Понравились рассказы?
 
Темная половина. Страница 40 Версия для печати Отправить на e-mail
Написал Super Administrator   
Вслед за ними появился чернокожий парень в  джинсах  в  обтяжку  и  в больших старых теннисных туфлях. На негре была также тенниска с  короткими рукавами. Спереди красовалась надпись "СОБСТВЕННОСТЬ  НЬЮ-ЙОРКСКИХ  ЯНКИ". Он также носил затемненные очки, и если он не был детективом, Старк был бы просто Джорджем из... джунглей.

 Когда они шли  на  раскрытие,  они  всегда сперва заходили слишком далеко... а  затем  начинали  действовать  слишком застенчиво. Это выглядело так, если бы они что-то знали,  они  обязательно помогли бы, но им никак не удавалось узнать вовремя. Это была - или должна была быть - охрана Дональдсона. Они, конечно, не будут держать детектива в передвижном сыскном автомобиле. Это было слишком маловероятно. Этот парень прибыл  с  охранниками,  чтобы  сперва  допросить  Дональдсона,  а   затем понянчить его.

"Извините, друзья, - подумал Старк. - Я думаю, что эти  дни  ребячьей болтовни уже кончились".

Он вскочил на ноги и обошел кадку. Ни один лист  пальмы  не  дрогнул. Ноги бесшумно двигались по паркету. Он проскользнул менее чем в трех футах от детектива, наклонившегося над  убитым  и  вытаскивающего  револьвер  из кармана на голенище. Старк мог бы дать по его заду хорошего пинка, если бы только пожелал.

Он втиснулся в еще открытый лифт в самый последний момент перед  тем, как двери полностью закрылись. Один из  полисменов  уловил  уголком  глаза какое-то движение, может - двери, может - самого Старка, и  поднял  голову от тела Дональдсона.

- Эй...

Старк поднял руку и показал  полисмену  кукиш.  Всего-навсего.  Затем двери окончательно закрылись.

Площадка на первом этаже была пуста, лишь швейцар, казалось,  почивал за столом,  полностью  отключившись  от  земных  забот  после  полученного нокаута. Старк вышел, повернул  за  угол,  залез  в  украденную  машину  и укатил.

  Филлис  Майерс  жила  в  одном  из  новых  многоквартирных  домов  на Вест-сайд в Манхэттене. Ее полицейская охрана (в сопровождении  детектива, носившего  кроссовки  "Найк",  хоккейный  свитер  "Нью-Йорк  Айлендерс"  с закатанными рукавами и те же неизменные темные очки)  прибыла  в  половине одиннадцатого шестого июня и нашла ее  целиком  погруженной  в  творческую работу. Сперва она была малоразговорчивой и даже угрюмой,  но  значительно оттаяла,  услыхав,  что  кто-то,  кого  считают  Джорджем  Старком,  может стремиться убить ее. Она ответила на все  вопросы  детектива  об  интервью Тада Бомонта, которое она называла "съемкой Тада Бомонта", заправляя  свои три камеры новой пленкой и колдуя над  двумя  дюжинами  объективов.  Когда детектив  поинтересовался,  чем  она  занимается,  она  ему  подмигнула  и заявила: "Я верю в девиз  бойскаутов.  Кто  знает  -  может  действительно что-то произойдет".

После допроса, уже за дверью квартиры,  один  из  полисменов  спросил детектива:

- Она верит в это?

- Конечно, - ответил тот. - Ее трудности в том, что она вообще  ничто не считает реальным, кроме своих фотографий. Для нее весь мир - это  фото, ожидающее происшествий. Это просто  глупая  сучка,  которая  действительно верит, что она всегда стоит там, где надо, со своим объективом.

Ныне, к половине четвертого утра седьмого июня, когда детектив  давно уже удалился, прошло уже  более  двух  часов  после  сообщения  охранникам Филлис Майерс об убийстве Дональдсона.  Это  сообщение  пришло  по  рации, закрепленной на их поясах.  Им  советовали  быть  особенно  осторожными  и чрезвычайно бдительными, поскольку психопат, с которым  сейчас  они  могли столкнуться, оказался в высшей степени кровожадным и изворотливым.

- "Осторожный" - это мое второе имя, - сказал коп номер один.

- Какое совпадение, - вторил ему коп номер два. - А мое второе имя  - "Чрезвычайный".

Они  работали  вместе  более  года  и  хорошо  ладили.   Сейчас   они подшучивали друг над другом,  почему  бы  и  нет?  Они  были  вооруженными членами червивого  и  старого,  но  самого  прекрасного  Большого  Яблока, стоявшими  в  холле  на  двадцать  шестом  этаже  многоквартирного   дома. Кондиционеры работали отлично, и пока еще никто  не  прыгал  с  потолка  с направленным на них автоматом "Узи", который никогда не дает  осечек.  Это была реальная жизнь, а не восемьдесят седьмой роман в серии о  полицейских подвигах или фильм о Рэмбо. А то,  что  реальная  жизнь  включает  в  себя бессонную ночь здесь, могло быть даже чуть  лучше,  чем  патрулирование  в полицейской машине для прекращения пьяных драк в барах или  семейных  ссор между не менее пьяными мужьями и женами в  их  квартирах.  Реальная  жизнь должна всегда предполагать их осторожность  и  чрезвычайность  действий  в кондиционируемых холлах жаркими ночами в городе. Так они твердо считали.

Они бы продвинулись еще дальше в своих размышлениях на эту  тему,  но двери лифта отворились, и из него вышел раненый слепой человек, неуверенно зашагавший внутрь коридора.

