Реклама

Поделись с друзьями!

Проголосуй за любимого Кинга!

Понравились рассказы?
 
Темная половина. Страница 28 Версия для печати Отправить на e-mail
Написал Super Administrator   
- Тад, мы оба рассердились. Это лишь вредит  нам  обоим  и  никак  не сможет ничему помочь. Ты сказал, что там мог  оказаться  человек-психопат, который представляет себе, что он и есть Джордж Старк.  Он  умертвил  двух людей, мы помним об  этом.

 Один  из  них  частично  виновен  в  раскрытии псевдонима Старка. Тогда ты сам должен был  бы  оказаться  в  самом  верху списка заклятых врагов этого фанатика.  Но  несмотря  на  это,  ты  что-то утаиваешь. Что означала эта фраза?

- Воробьи летают снова, - сказал Тад. Он взглянул на свое отражение в зеркале, освещенном белым отсветом флюоресцентной лампы в  ванной.  То  же самое знакомое лицо. Небольшие тени под глазами, может быть, но  лицо  все то же самое. Он был счастлив. Конечно, это не лицо кинозвезды, но это его, любимое лицо.

- Да. Это что-то значило для тебя. Что же именно?

Он выключил свет в ванной и положил руки ей на плечи. Они  подошли  к постели и улеглись спать.

- Когда мне было одиннадцать, - объяснил он, - мне сделали  операцию. Удалили небольшую опухоль в мозгу на участке верхней части лба.  -  Я  так думаю. Ты уже знала об этом и раньше.

- Да? - она смотрела на него, озадаченная.

- Я уже говорил тебе, что у меня были ужасные приступы головной  боли до того, как обнаружили опухоль, верно ведь?

- Верно.

Он начал машинально постукивать по ее бедру. У нее  были  удивительно длинные и красивые ноги, а ночная рубашка была весьма короткой.

- Помнишь насчет звуков?

- Звуков? - удивленно повторила Лиз.

- Я не думал... и, видишь ли,  это  никогда  не  казалось  мне  очень важным. Все это происходило так много лет тому назад. У людей с  подобными заболеваниями часто случаются  приступы  головной  боли,  иногда  какие-то миражи, а иногда - и то  и  другое  вместе.  Очень  часто  на  приближение подобных  симптомов  указывают  свои  собственные  признаки.  Их  называют сенсорными предвестниками. Чаще всего  это  запахи:  карандашные  стружки, свежесрезанные луковицы, заплесневелые фрукты. Мой  сенсорный  предвестник был звуковым. Это были птицы.

Он посмотрел ей прямо в глаза, их носы почти касались друг друга. Тад почувствовал щекотание ее волос, касающихся его лба.

- Воробьи, если говорить более точно.

Он встал, не желая видеть выражение ужаса, появившееся на  лице  Лиз. Тад взял ее руку.

- Пойдем.

- Куда... Тад?

- В кабинет, - ответил он. - Я хочу тебе кое-что показать.

  В кабинете  Тада  главное  место  занимал  стол,  где  господствовала огромная дубовая доска. Она была не антикварной редкостью, но и  не  очень современной. Этот стол был просто  чрезвычайно  большим  и  очень  удобным изделием из древесины. Стол стоял  как  динозавр  под  тремя  подвешенными светильниками; их общее освещение рабочей поверхности можно было посчитать почти  свирепым.  Сейчас,  однако,  можно  было  рассмотреть  лишь   очень небольшую часть поверхности письменного стола. Тад включил свет. Рукописи, стопки корреспонденции, книги и присланные ему  из  редакции  гранки  были сложены где попало. На белой стене  позади  стола  висел  плакат  с  самым любимым  для  Тада  сооружением  во  всем  мире  -  "Флатирон  билдинг"  в Нью-Йорке.  Его  четкая  клиновидная  форма  не  переставала  радовать   и восхищать Тада.

Позади пишущей машинки лежала рукопись его нового романа  -  "Золотая собака". А поверх машинки была оставлена  дневная  выработка  Тада.  Шесть страниц. Это была обычная его норма...  если  писал  он  сам.  Если  писал Старк, то он обычно выдавал за день восемь, а то и десять страниц.

- Вот то, что меня огорошило еще до появления Пэнборна, - сказал Тад, взяв маленькую стопку листов с  машинки  и  протягивая  их  Лиз.  -  Тогда появился этот звук, звук воробьев. Второй раз за сегодня, только  на  этот раз намного громче. Ты видишь, что написано поперек верхнего листа?

Она смотрела очень долго, и он мог видеть только ее волосы и макушку. Когда она обернулась к Таду, ее лицо  было  смертельно  бледным.  Ее  губы сжались в узкую скорбную щель.

- Это все то же, - прошептала Лиз. - Это все то же  самое.  Ох,  Тад, что же это? Что...

Она пошатнулась, и  он  наклонился  вперед,  опасаясь  ее  возможного обморока. Он подхватил ее за плечи,  ноги  его  зацепились  за  Х-образные ножки кресла в кабинете, что почти привело к  падению  обоих  супругов  на стол.

