Реклама

Поделись с друзьями!

Проголосуй за любимого Кинга!

Понравились рассказы?
 
Кладбище домашних животных. Страница 4 Версия для печати Отправить на e-mail
Написал Super Administrator   

- Как его жена?

-  Очень  милая,  -  сказала  Речел.  -  Гадж сидел у нес на коленях. Я удивлена, у него был трудный день, а ведь ты знаешь, он быстро не  принимает новых людей даже  в нормальной обстановке.  У нее была  куколка, и она  дала Елене поиграть с ней.

- Насколько, по-твоему, плох ее артрит?

- Совсем плох.

- Кресло-каталка?

- Нет.., но она  ходит очень медленно, а  ее пальцы... - Речел  подняла свои изящные  руки и,  для примера,  изогнула их,  превратив кисть  в лапу с когтями.   Луис  кивнул.  -  В  любом  случае,  Лу,  не задерживайся. У меня мурашки идут по коже, когда я ночую одна в незнакомом доме.

-  Не  долго  он  останется  для  тебя  незнакомым, - проговорил Луис и поцеловал ее.

   Глава 6

   Луис вернулся из  гостей, чувствуя себя  пристыженным. Никто не  просил его осматривать Норму Крандолл, когда  он пересек улицу ("дрогу" -  напомнил он себе, улыбаясь). Хозяйка уже ушла спать. Джад смутным силуэтом маячил  на веранде за  сеткой от  насекомых. Слышался  скрип кресла-качалки  по старому линолеуму. Луис постучал  по сетке от  насекомых, которая загремела  в раме. Сигарета  Крандолла  пылала  в  темной  летней ночи, словно большая огненная муха. Из динамика радиоприемника доносился тихий голос, комментирующий  игру Красной футбольной Лиги, и от всего этого на Луиса Крида нахлынуло  странное чувство: как будто после долгих странствий он вернулся домой.

- Я так и думал, что вы придете, - сказал Крандолл.

- Надеюсь, вы говорили всерьез насчет пива, - входя, сказал Луис.

- Насчет пива  я никогда не  обманываю, - проговорил  Крандолл. - Люди, которые врут  насчет пива,  наживают себе  врагов. Садитесь,  Док. Я положил пару банок на лед на всякий случай.

Веранда  была  длинной  и  узкой,  обставленной  ротанговыми стульями и софами. Луис  скользнул на  одну из  них и  удивился, как  удобно. Под левой рукой  оказалась  бадья  с  кубиками  льда  и  несколькими  банками  "Черной Этикетки".  Он взял одну из банок пива.

- Спасибо,  - сказал  Луис и  открыл пиво.  Первые два  глотка - словно благословение.

-  Не  за  что,  -  проговорил  Крандолл.  -  Надеюсь,  вы  тут  будете счастливы, Док.

- Аминь, - сказал Луис.

- Послушайте!  Если хотите  крекеров или  еще чего,  я могу принести. У меня есть "крысиная вырезка".

- Какая вырезка?

- Кусок рокфора - крысиного сыра, - с улыбкой пояснил Крандолл.

- Благодарю, но я, только пиво.

- Тогда пусть себе там и лежит, - довольно отрыгнул Крандолл.

- Ваша жена легла? - поинтересовался Луис, удивляясь; что его тянет  за язык?

- Кнешно. Иногда она остается посидеть. Иногда нет.

- Ее артрит сильно беспокоит, так?

-  Вы  когда-нибудь  видели,  чтоб   артрит  сильно  не  беспокоил?   - поинтересовался Крандолл.

Луис покачал головой.

- Я считаю, дела  обстоят сносно, - об яснил  Крандолл. - Она почти  не жалуется. Хорошая старушка, моя Норма. - В его голосе чувствовалась  любовь. С 15 шоссе вынырнул грузовик с  цистерной - такой большой и длинной,  что на мгновение  закрыл  от  Луиса  дом  на  другой  стороне дороги. На боку его в последних лучах солнца можно было едва разобрать: "Оринго".

- Черт возьми, большой грузовик, - заметил Луис.

-  Оринго  поблизости  от  Оррингтона,  -  сказал  Крандолл. - Завод по производству  химических  удобрений.  Все  время  ездят  туда-сюда. Нефтяные цистерны,  самосвалы,  люди,  которые  утром  едут  на  работу, в Бангор или Бревер, а вечером возвращаются.  - Он потряс головой.  - Только одна вещь  в Ладлоу мне не нравится - это  задроченная дорога. Нет покоя из-за нее.  Едут весь день и всю ночь. Иногда  они будят Норму. Да, черт возьми,  меня иногда будят, а я-то сплю, словно мертвый.

