Реклама

Поделись с друзьями!

Проголосуй за любимого Кинга!

Понравились рассказы?
 
Темная половина. Страница 44 Версия для печати Отправить на e-mail
Написал Super Administrator   
Он  рассказал  о  том  ужасном  приступе,  который перенес в своей рабочей комнате в университете, и  что  он  смог  записать тогда (насколько это сейчас помнилось) на  обороте  заказного  бланка.  Он объяснил, что он потом сделал с этим бланком,  и  попытался  описать  свой страх и  ужас,  вызвавшие  его  стремление  как  можно  скорее  уничтожить написанное.

 

Лицо Алана оставалось бесстрастным.

- Помимо всего, - закончил Тад, - я знаю, что это Старк. Здесь. -  Он сжал кулак и постучал по груди.

Алан Пэнборн ничего не говорил несколько  секунд.  Он  начал  крутить свое обручальное кольцо на среднем пальце левой  руки,  и  эта  процедура, казалось, целиком увлекла его.

- Вы потеряли в весе после женитьбы, - спокойно сказала Лиз.  -  Если вы не подгоните кольцо по размеру, то однажды потеряете его, Алан.

- Да, думаю, что это так. - Он поднял голову и взглянул на Лиз.  Пока он говорил, случилось так, что Тад на несколько минут вышел из  комнаты  в поисках чего-то, и только они двое остались там. - Ваш муж  позвал  вас  в кабинет и показал вам то первое послание из мира духов,  сразу  же  как  я уехал... верно?

- Единственное привидение <игра слов  -  spirit  означает  как  "дух, привидение", так и "спиртные напитки">, которое я наверняка знаю  и  много раз видела - это склад ликера в миле ниже по дороге,  -  спокойно  сказала Лиз, - но он действительно показал мне  эту  запись  после  того,  как  вы уехали, это верно.

- Сразу после моего ухода?

- Нет, мы укладывали детей спать, а потом, когда уже сами  собирались ложиться, я спросила Тада о том, что он скрывает от меня.

- Между тем моментом, когда я уехал, и временем, когда  он  рассказал вам о затемнениях сознания и звуках птичьих голосов, были ли  какие-нибудь периоды, когда он находился вне поля вашего зрения? То  есть,  было  ли  у него время, чтобы он мог подняться в кабинет и написать эту фразу, вот что я подразумеваю.

- Я не могу быть здесь уверенной в чем-либо, - ответила  Лиз.  -  Мне думается, что мы были все время вместе, но я не могу  этого  утверждать  с полной уверенностью. Да и вряд ли это будет решающим, если даже  я  скажу, что он никогда не выпадал из поля моего зрения, так ведь?

- Что вы подразумеваете, Лиз?

- Я подразумеваю, вы тогда решите, что я также лгу, верно?

Алан глубоко вздохнул. Это был единственный  ответ,  если  таковой  и вообще требовался.

- Тад не лжет здесь ни в чем.

Алан кивнул.

- Я ценю вашу прямоту,  и  поскольку  вы  не  можете  с  уверенностью утверждать, что Тад не покидал вас хотя  бы  на  пару  минут,  я  не  могу обвинить вас во лжи. Я рад этому. Вы все же допускаете такую  возможность, и, я думаю, вы также  допустите,  что  альтернатива  подобной  возможности выглядит просто дикой.

Тад прислонился к  камину,  его  глаза  переходили  справа  налево  и обратно, словно у зрителя на теннисном  матче.  Шериф  не  сказал  чего-то нового, из того, чего сам Тад не предвидел  уже  заранее,  напротив,  Алан Пэнборн действовал очень деликатно, пытаясь  обнаружить  несообразности  в его рассказе. И все же Тад ощущал горькое разочарование... почти сердечную боль. Надежда, что Алан все же поверит - может быть,  чисто  инстинктивно, но поверит - оправдалась в той же степени, как  возможные  чудодейственные препараты от всех болезней в аптечных пузырьках и бутылочках.

- Да, я допускаю такую возможность, - спокойно сказала Лиз.

- А что касается происшедшего с Тадом в его  факультетской  служебной комнате... ведь нет никаких свидетелей ни его приступа, ни  того,  что  он записал тогда. Ведь он даже не рассказал вам  о  нем,  пока  не  позвонила миссис Коули, верно?

- Нет. Он не рассказал.

- А потому... - Шериф пожал плечами.

- У меня есть к вам вопрос, Алан.

- Да, я слушаю.

- Зачем лгать Таду? Что он может выиграть этим?

- Я не знаю. - Алан взглянул на нее с полной искренностью. - Он может и сам не знать этого. - Он бегло взглянул на Тада, затем  снова  посмотрел на Лиз. - Он может даже и не знать, что он сейчас лжет. Это очень  просто: я не могу принять все услышанное на веру, любому  офицеру  полиции  нужны, прежде всего, сильные доказательства. А здесь их нет.

- Тад рассказывал правду обо всем этом. Я понимаю, все сказанное вами имеет веские основания, но все же мне очень  хочется,  чтобы  вы  поверили также в истинность всего услышанного здесь. Я отчаянно желаю этого. Видите ли, я ведь жила с Джорджем Старком. И я знаю, как Тад почти превратился  в него, пока время шло. Я расскажу вам нечто, не попавшее в  журнал  "Пипл". Тад начал говорить о том, что хочет избавиться от написания следующих двух книг Старка еще перед предпоследним романом...

