Реклама

Поделись с друзьями!

Проголосуй за любимого Кинга!

Понравились рассказы?
 
Кладбище домашних животных. Страница 17 Версия для печати Отправить на e-mail
Написал Super Administrator   

- У вас  нет аллергии на  бл...й и тошнотворных  баб? Ничего, вы  еще в избытке увидите и тех и других.

- Боже,  - прошептал  Луис и  прикрыл глаза.  Но он улыбался. Упрямство старого ребенка, такого как миссис Чарлтон, не всегда помеха.

Луис начал, дорисовывая, удлинять крест на бланке для заказа  комплекта наркотических  лекарств   и  медицинского   оборудования  ("Каждый   год,  - агрессивно выступал  Стив Мастертон  по поводу  медицинского оборудования. - Каждый долбаный год  одно и то  же. Полностью укомплектованный  операционный комплект для  пересадки сердца  за какие-нибудь  восемь миллионов  долларов! Это же  мелочи!"), а  потом полностью  окунулся в  работу, думая  о том, как хорошо  было  бы  опрокинуть  чашечку  кофе,  когда  из фойе донеслись крики Мастертона:

- Луис! Выходите! Случилась беда!

Почти  панический  голос  Мастертона  заставил  Луиса  поторопиться. Он перевернул свой стул, словно собирался исследовать его. Крик,  пронзительный и резкий, как  звон разбитого стекла,  донесся вслед за  воплями Мастертона. Последовала звонкая пощечина, после чего раздался голос Чарлтон:

- Прекратите орать или убирайтесь к черту! Немедленно прекратите!

Луис ворвался в приемный покой, и  первое, что он увидел, - кровь.  Там было много  крови. Одна  из практиканток  всхлипывала. Другая,  бледная, как полотно, прижимала руки к уголкам  рта, искривив губы в большой,  вызывающей отвращение усмешке.  Мастертон стоял  на коленях,  поддерживая голову юноши, лежавшего на полу.

Стив посмотрел на  Луиса, глаза мрачные,  расширенные и испуганные.  Он пытался говорить, но слова не могли сорваться с его языка.

Люди  собрались  у  Студенческого   Медицинского  Центра  за   большими стеклянными дверьми, всматриваясь  через них, прижимая  руки к лицам,  чтобы заглянуть   внутрь.   Воображение    Луиса   вызвало   безумно    подходящее воспоминание. Ребенком,  не более  шести лет,  он сидел  в гостиной  с мамой (скоро  она  должна   была  отправиться  на   работу),  смотрел   телевизор. Показывали  старое,  "вчерашнее"  шоу  с  Дэвидом Гарровэйем. Снаружи стояли люди, изумленно  глядели на  Дэвида, Фрэнка  Блайра и  доброго, старого  Дж. Фреда Миггса.  Луис оглянулся  и увидел  людей, стоящих  у окон и смотревших телешоу  по  их  телевизору.  Ему  нужно  было что-то сделать со стеклянными дверьми лазарета...

-  Задерните  занавески!   -  фыркнул  он   на  практикантку,   которая всхлипывала.

Когда она немедленно не подчинилась, Чарлтон дала ей пощечину.

- Быстро, девочка!

Практикантка  начала  двигаться.   Через  мгновение  зеленые   занавеси закрыли  окна.  Чарлтон  и  Стив  Мастертон  жались  к  дверям,  косясь   на умирающего.

- Жесткие носилки, доктор? - спросила Чарлтон.

-  Если  они  нужны,  давайте,  -  согласился  Луис,  присев  рядом   с Мастсртоном. - Я еще даже не посмотрел, что с ним.

- Сюда, -  приказала Чарлтон девушке,  которая закрывала занавески.  Та снова прижала  кулачки ко  рту, изображая  невеселую, перекошенную  от ужаса усмешку.  Посмотрев на миссис Чарлтон, практикантка вздохнула:

- Ох, бедный...

- Конечно, он бедный,  но ты-то в порядке.  Живей! - она резко  дернула девушку,  побуждая  ту  двигаться;  наконец  практикантка  зашуршала красной юбкой с белыми кнопками.

Луис склонился над своим первым пациентом в Университете Мэйна.

Пациент  -  юноша,  приблизительно  лет  двадцати.  Луису  понадобилось меньше  трех  секунд  для  того,  чтобы  поставить  диагноз: молодой человек умирал. У  него была  разбита голова  и, по-видимому,  был перелом основания черепа.  Одна  ключица,  выбитая  из  сустава, выпирала, отчего правое плечо оказалось вывернуто.  Из головы  умирающего по  окровавленной и  пожелтевшей коже  медленно  стекала  мозговая  жидкость;  она  впитывалась в ковер. Луис видел мозг умирающего:  беловато-серый и пульсирующий;  он видел мозг  через дыру в голове, словно смотрел через разбитое окно. "Проникновение"  возможно глубиной сантиметров на пять. Если  бы у умирающего в голове  вынашивался бы ребенок,  он  смог  бы  родить,  словно  Зевс, разразившийся от беременности через лоб.   Юноша еще оставался  жив, что было  вовсе невероятно. В  голове Луиса неожиданно прозвучали  слова Джада: "...а  иногда вы чувствовали,  как она покусывает вас  за задницу". И  слова матери: "Мертвый  - есть мертвый". Луиса охватило безудержное желание  засмеяться. Мертвый есть мертвый,  все в порядке. Точно так, дружочек.

