Понравились рассказы?
 
Кладбище домашних животных. Страница 6 Версия для печати Отправить на e-mail
Написал Super Administrator   
Он  почувствовал разочарование  из-за того,  что больше ничего  не может  сделать или  предложить ей.  Доктор Вейбридж держал болезнь Нормы под  контролем, насколько это  было возможно. Конечно,  всегда оставалась возможность выздоровления, хотя надежды на это было мало.  

Нужно отвлеченно относиться  к проблемам  других, иначе  самому можно  оказаться в психушке.

Речел понравилась Норме, и они скрепили дружбу, обменявшись  рецептами, как малыши меняются бейсбольными  программками, начиная от яблочного  пирога Нормы  Крандолл,   пирога,  который   подают  в   глубокой  тарелке,   и  до бефстроганов Речел. Норме очень понравились  дети Кридов - в основном  Элли, которая, по  словам старой  женщины, скоро  станет "настоящей  старосветской красавицей". Слава  богу, сказал  этой ночью  Луис, уже  лежа в постели, что Норма не  назвала Элли  "настоящим, милым  енотом". Речел  расхохоталась, да так сильно, что непроизвольно пукнула.  После этого они вместе смеялись  так долго и громко, что даже разбудили Гаджа, спавшего в соседней комнате.

Начались занятия в школе. Луис,  который к этому времени уже  полностью разобрался  в  работе  университетского  лазарета и медпунктов университета, устроил себе  выходной (по  правде сказать,  в лазарете  было совсем  пусто; последняя   пациентка   -   студентка,   сломавшая   ногу   летом  во  время Об единенного Студенческого Марша, выписалась  неделю назад). Луис стоял  на лужайке перед домом рядом с Речел,  державшей на руках Гаджа, когда с  шоссе свернул большой желтый автобус и неуклюже остановился перед их домом.  Двери автобуса открылись, бормотания и пронзительные крики детей поплыли в  мягком сентябрьском воздухе.

Элли  бросила  странный,  полный  отчаяния  взгляд  через плечо, словно спрашивая родителей: может быть, еще остановить этот неизбежный процесс,  и, наверное то, что  она прочитала на  их лицах, убедило  ее: уже поздно,  все, что последует дальше - неизбежно, как развитие артрита Нормы Крандолл.  Элли отвернулась и залезла в автобус. Двери закрылись, довольно чмокнув.  Автобус покатил дальше. Речел разрыдалась.

- Ради всего святого, не надо, - проговорил Луис. Он не плакал, но и  у него на душе кошки скребли. - Елены не будет всего полдня.

- Даже  полдня слишком  долго, -  ответила Речел  срывающимся голосом и зарыдала еще  пуще. Луис  обнял ее,  а Гадж  обвил ручонками  шеи родителей. Когда Речел рыдала, Гадж  обычно вторил ей. Но  не в этот раз.  "Теперь наше внимание будет отдано  только ему, и  он прекрасно это  понимает", - подумал Луис.

 

 

 

 

 

  ***

 Они  с  трепетом  ждали  возвращения  дочери.  Выпили  так  много кофе, переволновались о том, как ей в школе. Луис вышел в заднюю комнату,  которую оборудовал под кабинет, и пытался убить время, передвигая бумаги с места  на место - единственное, чем он  сейчас мог заниматься. Речел приготовила  ленч до смешного рано.

Когда в четверть одиннадцатого  позвонил телефон, Речел подняла  трубку и не дыша ответила:

- Алло? - она сделала это прежде, чем телефон прозвонил во второй  раз. Луис  застыл  в  дверях  между  кабинетом  и  кухней,  уверенный: это звонит учительница,  сказать  им,   что  у  Элли   ничего  не  получится:   желудку общественного  образования  не  удалось  переварить  Елену  и  он  исторг ее обратно.  Но  звонила  Норма  Крандолл,  сказать,  что  Джад  собрал остатки кукурузы,  и  Криды  могут  забрать  дюжину  початков,  если  хотят.   Луис, прихватив сумку для покупок, пошел к Крандоллам и сердито высказал Джаду  за то, что старик не позвал его помочь собрать урожай.

- Да, ладно, урожай все равно дерьмовый, - ответил на это Джад.

- Не употребляй таких выражений в моем присутствии, - вмешалась  Норма. Она принесла на веранду охлажденный чай на старом подносе "кока-кола".

- Извини, моя любовь.

- И выдумаете,  что ему стыдно?  - спросила Норма  Луиса и, морщась  от боли, присела.