Луис,   который   думал   о    странном   ландшафте   Мэйна,   как    о сверх естественно спокойном, после  постоянного рева Чикаго,  только покачал головой.

-  Скоро  арабы  перекроют  нефть  и  тогда на белой полосе шоссе будут выращивать африканские фиалки - проговорил Крандолл.

- Может, вы и правы, -  Луис приложился к банке и удивился,  обнаружив, что она уже пуста. Крандолл засмеялся.

- Вы, док, берите еще бутылочку.

Луис поколебался, а потом сказал:

- Договорились, но только одну. Мне уже пора возвращаться.

- Разумеется. Ведь переезд - чертовски утомительное занятие?

- Да, - согласился Луис, и потом некоторое время они молчали.  Приятная тишина, так, словно  они знали друг  друга долгое время.  Чувство, о котором Луис читал в книгах, но которого раньше никогда не испытывал. Он  чувствовал себя пристыженно от того, что раньше думал о бесплатном медицинском  осмотре Нормы.

По дороге проревела полуторка, ее фары мерцали, как звезды.

-  Главная  дорога,  все  правильно,  -  повторил Крандолл, непонятно к чему,  но  потом  повернулся  к  Луису.  Морщинистый  рот  растянулся в едва заметной  улыбке.  Старик  воткнул  Честерфильд  в уголок улыбающегося рта и чиркнул спичкой о ноготь. - Помните тропинку, которую заметила ваша дочь?

Мгновение  Луис  пытался  припомнить;  Элли  болтала о множестве вещей, перед  тем  как  в  изнеможении  рухнуть  спать. Потом он вспомнил. Широкая, выкошенная тропинка, исчезающая среди деревьев.

- Да. Вы ей пообещали когда-нибудь рассказать об этой тропинке.

- Обещал и расскажу когда-нибудь,  - сказал Крандолл - Тропинка  длиной мили полторы ведет  в лес. Местные  ребятишки, что живут  вдоль 15 дороги  и Центрального шоссе,  следят за  ней, потому  что часто  ею пользуются.  Дети приходят и уходят.., теперь переезжают намного чаще, чем в те годы, когда  я был  мальчиком;  тогда  выбирали  место  для  дома  на всю оставшуюся жизнь. Кажется, они  даже договорились  между собой,  и каждую  весну кто-то из них выкашивает тропинку.  Все лето  они следят  за ней.  Не все  взрослые о  ней знают -  большинство, конечно,  но не  все, далеко  не все,..,  но все  дети знают о ней. Могу поспорить.

- Вы знаете, куда она ведет?

- На кладбище домашних любимцев, - ответил Крандолл.

- кладбище домашних любимцев? - удивленно повторил Луис.

- Не  так странно,  как может  показаться вначале,  - заметил Крандолл, покуривая и  раскачиваясь. -  А все  дорога. На  кладбище домашних  любимцев хоронят большую часть домашних животных, и во всем виновата дорога.   Собаки и кошки, в  основном, но они  не одни. Один  из грузовиков "Оринго"  задавил домашнего енота, который жил у  детей Ридера. Это случилось.., боже,  должно быть в 73, а может, раньше.  Еще до того, как власти запретили  держать дома енотов и даже прирученных скунсов.

- Запретили?

-  Бешенство,  -  пояснил  Крандолл.   -  В  Мэйне  участились   случаи бешенства.   Неподалеку  жил  сенбернар,  который  пару  лет назад заразился бешенством, и погибло четыре человека.  Вот такая жуткая история. Собаке  не сделали прививки.  Если бы  эти глупые  люди следили  за тем,  чтоб прививки были сделаны,  ничего бы  не случилось.  Но еноту  или скунсу  можете делать прививку дважды в год, и это не всегда срабатывает. А такого енота, как  был у  детей  Ридера,  в  старые  времена  называли  "сладким  енотом".  Он  бы, переваливаясь, подошел к вам (господи, ну и жирным он был!) и лизнул бы  вас в лицо, словно пес. Они  даже заплатили ветеринару, чтобы тот  отрезал еноту яйца  и  сточил  когти.  Должно  быть,  это  обошлось  им в целое состояние! Ридер.., он работал на фирму IBM в Бангоре. Теперь прошло уже лет пять..,  а может, и  шесть, как  они уехали  в Колорадо.  Странно думать  о них,  как о взрослых,  которые  могут  водить  машину.  Горевали  они из-за этого енота?

 
< Пред.   След. >
Copyright @ Stephen King, 1975-2004. Copyright @ Издательство АСТ, издательство КЭДМЭН, переводчики В.Вебер, elPoison и другие. Все права принадлежат правообладателям.