Понравились рассказы?
 
Темная половина. Страница 18 Версия для печати Отправить на e-mail
Написал Super Administrator   
- У меня нет желания пожимать вашу руку,  -  ответил  он,  -  поэтому лучше уберите ее и избавьте нас обоих от ненужных затруднений.

 

Это было чертовски странно слышать, слишком грубы были эти слова,  но не  столько  они  обескуражили  меня,  сколько  тон,  которым   они   были произнесены. Этот тон вполне соответствовал бы тому, что  он  считал  меня свихнувшимся психопатом.

И почувствовав  это,  я  ужаснулся.  Даже  сейчас  я  с  трудом  могу поверить, как  быстро,  как  чертовски  быстро,  мои  чувства  перешли  от обычного любопытства и некоторого  тщеславия  к  голому  страху  и  ничему более. Я мгновенно осознал, что они не собираются разговаривать со мной  о чем-то, они здесь лишь потому, что уверены  в  том,  что  я  действительно что-то сделал, и в самую первую секунду охватившего меня  ужаса  -  "я  не собираюсь пожимать вашу руку" - я был сам уверен, что я что-то сделал.

- Это то, что я должен объяснить.

В ту секунду наступившей мертвой тишины после отказа Пэнборна  пожать мне руку я осознал, что в действительности я сделал  уже  все...  и  будет слишком бессмысленно не признавать своей вины.

  Тад медленно опустил руку. Уголком глаза он мог заметить Лиз, сжавшую побелевшие  ладони  на  груди,  и  вдруг  ему  захотелось  разъяриться  на полицейского, которого дружески пригласили в дом, а он в  ответ  отказался пожимать руку хозяину. Этому копу платили жалованье, хотя и в очень  малой степени, из налогов, вносимых Бомонтами за владение домиком в Кастл  Роке.

 Этот коп напугал Лиз. Этот коп напугал его.

- Очень хорошо, - ровным голосом произнес Тад. - Если вы  не  желаете здороваться за руку, то, может, будете любезны объяснить  мне,  почему  вы оказались в моем доме.

В отличие от полисменов штата  Алан  Пэнборн  носил  не  дождевик,  а водонепроницаемую накидку, которая доходила ему только до пояса. Он  полез в задний карман, вынул карточку и начал читать по ней. В какой-то миг Таду показалось, что он слышит фрагмент уже  прочитанного  им  когда-то  романа сюрреалистического толка.

- Как вы сказали, меня зовут Алан Пэнборн,  мистер  Бомонт.  Я  шериф графства Кастл.  Я  здесь,  поскольку  должен  допросить  вас  в  связи  с уголовным преступлением. Я буду задавать  вопросы  в  полицейской  казарме штата в Ороно. Вы имеете право не отвечать...

-  О  милостивый  Боже,  что  здесь  происходит?  -  спросила  Лиз  н остановилась на полуслове, услышав  голос  Тада:  "Минутку,  обожди,  черт побери, минутку". Он собирался прореветь это во весь голос,  но  даже  его мозг не смог заставить язык и легкие набрать достаточно воздуха и  ярости, и все, что он смог, было очень мягким возражением  жене,  которое  Пэнборн даже и не заметил.

- И вы имеете право на консультанта-защитника.  Если  вы  сами  не  в состоянии нанять адвоката, он будет предоставлен в ваше распоряжение.

Он убрал карточку обратно в задний карман.

-  Тад?  -  Лиз  замерла  перед  ним  подобно   маленькому   ребенку, испуганному громом. Ее глаза с ужасом смотрели на Пэнборна. До  этого  она иногда  поглядывала  и  на  патрульных  полицейских,   которые   выглядели достаточно  крупными,  чтобы  с  успехом  играть  на  месте  защитников  в профессиональной футбольной  команде,  но  больше  всего  она  следила  за Пэнборном.

- Я не собираюсь ехать куда-либо с вами,  -  сказал  Тад.  Его  голос дрожал, прыгая то вверх, то вниз,  меняя  тональность,  как  у  подростков переходного возраста. Он все еще пытался разозлиться. - Я не думаю, что вы сможете принудить меня сделать это.

Один из патрульных прочистил глотку.

- Другим вариантом,  -  сказал  он,  -  будет  наше  возвращение  для оформления ордера на ваш арест, мистер Бомонт. Опираясь на ту  информацию, которая у нас есть, это будет весьма легко сделать.

Патрульный взглянул на шерифа Пэнборна.

- Я думаю, можно сказать о том, что шериф с самого начала просил  нас взять такой ордер. Он очень нас убеждал, и я думаю, что мы бы и  не  стали спорить об этом, если бы вы не были... чем-то вроде общественной фигуры.

Пэнборн взглянул недовольно, возможно, потому что ему не  понравилось это определение, возможно, потому что  полисмен  доложил  о  нем  Таду,  а скорее всего, по обеим этим причинам.

Полисмен заметил этот взгляд, слегка потоптался на месте,  как  будто обувь начала ему тереть ногу, но тем не менее продолжал.

