Подпишись на RSS! Добавь в свой ридер!

Понравились рассказы?
 
Чувство, которое словами можно выразить только по-французски Версия для печати Отправить на e-mail
Написал Super Administrator   

     МАТЬ МИЛОСЕРДИЯ ПОМОГАЕТ ГОЛОДНЫМ ФЛОРИДЫ... А ВЫ ИМ НЕ ПОМОЖЕТЕ?
     "Флойд, что это там? О, дерьмо".
     Она успела увидеть что-то большое. И прочитать слово "ДЕЛЬТА".
     - Билл? Билл?
     Его ответ, ясный,  но донесшийся с  края Вселенной:  "Господи, дорогая,
что в твоих волосах?"
     Он подняла  с колен  сгоревшее  лицо  матери  Терезы  и  протянула ему,
постаревшему  двойнику мужчины,  за которого она вышла замуж, трахающемуся с
секретаршами  мужчине, который был ее мужем, мужчине, который, тем не менее,
спас ее от людей, уверенных, что  ты будешь вечно жить в  раю,  если зажжешь
достаточно свечек, будешь носить синий блейзер и слушать богоугодную музыку.
Одной жаркой  ночью, лежа в постели с этим мужчиной, когда наверху продавали
наркотики и в девятимиллионный раз крутили пластинку "Айрон Баттерфлай", она
спросила, что,  по его  мнению, будет потом. После того, как окончится  твоя
роль в этом шоу. Он обнял  ее и  прижал  к  себе,  издалека доносился мерный
рокот автострады, а Билл...
     Очки Билла утонули  в его  щеках. Один глаз  выскочил  из глазницы. Рот
превратился  в кровавую дыру. На деревьях птицы уже не щебетали - кричали, и
Кэрол начала кричать вместе с ним, держа  в  руке сгоревший клочок бумаги  и
лицом матери  Терезы.  Она  кричала,  наблюдая,  как его щеки  чернеют,  лоб
трескается,  шея  вскрывается, кричала, кричала,  где-то  надрывалась "Айрон
баттерфлай", а она кричала.

     * * *

     - Кэрол?
     Голос Билла, донесшийся издалека, с другого континента. Его рука лежала
на ее бедре, но в прикосновении чувствовалась озабоченность, а не похоть.
     Она  открыла глаза, увидела  залитый солнцем салон "Лир-35" и мгновенно
все поняла... как человек понимает страшный  смысл  сна, который только  что
видел. Она  помнила, как  спросила, что, он думает,  его ждет, вы понимаете,
после того,  как,  и он  ответил,  что,  возможно, каждый  получает, что, по
собственному  разумению,  заслужил. И  если  Джерри Ли  Льюис  полагал,  что
отправится в ад  за то,  что играл  буги-вуги, именно туда он и  отправился.
Небеса,  ад, Гранд  Рэпидс, выбор принадлежал тебе... или тем людям, которые
научили   тебя,  как  верить.   Должно  быть,  последний   величайший  фокус
человеческого разума:  идея обретания целую вечность в  том месте,  где тебе
хотелось бы ее провести.
     - Кэрол? Ты в порядке, крошка? - в одной руке он держал журнал, который
читал, "Ньюсуик" с фотоснимком матери Терезы на обложке. СВЯТАЯ  НАШИХ ДНЕЙ?
- белела надпись на темном фоне.
     Оглядывая салон, она  думала: "Это случится на высоте шестнадцати тысяч
футов. Я должна сказать им, предупредить их".
     Но  deja vu уходило,  как уходят все чувства. Они уходят, как грезы или
как сахарная вата, превращающаяся в сладкий туман чуть повыше языка.
     - Спускаемся? Уже? - она полностью проснулась, голос оставался осипшим.
     - Быстро,  да? - голос довольный, словно он сам вел самолет а не платил
за него. - Флойд говорит, что мы приземлимся через...
     - Кто?  - спросила  она. В  салоне были  тепло, но пальцы похолодели. -
Кто?
     - Флойд. Ты знаешь, первый пилот, - он  махнул  рукой в сторону кабины.
Они  входили  в  облачный слой.  Самолет начало трясти. - Он говорит, что мы
приземлимся в  Форт-Майерсе через  двадцать минут.  Мы  просто  перепрыгнули
через всю Америку, детка. Прежде чем ты успела моргнуть глазом.
     Кэрол  открыла  рот, чтобы  сказать, что у нее это  чувство, то  самое,
которое словами  можно  выразить только по-французски, что-  то  там  vu или
vous, но чувство это таяло и она сказала: "Мне приснился кошмар".
     Раздался мелодичный звонок: Флойд, первый пилот,  включил транспарант с
надписью  "ЗАСТЕГНИТЕ РЕМНИ". Кэрол повернула голову к иллюминатору.  Где-то
внизу,  ожидая  их, через двадцать  минут и вечно,  стоял белый  автомобиль,
заказанный  Биллом  в агентстве "Хертц", гангстерский автомобиль, который  в
гангстерских фильмах  называли не иначе,  как "Краун Вик". Она посмотрела на
обложку  журнала, на лицо матери Терезы, и тут же вспомнила веревочку, через
которую они прыгали в школе Нашей госпожи ангелов, под запрещенные частушки,
одну из  которых вдруг  всплыла в  памяти:  "Деве я  молюсь  и  вам,  святые
преподобные, задницу мою спасите от геенны огненной".
     "Грядут тяжелые  времена", -  говорила бабушка. Она  вложила медальон в
ладошку Кэрол, обвязала цепочкой пальцы. "Грядут тяжелые времена".

     _________________

     Я думаю,  это рассказ об аде. Вариант временной петли,  когда вы раз за
разом  проделываете  одно и  то  же.  Экзистенциализм,  крошка, какова идея.
Прямо-таки Альберт Камю. Есть также гипотеза, что ад -  это другие люди. Мое
мнение - им может быть вечное повторение одного и того же.

 

Еще кое-что интересное: 

Мужчина, который любил цветы 

Грузовики

Земляничная весна 

 



 
< Пред.   След. >

Copyright @ Stephen King, 1975-2004. Copyright @ Издательство АСТ, издательство КЭДМЭН, переводчики В.Вебер, elPoison и другие. Все права принадлежат правообладателям.