Реклама
Аскув стоимость. Обзор различных технологий аскув waviot.ru.

Поделись с друзьями!

Проголосуй за любимого Кинга!

Понравились рассказы?
 
Кладбище домашних животных. Страница 41 Версия для печати Отправить на e-mail
Написал Super Administrator   
В четверть  десятого Норма  сказала "спокойной  ночи", и  теперь Луис с Джадом остались  наедине. Но  старик ничего  не говорил,  а только  выпускал сигаретный  дым  и  следил  за  его  клубами, словно ребенок, наблюдающий за работой парикмахера, следивший, куда упадут срезанные волосы...

 

- Станни Б.? - мягко  подсказал Луис. Джад моргнул и,  казалось, пришел в себя.

- Да,  конечно, -  сказал он.  - Каждый  в Ладлоу..,  вокруг Бакспорта, Проспекта и  Оррингтона, я  так считаю,  называл его  Станни Б.  В тот  год, когда умерла моя собака... я имею ввиду 1910 год, когда она умерла в  первый раз... Станни  уже был  чокнутым стариком.  Были и  другие, кто  знал о  том месте, о месте,  где хоронили своих  мертвых Микмаки, но  я-то столкнулся со Станни Б. Я  только слышал о  том месте, а  он знал, и  отец его знал.  Всей семьей они были настоящими канаками. - Джад засмеялся и пригубил пива.

- До сих пор слышу его  выговор на ломаном английском... Он нашел  меня сидящим за  платной конюшней,  которой пользовались  те, кто  на перекладных ездил по 15 шоссе..,  тогда оно называлось Бенгор-Бакспорскрй  дорогой. Она, дорога, проходила  прямо через  то место,  где сейчас  стоит завод "Оринго". Спот  еще  не  сдох,  но  отходил,  и  мой  отец послал меня купить корм для цыплят, который нужен был не больше,  чем корове дерьмо на заднем дворе.  Но я хорошо знал, почему он меня отсылает.

- Он хотел убить пса?

- Да.., он знал, как нежно я отношусь к Споту, поэтому и отослал  меня. Я договорился насчет корма для цыплят и, пока старый Йорки готовил смесь,  я пошел  побродить  по  округе..,  уселся  на старый точильный камень, который иногда местные использовали вместо трибуны.

Джад медленно и лениво тряхнул головой и чуть улыбнулся.

- Тут ко мне и под ехал Станни Б., - продолжал старик. - Одна  половина города думала, что он  - безвредный, а другая  считала его опасным. Его  дед был известным  траппером и  торговцем пушниной  в начале  1800-х. Дед Станни исходил тут  все, от  Маритайма до  Бангора и  Дерри, иногда забирался очень далеко на юг, доходя  даже до Сковхегана; скупал  шкуры, по крайней мере,  я так  слышал.  Он   раз езжал  в  большом   фургоне,  крытом  кожей,   словно странствующий лекарь.  На этом  фургоне он  исколесил всю  округу, а  будучи настоящим христианином,  он проповедовал  о Воскрешении  Христа, даже  когда напивался (так говорил  Станни, а он  любил поговорить про  своего деда), но он носил и индейские амулеты, потому  что верил, что все индейцы (не  важно, какому  племени  они  принадлежат)  -  часть  единого  большого   племени.., потерянного племени сынов  Израилевых, если верить  Библии. Он говорил,  что все индейцы связаны  с Адом, и  их магия работает,  потому что они  в чем-то христиане,  а  к  колдовству  пришли  странным,  проклятым путем. Дед Станни торговал с Микмаками, заключал с ними сделки, когда большая часть  трапперов и торговцев  уже ушла  на запад.  Он платил  индейцам мало,  и поэтому,  как говорил Станни, держал  Библию возле сердца,  но Микмакам нравилось  слушать его речи о святых. Говорил он от чистого сердца и проповедовал в этих  краях еще до того, как тут появились зверобой и дровосеки.

Джад замолчал. Луис терпеливо ждал.

- Микмаки рассказали  деду Станни Б.  о земле, где  раньше они хоронили своих мертвых, но уже тогда там  не хоронили, потому что Вакиньян дал  земле скиснуть, и не только  там, на Маленьком Болоте  Бога, да и во  всей округе. Истории  о  Вакиньяне  в  те  дни  можно  было услышать по всему северу. Эти истории очень напоминали некоторые из историй раннего христианства...  Норма отругала  бы  меня,  как  богохульника,  если  бы  услышала то, о чем мы тут говорим,  Луис...  Иногда,  если  зима  длинная  и  суровая,  а есть нечего, индейцы севера шли в такие места умирать или.., делать что-то еще...

