Он вообще за все свои дежурства всего дважды расстегивал кобуру и ни  разу не палил из пушки. Не хотелось ему этого делать и сейчас.  Он  подходил  к пикапу под таким углом, чтобы можно было видеть и сам автомобиль, особенно его кузов, и  возможное  появление  мистера  из  этого  чудного  семейства ракообразных. Он подождал, пока мужчина и женщина, вышедшие из  ресторана, подошли к своему "Форду-Седану", и начал снова  двигаться  лишь  после  их отъезда.

Держа правую руку около  кобуры,  Хэмильтон  опустил  левую  на  свой ремень. Эти ремни также стали в последние годы намного лучше  и  красивее, по его мнению. Он был  еще  мальчишкой,  а  затем  и  взрослым,  страстным поклонником Бэтмана, известного также как Крестоносец с накидкой,  и  этот Бэтман, как он подозревал, послужил главной причиной того,  что  Хэмильтон стал полицейским. Из всех аксессуаров Бэтмана Хэмильтона привлекало  более всего не оружие и не реактивный двигатель, а ремень славного  крестоносца. Это чудное произведение  одежного  искусства  напоминало  хороший  магазин подарков. Оно всегда имело в себе все на все случаи жизни, будь то  канат, или пара очков для ночного  видения,  или  несколько  ампул  парализующего газа. Конечно, его служебный ремень был не столь хорош, но  на  левой  его стороне имелось три кармашка,  в  которых  хранились  три  очень  полезных вещицы. Одной из них был баллончик на батарейке, выпускаемый под фирменным названием "Лежать, собака!" Стоило вам нажать на красную кнопку,  "Лежать, собака!" начинал испускать ультразвуковой свист,  который  превращал  даже бешеных быков в клубок слипшихся спагетти.  Другая  штучка  была  баллоном Мэка  (версии  парализующего  газа  Бэтмана  в  исполнении  полиции  штата Коннектикут). Третьим сокровищем был четырехэлементный фонарик.

Хэмильтон извлек фонарик и включил  его  одной  левой  рукой.  Правая по-прежнему лежала на кобуре. Старые полицейские, смелые  полицейские,  но не старые смелые полицейские.

Он пустил луч  света  вдоль  кузова  пикапа.  В  нем  находился  лишь свернутый брезент и ничего более. Кузов был столь же пуст, как и кабина.

Хэмильтон сохранял все же  некоторую  дистанцию  до  этого  дурацкого пикапа со смешными картинками. Если бы его спросили "почему", он  вряд  ли сумел бы дать  ответ,  поскольку  делал  все  не  задумываясь.  Теперь  он наклонился и осветил фонариком днище пикапа, последнее из  тех  мест,  где кто-то, могущий причинить ему вред, возможно, спрятался. Маловероятно,  но все же надо до конца быть во всем уверенным. Он вовсе не хотел, чтобы  шеф начинал рабочее собрание следующим утром словами: "Дорогие друзья, сегодня мы прощаемся с патрульным Уорреном Хэмильтоном. Невероятно, но он  покинул наш мир". Это было бы чертовски обидно.

Он направил луч быстро слева направо под пикап и ничего не обнаружил, кроме заржавевшего муфеля, который собирался отвалиться  уже  в  ближайшее время - это было ясно с первого взгляда на зияющие в нем трещины.

- Я думаю, мы здесь одни, дорогой, - сказал патрульный Хэмильтон.  Он осмотрел еще раз всю площадку вокруг пикапа, особенно внимательно следя за выходящими из ресторана. Он не заметил никого,  кто  наблюдал  бы  за  ним самим, и решил напоследок подняться на ступеньку к  дверце  кабины,  чтобы осветить все ее закоулки фонариком.

- Святое дерьмо, - в изумлении пробормотал Хэмильтон. - Спроси  маму, верит ли она в эту дрянь.

Он был даже рад оранжевому цвету пущенного им луча  света,  поскольку знал, что это болото внутри кабины на самом деле почти  черное,  поскольку кровь похожа на чернила.

- И он управлял машиной во всем этом? Иисус Христос,  всю  дорогу  из Мэна он ехал вот так? Спроси маму...

Он обшарил лучом фонарика днище в кабине. Сидение и пол  были  свиным хлевом. Он увидел опорожненные банки пива, пустые и  полупустые  пакеты  с чипсами и копченой свининой, короб с гамбургерами. Это месиво, похожее  на жевательную резинку, залепило весь щиток машины.  Пепельница  была  забита окурками сигарет без фильтра.

Больше всего здесь было крови. Она виднелась везде: на руле, сиденье, обшивке двери. Ею была  почти  полностью  залеплена  эмблема  "Шевроле"  и зеркальце.

 
< Пред.   След. >
Copyright @ Stephen King, 1975-2004. Copyright @ Издательство АСТ, издательство КЭДМЭН, переводчики В.Вебер, elPoison и другие. Все права принадлежат правообладателям.