Реклама

Поделись с друзьями!

Проголосуй за любимого Кинга!

Понравились рассказы?
 
Кладбище домашних животных. Страница 33 Версия для печати Отправить на e-mail
Написал Super Administrator   

Голос  Джада  звучал  мягко   и  его  рассуждения  почему-то   казались логичными.

- А вы ее любите?

- Конечно. Я люблю ее. Она моя дочь..

.

- Тогда пошли.

И Луис поплелся вслед за Джадом.

 

 

 

 

 

  ***

 Дважды, может  быть, трижды,  пока они  шли на  кладбище, Луис  пытался заговорить  с  Джадом,  но  Джад  не  отвечал.  Наконец Луис сдался. Чувство удовлетворения,  странное   в  данных   обстоятельствах  (но   именно  оно), сохранилось. Оно, казалось, шло отовсюду. Боль в мускулах рук; в одной  руке Луис тащил Черча, в другой  лопату. Ветер, смертельный холод; кожа,  ставшая нечувствительной  на  незащищенных  местах...  Снега  в  лесу было мало, так мало, что о нем не стоило  говорить. - Мерцающий свет фонаря Джада  усиливал впечатление. Луис  чувствовал, что  за всем  этим скрывается  всеоб емлющая, притягивающая, как магнит, тайна. Темная тайна.

Тени отступили, открыв поляну.

-  Отдохнем  здесь,  -  об явил  Джад,  и Луис поставил пакет на землю. Рукой он вытер пот со лба. "Отдохнем здесь? Но ведь они уже пришли!" -  Луис увидел  надгробия  в  движущемся,  подрагивающем  свете фонарика, когда Джад уселся прямо в снег и закрыл лицо руками.

- Джад? Все в порядке?

- Да. Мне нужно только перевести дыхание и все.

Луис сел рядом с ним и глубоко вздохнул несколько раз.

- Ты знаешь, - заговорил Луис. - Я сегодня чувствую себя лучше, чем  за последние  шесть  лет.  Я  знаю,  когда  идешь  хоронить  кота своей дочери, говорить так - просто  кощунство, но это -  чистая правда, Джад. Я  чувствую себя очень хорошо.

Джад вздохнул.

- Конечно, я знаю, - сказал он. - Такое периодически случается на  этой тропинке. Ты  не сам  по себе  чувствуешь себя  так. С  любым было  бы как с тобой.  Это место  иногда выкидывает подобные штучки,  но ты не верь  в это. Героин тоже дарит наркоманам  хорошее настроение, когда они  вкалывают дозу, но он отравляет их тела и  мысли. Это место что-то вроде наркотика,  Луис, и не забывай об этом.  Я надеюсь, во имя  Бога, что правильно поступаю.  Я так думаю,  но  не  уверен.  Иногда  в  моей  голове все путается. Наверное, это старость.

- Я не понимаю. О чем это ты?

- Это место обладает силой, Луис. Тут ее не так много... как там,  куда мы идем.

- Джад...

- Пошли,  - сказал  Джад и  встал. Свет  фонарика уперся  в бурелом,  к которому направился Джад. Неожиданно Луис вспомнил свою прогулку во сне.  "О чем говорил Пасков, когда привел меня сюда?"

"Не ходи дальше. Ты решишь, что нуждаешься в этом, но на самом деле,  в этом нет нужды, доктор. Барьер не должен быть разрушен".

Но сейчас, ночью, тот сон или  предостережение, или что бы то ни  было, казалось  удаленным  не  на  месяцы,   а  на  годы.  Луис  чувствовал   себя великолепно  и  готов  был  справиться  с  чем  угодно,  и еще он был сильно удивлен. Ему пришло на ум, что происходящее очень похоже на сон.

Потом Джад вышел  вперед. Под капюшоном  у него, казалось,  была только тьма, и на мгновение Луису представилось, что это Пасков стоит перед ним,  и как  только  освещение  переменится,  то  под  капюшоном, обрамленным мехом, окажется усмехающийся, бормочущий череп: страх вернулся к Луису, словно  его окатили холодной водой.

-  Джад,  -  сказал  он.  -  Мы  не  сможем перелезть через бурелом. Мы переломаем ноги и, может случиться, замерзнем до смерти, пытаясь вернуться.

- Следи за мной,  - приказал Джад. -  Следуй за мной и  не смотри вниз. Нельзя колебаться и  смотреть вниз. Я  знаю дорогу, но  идти нужно быстро  и уверенно.