- Все нормально с тобой?

- Нет, - ответила она тонким голоском. - А как ты?

- Не совсем, - сказал он. - Извини. Все тот же  неуклюжий  Бомонт.  Я вызываю здесь большие разрушения и беспорядки, словно рыцарь в  сверкающих доспехах.

- Ты написал это даже до того, как Пэнборн появился у нас, -  сказала она. Она, казалось, никак не могла поверить  в  этот  факт.  -  Перед  его появлением.

- Это так.

- Что  же  это  означает?  -  она  смотрела  на  него  с  напряженным ожиданием, зрачки ее глаз  были  большими  и  темными  несмотря  на  яркое освещение.

- Я не знаю. Я думал, что у тебя есть  какие-то  догадки,  -  ответил Тад.

Она  покачала  головой  и  положила  листы  обратно  на  стол.  Затем отдернула руку от  бедра  около  края  ночной  сорочки,  словно  коснулась чего-то неприятного. Тад не был уверен, что она полностью  сознает  сейчас свои поступки, но ничего не сказал ей насчет этих сомнений.

-  Теперь  ты  понимаешь,  почему   я   не   стал   обо   всем   этом распространяться? - спросил он.

- Да... Я думаю, что понимаю.

- Что бы он мог сказать? Наш практичный шериф  из  самого  маленького графства штата Мэн, который черпает свои сведения из компьютеров армейских служб и свидетельских показаний?  Наш  шериф,  который  скорее  поверит  в версию, что я мог бы скрывать своего брата-двойника, чем в то, что  кто-то нашел способ дублировать дактилоскопические отпечатки? Что он  сказал  бы, услышав об этом?

-  Я...  я  не  знаю.  -  Она  отчаянно   боролась   за   возвращение самообладания, за то, чтобы выплыть из захлестнувшей ее шоковой волны. Тад это не раз наблюдал и раньше, и ее мужество всегда восхищало его. -  Я  не знаю, что он заявил бы насчет этого, Тад.

- И я тоже. Я думаю, что в худшем случае он предположил бы  некоторое предвидение преступления. А более вероятно, он решил бы, что на самом деле я поднялся сюда в кабинет и написал эти слова уже после его ухода  сегодня вечером.

- Но почему ты так думаешь? Почему?

-  Я  думаю,  что  первым   предположением   шерифа   было   бы   мое помешательство, - сухо ответил Тад. - Я думаю,  что  у  любого  копа  типа Пэнборна всегда существует склонность  объяснять  любые  происшествия,  не поддающиеся его разумению, просто ненормальными проявлениями  человеческой психики. Но если ты считаешь, что я здесь ошибаюсь, скажи прямо  об  этом. Мы можем позвонить в  офис  шерифа  в  Кастл  Роке  и  передать  все,  что требуется по этому поводу.

Она покачала головой.

- Я не  знаю.  Я  слышала  -  когда  передавали  какую-то  беседу  по телевидению, по-моему - насчет психических связей...

- Ты веришь в это?

- У меня  не  возникало  необходимости  обдумывать  эту  гипотезу,  - ответила она. - Теперь я, видимо, верю. - Она поднялась к  столу  и  снова взяла лист с надписью. -  Ты  написал  это  одним  из  карандашей  Джорджа Старка, - сказала Лиз.

- Он оказался ближе всего к руке, я так полагаю, в этом вся и  штука, - сказал он уверенным тоном. Он  вдруг  вспомнил  о  ручке  "Скрипто",  но быстро выкинул это из головы. - И это  не  карандаши  Джорджа.  И  никогда таковыми не были. Они - мои. Я чертовски устал от  мыслей  о  нем  как  об отдельном человеке. Теперь уже в этом нет никакой необходимости, если  она когда-то и существовала.

- Но все же именно сегодня ты применил одну из его фраз  -  "сочините мне алиби". Ты никогда сам не говорил ничего подобного, только  в  книгах. Это тоже просто совпадение?

Он начал было объяснять ей, что, конечно, да, именно  так,  но  вдруг остановился. Возможно, он и прав, но в свете того, что он написал на листе рукописи, как он мог быть во всем столь уверен?

- Я не знаю.

- Ты был в трансе, Тад? Ты, наверное, был в трансе, когда написал эти слова?

Медленно и неохотно он подтвердил:

- Да. Думаю, что так.

- Это все, что тогда случилось? Или еще что-нибудь?

- Я не могу вспомнить, - сказал он и добавил еще более неохотно. -  Я думаю, что я, может быть, что-то сказал, но я, действительно, не помню.

Она долго смотрела на мужа и наконец произнесла:

 
< Пред.   След. >
Copyright @ Stephen King, 1975-2004. Copyright @ Издательство АСТ, издательство КЭДМЭН, переводчики В.Вебер, elPoison и другие. Все права принадлежат правообладателям.