Он был высок и очень широкоплеч. Ему вряд ли было больше  сорока.  Он был одет в спортивный плащ и брюки, которые не совсем подходили  к  плащу, но и не очень портили общее впечатление. Первый полисмен - "Осторожный"  - имел время подумать, что человек, который подбирал одежду слепому,  должен иметь неплохой вкус. На слепом были также  большие  черные  очки,  которые съезжали ему на нос из-за сломанной дужки. Это были не затемненные очки, а самые темные солнцезащитные, типа тех,  что  носил  Человек-невидимка  изо романа Уэллса.

Слепой держал обе руки протянутыми вперед. Левая  была  пустой,  а  в правой он держал грязную белую палку с резиновым набалдашником.  Обе  руки были покрыты засохшей кровью. Брызги  крови  были  видны  на  плаще  и  на рубашке слепого. Если бы оба охранника Филлис  Майерс  действительно  были чрезвычайно осторожными, одна вещь непременно показалась бы  им  странной. Слепой человек вел себя так, словно с ним только  что  случилось  какое-то несчастье, что-то обязательно случилось не очень приятное,  но  кровь  уже побурела и засохла. Это  заставляло  предполагать  давность  происшествия, факт, который должен был бы насторожить полисменов, как не соответствующий всему сценарию. Он должен был послужить для них красным сигналом тревоги.

Хотя этого, вероятно, и нельзя было требовать. Все произошло  слишком быстро, а когда такие вещи  происходят  достаточно  быстро,  они  не  дают возможности  их  обдумать  и  оценить  даже  при  особой  бдительности   и чрезвычайной осторожности. Вы просто плывете по течению.

Какое-то  мгновение  они  еще  стояли  около  дверей  Филлис  Майерс, счастливые, как  школьники,  у  которых  отменили  сегодня  занятия  из-за поломки в бойлерной, а в следующий миг окровавленный  слепой  мужчина  уже оказался перед самым их носом, размахивая своей  грязной  белой  палкой  в поисках нужного пути. Не было времени для размышлений, можно  было  только действовать.

- По-лиииция, - выкрикивал слепой еще даже до того, как  двери  лифта открылись полностью, чтобы выпустить его. - Швейцар сказал, что  полисмены где-то здесь, на двадцать шестом! По-лиииция! Вы здесь?

Теперь он нашаривал путь в холле,  палка  постукивала  из  стороны  в сторону, и - "хук"! - он  коснулся  стены  слева  и  повернулся  в  другую сторону, затем снова - "хук"! - стена  оказалась  и  справа,  и  если  еще кто-то не проснулся на этаже от  этого  грохота,  то  ему  предстояла  эта радостная перспектива уже в очень недалеком будущем.

Чрезвычайный и Осторожный подались вперед, даже не переглянувшись.

- По-лиииция! По...

- Сэр! - поспешил Чрезвычайный.

- Держитесь! Вы собираетесь упасть на...

Слепой дернул головой  в  направлении  голоса  Чрезвычайного,  но  не остановился. Он отклонился назад, размахивая  свободной  рукой  и  палкой, напоминая при этом самого Леонарда  Бернстайна,  пытающегося  дирижировать Нью-Йоркским филармоническим оркестром после того, как выкурил порцию  или две крэка.

-  По-лиииция!  Они  убили  мою  собаку-поводыря!  Они  убили  Дейси! ПО-ЛИИИЦИЯ!

- Сэр...

Осторожный подошел к несчастному слепому.  Шатающийся  из  стороны  в сторону безутешный человек опустил свободную руку в карман плаща, но вынул оттуда вовсе не два билета на гала-концерт, организуемый Обществом слепых, а револьвер сорок пятого калибра. Он направил его на Осторожного и  дважды нажал курок. Выстрелы были приглушены и  неясны  в  этом  тесном  и  почти закрытом со всех сторон холле. Зато было много голубого  дыма.  Осторожный получил пули почти в упор. Он осел на пол с продырявленной грудью,  а  его китель был обожжен и продолжал тлеть.

Чрезвычайный замер перед нацеленным на него дулом в руках слепого.

- Ради Бога, пожалуйста, не  делайте  этого,  -  сказал  Чрезвычайный очень тонким голосом. Он звучал словно голос маленького ребенка. Но слепой выпалил  еще  дважды.  Стало  еще  больше  голубого  дыма.  Выстрелы  были чрезвычайно точными для незрячего человека. Чрезвычайный упал навзничь  на паркет холла, дернулся в конвульсии и затих.

  В Ладлоу, в  пятистах  милях  от  Нью-Йорка,  Тад  Бомонт  беспокойно повернулся во сне.

- Голубой дым, - пробормотал он. - Голубой дым.

За окном спальни девять воробьев сидели на телефонном проводе. К  ним присоединилось еще добрых полдюжины. Птицы сидели, тихие и незаметные, над наблюдателями в патрульной полицейской машине.

- Мне они больше не понадобятся, - сказал во  сне  Тад.  Он  неуклюже потянулся одной рукой к своему лицу, а другую руку вскинул вверх.

- Тад, - сказала Лиз, садясь в кровати. - Тад, ты слышишь?

Тад ответил что-то невнятное, продолжая спать.

Лиз посмотрела на свои руки. Они покрылись гусиной кожей.

- Тад? Опять эти птицы? Ты опять слышишь их?

 
< Пред.   След. >

Copyright @ Stephen King, 1975-2004. Copyright @ Издательство АСТ, издательство КЭДМЭН, переводчики В.Вебер, elPoison и другие. Все права принадлежат правообладателям.