- Готовьте машину, - фыркнул Луис на Мастертона. - Мы...

- Луис, машина...

- О, боже! -  протянул Луис, хлопнув себя  полбу. Он перенес взгляд  на Чарлтон. - Джоан, что бы  вы сделали в подобном случае?  Позвонить Секретарю Университета или в МЦВМ?

Джоан  выглядела  взволнованной,  выведенной  из душевного равновесия - она редко попадала  в экстремальные ситуации  - так, по  крайней мере, решил Луис.  Но когда она заговорила, ее голос звучал совсем спокойно:

- Доктор, я  не знаю. Мы  никогда не попадали  в такую ситуацию  за все время, что я работаю в Медицинском Центре этого университета.

Луис старался думать как можно быстрее:

- Звоните в полицию.  Мы не можем ждать,  пока из МЦВМ пришлют  "скорую помощь". Если у полицейских есть микроавтобус, они смогут подкинуть парня  в Бангор на скоростной  машине. Наконец, у  них есть огни,  сирена... Звоните, Джоан.

Чарлтон пошла  звонить, но  не раньше,  чем Луис  поймал ее восхищенный взгляд и  интерпретировал его  для себя.  Молодой человек  был загорелым,  с хорошо  развитыми  мускулами  -  возможно,  он  подрабатывал летом где-то на железной дороге  или на  покраске домов,  а может,  давал уроки тенниса.., и одет  он  был  только  в  красные,  спортивные  шорты с белыми лампасами. Он умирал и  умрет, независимо  от их  действий. Он  был бы  точно также мертв, если бы их "скорая помощь" в  этот момент оказалась бы на месте  с исправным мотором.

Невероятно, но  умирающий зашевелился.  Его веки  затрепетали, и  глаза открылись.  Синие  глаза  с  белками,  полностью  залитыми кровью. Они стали рассеянно смотреть по сторонам,  ничего не видя. Юноша  попытался пошевелить головой, но  Луис силой  заставил его  не двигаться,  помня о сломанной шее. Травма головы не блокировала болевые центры.

"Дыра в голове. О, боже! Дыра в голове!"

- Что с ним случилось?  - спросил Луис Стива, в  данных обстоятельствах глупый  и   бессмысленный  вопрос.   Вопрос  зрителя.   Но  дыра   в  голове подтверждала  статус  Луиса:  он  был  всего  лишь  одним из зрителей. - Его принесли полицейские?

-  Несколько  студентов  принесли  его  на  одеяле.  Я  не  знаю,   что случилось.

А вот о  том, что произойдет  дальше, стоило и  в самом деле  подумать. Ответственность лежала и на Луисе.

- Идите  и найдите  их, -  распорядился Луис.  - Проведите через другую дверь. Я хочу,  чтоб они оказались  под рукой, но  не хочу, чтоб  они видели больше остальных.

Мастертон с облегчением ушел от  кошмара, подошел к двери, открыл  ее и залепетал  от  возбуждения,  собирая  любопытных  и приводя в замешательство толпу уже собравшихся. И еще Луис услышал пенис полицейской сирены.   Службы университетского городка шли на помощь. Он почувствовал слабое облегчение.

Умирающий  забулькал  горлом.  Он   пытался  заговорить.  Луис   слышал отдельные слова.., отдельные звуки,  наконец.., но слива умирающего  звучали неясно, нечетко.

Луис наклонился над ним и сказал:

- Все будет в  порядке, приятель. - Он  подумал о Речел и  Элли, как он расскажет им об  этом, и его  желудок сильно, неприятно  сжался. Прижав руку ко рту, Луис задохнулся.

- Хлааа... - проговорил юноша. - Хлааа...

Луис оглянулся и  увидел, что один  остался рядом с  умирающим. Он едва слышал  Джоан  Чарлтон,  кричащую  на  практиканток,  вытянувшихся по стойке смирно в  кладовке Второго  Бокса. Луис  сомневался, могли  ли они  отличить Второй Бокс от яиц лягушки.

 
< Пред.   След. >
Copyright @ Stephen King, 1975-2004. Copyright @ Издательство АСТ, издательство КЭДМЭН, переводчики В.Вебер, elPoison и другие. Все права принадлежат правообладателям.