-  Мы  видели,  как  Элли  укатила  на автобусе, - сказал Джад, зажигая Честерфильд.

- С ней все  будет в порядке, -  добавила Норма. - С  ними почти всегда так.

"Почти", - содрогнувшись, подумал Луис.

 

 

 

 

 

  ***

 Но с  Элли действительно  оказалось все  в порядке.  После полудня  она приехала  домой,  улыбаясь,  радостная;  ее  синее платье "первого школьного дня" милым колокольчиком  покачивалось над стесанными  коленками. В руках  у девочки была картина, на  которой было нарисовано не  то два ребенка, не  то два самоходных  крана; шнурки  на одной  туфле развязались,  и одна ленточка расплелась. Элли кричала:

- Мы  пели "Старого  МакДональда"! Мамочка!  Папочка! Мы  пели "Старого МакДональда"! Того самого, что по телику поют в кортосейской школе!

Речел посмотрела на Луиса, который сидел на подоконнике, посадив  Гаджа на колени.  Малыш почти  уснул. Что-то  печальное было  во взгляде  Речел, и хотя  она  быстро  отвернулась,  Луис  на  мгновение  почувствовал   ужасное смятение.  "Мы в самом деле начинаем  стареть, - подумал он. - Это на  самом деле правда.  Никто не сделает для нас исключение. Теперь Элли пойдет  своей дорогой.., а мы своей".

Элли подбежала к нему, пытаясь  показать ему картину, новую ссадину  на колене  и  рассказать  о  "Старом  МакДональде"  и  миссис  Берримен  -  все одновременно. Черч терся у  ее ног, громко мурлыкая,  и просто чудо, что  ни разу Элли не споткнулась о него.

- Ш-ш-ш,  - сказал  Луис и  поцеловал дочь.  Гадж уснул,  не поддавшись всеобщему оживлению. - Только дай мне положить крошку на кровать, а потом  я все выслушаю.

Он отнес Гаджа вверх по лестнице, прошел под горячими косыми лучами,  а когда  достиг  лестничной  площадки,  страшное  предчувствие  - предчувствие надвигающегося  ужаса  и  темноты  накатилось  на  него. Луис остановился.., застыл на месте..,  и удивленно огляделся,  пытаясь понять, что  происходит. Он  крепче  сжал  крошку,  почти  стиснул  его,  и  Гадж,  почувствовав себя неуютно, зашевелился. Руки и спина Луиса покрылись гусиной кожей.

"Что случилось?" - удивился Луис;  он смутился и испугался. Его  сердце учащенно забилось, голове  стало холодно и  неожиданно у Луиса  зашевелились волосы.  Он  почувствовал,  как   под  действием  адреналина   увеличивается давление глазного дна.  Действительно, глаза могут  вылезти из орбит,  когда человек испытывает смертельный ужас - Луис знал об этом; в таких случаях  не только  расширяются  зрачки,  а  сами  глаза выпячиваются, когда поднимается кровяное  давление,  а  из-за  увеличения  кровяного  давления увеличивается гидростатическое давление  внутричерепной жидкости.  "Что это,  черт побери? Духи? Боже, я  чувствую себя так,  словно в этом  коридоре мимо меня  что-то проскользнуло. Еще мгновение, и я сумел бы разглядеть, что это".

Внизу сильно хлопнула дверь веранды.

Луис Крид подскочил, вскрикнув, а потом засмеялся. Это был просто  один из тех "холодных карманов" [Термин из психиатрии, обозначающий область,  где человек   по   непонятным   причинам   начинает   испытывать   страх  (прим. переводчика).],  которые  появляются  иногда..,  ни  больше,  ни  меньше. На минуту  возникший  карман.  Так  случалось  и  раньше, вот и все. Что сказал Скрудж духу  Джекоба Марли?  "Может быть,  вы вовсе  не вы, а непереваренный кусок  говядины,   или  лишняя   капля  горчицы,   или  ломтик   сыра,   или непрожаренная  картофелина.  Может,  вы  явились  не  из царства духов, а из духовки, почем я знаю!" И хотя Диккенс  вряд ли это понимал, на сам ом  деле это  было  совершенно  верно  не  только  с  точки  зрения  психологии, но и физиологии.  
 
< Пред.   След. >

Copyright @ Stephen King, 1975-2004. Copyright @ Издательство АСТ, издательство КЭДМЭН, переводчики В.Вебер, elPoison и другие. Все права принадлежат правообладателям.