- В ситуации типа этой я не вижу оснований скрывать что-либо от  вас. - Он вопросительно взглянул на своего  коллегу,  и  тот  согласно  кивнул. Пэнборн по-прежнему выглядел не очень  довольным.  И  даже  сердитым.  "Он выглядит так, - подумал Тад, - словно жаждет  разодрать  меня  пальцами  и намотать мне кишки вокруг головы."

- Это звучит очень профессионально, - сказал Тад. Он  ощутил,  что  к нему вернулась, по меньшей мере, часть самообладания, и его голос зазвучал на более низких нотах. Он хотел бы разозлиться, поскольку злость  изгоняет страх, но выглядел сильно смущенным и недоуменным. Он  чувствовал,  как  у него сосет под ложечкой. - Не  учитывается,  что  я  по-прежнему  не  имею никакого представления, в чем же суть этой идиотской ситуации.

- Если бы мы верили в это утверждение, нас бы здесь не  было,  мистер Бомонт, - сообщил Пэнборн. Выражение нескрываемого отвращения на его  лице неожиданно сменилось испугом. Тад, наконец, разъярился.

- Меня не волнует, что вы думаете! - проорал Тад.  -  Я  говорил  уже вам, что знаю вас, шериф Пэнборн. Моя жена и  я  приобрели  летний  дом  в Кастл Роке в 1973  году  -  задолго  до  того,  как  вы  услышали  даже  о существовании такого места. Я не знаю, чем вы  занимаетесь  здесь,  в  160 милях с лишним от вашего  участка,  и  почему  вы  таращитесь  на  меня  с выражением гадливости, словно я птичий помет на  новенькой  машине,  но  я могу сказать вам, что не собираюсь отправляться с вами куда-либо, пока  не выясню, в чем же дело. Если для ареста нужен ордер, вы достанете  его.  Но мне хотелось бы, чтобы вы оказались по горло в кипящем дерьме, а я был  бы тем внизу, кто разводит огонь. Потому что я ничего не сделал.  Это  просто возмутительно. Просто... чертовски... возмутительно!

Теперь его голос звучал во  всю  мощь,  и  оба  патрульных  выглядели слегка ошарашенными. Пэнборн - нет. Он продолжал смотреть на Тада с тем же гадливым выражением.

В соседней комнате кто-то из близнецов начал плакать.

- О Боже! - простонала Лиз, - что же это? Объясни нам!

- Пойди пригляди за детьми, крошка, - сказал Тад, не  отводя  взгляда от шерифа.

- Но...

- Прошу, - сказал он, и оба ребенка уже начали плакать. - Все будет в порядке.

Она посмотрела на него прощальным взглядом, ее глаза  спрашивали  "Ты обещаешь это?" и, наконец, ушла в детскую.

- Мы хотим допросить вас в связи с убийством Хомера Гамаша, -  заявил второй полисмен.

Тад бросил тяжелый взгляд на Пэнборна и повернулся к патрульному.

- Кого?

- Хомера Гамаша, - повторил Пэнборн.

- Не собираетесь ли вы заявить, что это имя ничего не значит для вас, мистер Бомонт?

- Конечно же, нет, - ответил изумленный  Тад.  -  Хомер  отвозил  наш мусор на свалку, когда мы уезжали отсюда в город. Делал мелкий  ремонт  на участке вокруг дома. Он  потерял  руку  в  Корее.  Он  получил  Серебряную звезду...

- Бронзовую, - сурово сказал шериф.

- Хомер мертв? Кто убил его?

Патрульные взглянули друг на друга в большом изумлении. После  печали удивление,  наверное,  то  человеческое  чувство,  которое  труднее  всего скрывать.

Первый полисмен ответил удивительно вежливым голосом:

- У нас есть все основания полагать, что это были вы, мистер  Бомонт. Поэтому мы и здесь.

Тад  взглянул  на  него  в  полном  изумлении,  а   через   мгновение рассмеялся.

- Иисус Христос. Это сумасшествие.

- Вы хотите взять плащ, мистер Бомонт? - спросил другой  полисмен.  - Там здорово моросит.

- Я не собираюсь идти с вами куда-либо, - ответил Тад с отсутствующим видом, полностью  игнорируя  появившееся  у  Пэнборна  выражение  крайнего нетерпения на лице. Тад напряженно думал.

- Я боюсь, что вы все же были здесь так или иначе замешаны, -  сказал шериф.

- Но должен быть другой, - сказал Тад и  наконец  вышел  из  себя.  - Когда это случилось?

- Мистер Бомонт, - сказал  Пэнборн,  говоря  необычайно  медленным  и очень заботливым голосом, как будто он говорил  с  четырехлетним  малышом, страстно желая внушить ему что-то. - Мы здесь совсем не  для  того,  чтобы давать вам информацию.

Лиз появилась в дверях с обоими детьми. Лицо ее  страшно  побледнело, ее лоб горел как раскаленная лампа.

- Это безумие, - сказала она, глядя то на шерифа, то  на  патрульных, то снова на шерифа. - Безумие. Разве вы не понимаете этого?

 
< Пред.   След. >

Copyright @ Stephen King, 1975-2004. Copyright @ Издательство АСТ, издательство КЭДМЭН, переводчики В.Вебер, elPoison и другие. Все права принадлежат правообладателям.