Луис  стал  думать:  "Может,  это  и  есть  сон,  и  он просто так и не проснулся после праздничного обеда, -  подумал Луис. - Через этот  бурелом я перелезу, только если напьюсь или научусь летать. Но мне нужно это  сделать. Я и в  самом деле думаю  так. Итак.., значит  я сплю. Правильно?"  Джад взял чуть левее центра бурелома.  Луч фонарика сфокусировался на  куче стволов... (костей)... упавших бревен  и старых колод.  Круг света стал  меньше и ярче, когда они приблизились  к бурелому. Не  останавливаясь даже для  того, чтобы бросить  мимолетный  взгляд,  подстраховаться,  проверить,  что  они лезут в правильном  месте,  Джад  начал  восхождение.  Он  не карабкался, не лез, он поднимался, словно шел  по каменистому склону  холма или песчаной  осыпи. Он просто  поднимался,  словно  собирался  дойти  до  звезды:  шел как человек, который  твердо  знает,  куда  нужно  поставить ногу, куда сделать следующий шаг.

Луис отправился следом.

Он не смотрел вниз  и не искал опору  для ног. Бревна странным  образом оказывались на  месте; совершенно  безошибочно, словно  бурелом старался  не причинить ему вреда, пока он  делал все как положено. Один  участок выглядел совершенно непроходимым, и казалось невероятным, что кто-то верил в то,  что пройдет  здесь,  не  покалечившись,  словно  идиот,  который  ведет машину и уверен, что  находится в  полной безопасности,  пока у  него на шее медальон Святого Кристофора.

Но все оказалось в порядке.

Не   было   пистолетных   выстрелов   ломающихся   ветвей;   не    было отвратительных падений в ямы, окаймленные выступающими, выбеленными  погодой суками, каждый из  которых готов был  разорвать плоть, искалечить.   Ботинки Луиса ("Хаш Паппи"  - обувь для  бездельников - настоятельно  рекомендую для преодоления  буреломов!)  ни  разу  не  соскользнули  на  старом  сухом мху, которым поросла большая часть упавших деревьев. Луис не покачнулся.  Вокруг, в кронах елей, дико завывал ветер.

На мгновение Луис увидел Джада, стоящего на краю бурелома, а потом  тот начал  спускаться  по  противоположному  склону,  постепенно исчезая из поля зрения, сперва  ноги, потом  грудь и  плечи. Световое  пятно фонарика  стало скакать наобум по качающимся  ветвям деревьев на другой  стороне.., барьера. Да, именно барьера. Зачем притворяться? Барьера.

Луис сам добрался  до высшей точки  и на мгновение  остановился. Правая нога вросла в старое упавшее дерево, которое лежало под углом тридцать  пять градусов,  левая  стояла  на  чем-то  податливом..,  в  ловушке  из   ветвей потоньше, на старой хвое. Луис не смотрел вниз, он только переложил  тяжелый мешок с телом  Черча из правой  руки в левую,  а в правую  взял более легкую лопату. Он подставил лицо ветру и почувствовал, как воздух у него за  спиной скручивается в бесконечный  поток, играет его  волосами. Воздух был  чистым, ветер - таким холодным.., неослабевающим.

Двигаясь  осторожно,  Луис  стал  спускаться.  Одна ветвь, которая была толщиной с запястье мускулистого человека, громко щелкнула под ногой  Луиса, но он чувствовал, что  с ним ничего не  должно случиться.., да, нога  Луиса, соскользнув.., встала на  толстую ветвь четырьмя  дюймами ниже. Луис  Тяжело покачнулся. Он предполагал, что теперь понимает, как командиры рот в  Первую Мировую  войну  могли,  весело  насвистывая,  ходить  по краю траншей, когда вокруг  жужжали  пули.  Это  было  безумие,  но  в любом безумии таится свое ужасное веселье.

Луис спускался, глядя только вперед, на яркий круг света фонаря  Джада. Джад уже стоял внизу, ждал.  Когда Луис спустился, веселье вспыхнуло  в нем, как от уголька вспыхивает нефтяная лампа.

- Мы  перелезли! -  закричал Луис  и, положив  на землю  мешок, хлопнул Джада по плечу. Луис вспомнил, как  в детстве лез на яблоню, на  самый верх, где  ветви,  словно  корабельные  мачты,  раскачивал ветер. Он не чувствовал себя таким молодым и переполненным энергией  лет двадцать, а то и больше.  - Джад, мы перелезли.

 
< Пред.   След. >
Copyright @ Stephen King, 1975-2004. Copyright @ Издательство АСТ, издательство КЭДМЭН, переводчики В.Вебер, elPoison и другие. Все права принадлежат правообладателям.