- Трех, - спокойно поправил Тад со своего места у камина.  Его  жажда закурить превратилась прямо-таки в какое-то наваждение. - Я начал говорить об этом уже после первого романа Старка.

- О'кей, трех. В журнальной статье говорится  так,  словно  эта  идея пришла совсем недавно, но это неправильно. Об этом я  и  хочу  сейчас  вам рассказать. Если бы не появился Фредерик Клоусон и не заставил моего  мужа действовать решительно, я думаю, что Тад и поныне только все еще собирался избавиться от  своего  литературного  двойника.  Это  напоминает  обещания алкоголика  или  наркомана,  которые  он  дает  семье  и  друзьям,  что  с завтрашнего  дня  прекращает  пить  или  принимать  наркотики...   или   с послезавтрашнего... или еще через день.

- Нет, - запротестовал Тад. - Не совсем так. Церковь - та, но  не  та церковная скамья.

Он подождал немного, нахмурившись и занимаясь не просто обдумыванием. Он концентрировался. Алан окончательно расстался с подозрениями,  что  они пытаются его обмануть или как-то использовать в нечестных  целях.  Они  не пытались взять его измором в попытке убедить его, или даже самих себя,  но только старались разъяснить, как все это произошло... точно  так  же,  как люди пытаются описать пожар уже много позже того, как он погас.

- Слушайте, - наконец произнес Тад. - Давайте  забудем  на  некоторое время все эти затемнения сознания, воробьев и предвидение событий  -  были они или нет. Если это понадобится, вы можете поговорить с  моим  доктором, Джорджем Хьюмом обо всех  симптомах.  Может  быть,  результаты  вчерашнего обследования моей головы покажут что-то странное и необычное, но даже если и нет, вполне возможно, что врач, оперировавший меня  в  далеком  детстве, все еще жив и способен вспомнить об этом случае  в  его  практике.  Вполне возможно, он знает нечто, могущее пролить хотя бы  немного  света  на  всю нашу историю. Я не помню его имени, но я уверен, что оно записано  в  моей медицинской карте. Но сейчас все это медицинское дерьмо побоку.

Эти слова почти окончательно сбили с толку Алана... если бы Тад хотел лгать, то никогда бы не стал так действовать. Некоторые сумасшедшие делают подобные вещи, но они достаточно сумасшедшие, чтобы тут же забыть  о  том, что сами сперва выдумали, поскольку сами действительно начинают  верить  в физическое существование своих фантазий и потом могут говорить  только  об этих вещах. А как же Тад? Голова шерифа начала трещать.

- Ладно, - сказал  Алан  Пэнборн,  -  если  вы  считаете,  по  вашему выражению, "медицинское дерьмо" второстепенным, то что же  тогда  является здесь основной линией?

- Джордж Старк - вот что главное, - ответил Тад  и  подумал:  "Линия, которая ведет в Эндсвилл, где заканчиваются все железнодорожные  пути".  - Представьте себе, что  кто-то  незнакомый  забрался  внутрь  вашего  дома. Кто-то, кого вы всегда немного боялись, примерно так же, как  Джим  Хокинс боялся старого морского волка в трактире  "Адмирал  Бенбоу"  -  вы  читали "Остров сокровищ", Алан?

Алан кивнул.

- Тогда вам будет яснее то ощущение, которое я здесь  сейчас  пытаюсь вам передать. Вы следите за этим парнем, и он вам совсем не  нравится,  но вы позволяете ему оставаться у вас под крышей. Вы  не  держите  гостиницу, как в  "Острове  сокровищ",  но,  может  быть,  вы  считаете  его  дальним родственником вашей жены или кем-то  в  этом  роде.  Вы  следите  за  моей мыслью?

Шериф снова кивнул.

- И наконец в один  прекрасный  день  этот  нежеланный  гость  делает что-то, выводящее вас из себя, ну, например,  хлопает  солонкой  о  стену, поскольку она засорилась и из нее  у  него  ничего  не  высыпалось,  и  вы говорите своей жене: "Сколько еще времени этот идиот, твой  второй  кузен, собирается здесь околачиваться?" А она смотрит  на  вас  и  говорит:  "Мой второй кузен? Я думала, что это твой второй кузен!"

Алан рассмеялся, хотя ему вообще-то не было сейчас очень весело.

- Но вышвырнете ли вы этого малого за порог? - продолжал Тад. -  Нет. Только потому, что он уже слишком долго находился у вас под крышей, и, как это ни покажется кому-то странным,  тому,  кто  сам  не  побывал  в  такой ситуации, это будет выглядеть, словно ваш  тип  заполучил  некие...  права поселенца на незанятой земле, что ли. Но и это не самое главное.

 
< Пред.   След. >
Copyright @ Stephen King, 1975-2004. Copyright @ Издательство АСТ, издательство КЭДМЭН, переводчики В.Вебер, elPoison и другие. Все права принадлежат правообладателям.