- Каннибализм?

Джад пожал плечами.

- Может быть. Может быть,  они выбирают того, кто постарше,  и свежуют. Тогда на некоторое  время у них  есть тушеное мясо.  А история, которую  они расскажут белым,  будет звучать  примерно так:  "Вакиньян прошел  через нашу деревню  или  стоянку,  и  пока  мы  спали  забрал тех, кто проспал. А потом Вакиньян дал нам мяса".

Луис кивнул.

- Говорят, Дьявол точно так и поступает.

- Да. Я и сам догадывался, что Микмаки каннибалы... Потом они  хоронили обглоданные кости одного или двух соплеменников, может, и десятка, а  может, дюжины в той земле.

- А потом решили, что земля скисла? - пробормотал Луис.

- Значит, Станни Б. завернул  на конюшню раздавить бутылочку, -  сказал Джад,  -  хоть  она  уже  и  была  наполовину пустой. Его дед, может, даже и миллион скопил, к тому времени как помер.., так люди говорили.., а у  Станни Б.  ничего  не  было  -  пустым  отребьем  он был. Он спросил меня, кто меня обидел, и  я все  ему рассказал.  Посмотрев, как  я завываю,  он сказал, что дело можно поправить, если я храбрый  и сам захочу все поправить. Я  ответил ему:  что  он  может  сделать,  если  ничего не может сделать ветеринар. "Не ветеринар я, и ничего такого не знаю, - сказал мне Станни, - но я знаю,  как помочь твоему псу, парень. Сейчас ты  иди домой и скажи отцу, пусть  положит пса в мешок из-под зерна, но только  сам его не хорони ни в коем  случае! Ты должен будешь оттащить  его на кладбище  Домашних Любимцев и  оставить там в тени большого  бурелома.   Потом ты  возвращайся домой,  а его  оставь там". Когда я  спросил, что  хорошего будет  в этом,  Станни сказал,  что я должен буду не спать ночью, а когда он  кинет камнем в окно, вылезти из дома...  "Я приду в полночь, мальчик,  так что, если ты  забудешь о Станни Б.  и уснешь, Станни  Б.  забудет  о  тебе,  и  ты  можешь  распрощаться со своим псом. Он отправится прямо в Ад!"

Джад посмотрел на Луиса и закурил следующую сигарету.

- Я все сделал,  как велел Станни. Когда  я вернулся, отец сказал,  что пристрелил пса, чтобы тот не  мучился. Мне даже ничего не  пришлось говорить насчет Хладбища. Мой отец сам спросил меня, хочу ли я похоронить Спота  там. Я  ответил,  что  согласен.  Так  что,  положив  пса в мешок из-под зерна, я потащил  его  на  кладбище.  Отец  спросил  меня,  не нужно ли мне помочь. Я ответил: нет, потому что  помнил о словах Станни.  Я не спал всю  ночь - мне показалось  целую  вечность.  Знаете,  как  для  детей тянется время в таких случаях.  Мне  уже  казалось,  что  вот-вот  и наступит утро, а часы пробили десять, потом  одиннадцать. Пару  раз я  засыпал, но  каждый раз  неожиданно просыпался. Такое ощущение было, словно кто-то встряхивает меня и говорит:

"Просыпайся,  Джад!  Просыпайся!"  Словно  что-то  хотело,  чтобы  я не заснул.

Брови Луиса поползли вверх, а Джад пожал плечами.

- Когда  часы внизу  пробили одиннадцать,  я поднялся  и одетым  сел на кровать. В окне  светила луна. Дальше...  Часы внизу пробили  полночь, потом час ночи, а Станни так и не  было. Забыл он обо мне этот проклятый  пьяница. Так  я  решил,  и  уже  готов  бы,  раздеться,  когда два камешка звякнули о стекло. Черт побери еще чуть-чуть и они разбили бы его. Стекло треснуло,  но я  заметил  это  только  утром,  а  моя  мать  узнала  в  начале зимы, когда поинтересовалась, почему  у меня  в комнате  так холодно.  Так что  я первым делом подбежал к окну  и открыл его. Оно  заскрипело, задребезжало - но  это был  единственный  путь  выбраться  из  дому,  если  хочешь  погулять  после полуночи.

Луис рассмеялся, хоть и помнил, как сам в возрасте десяти лет в  темное время  суток  пытался  выбраться  из  дому.  Он твердо был уверен, что ночью окно, которое никогда не скрипело днем, заскрипит.

- Я шумел так, что мои  должны были бы решить, что лезут  грабители, но я был совершенно спокоен. Я слышал, как мой отец занимается своими делами  в спальне на первом этаже. Выглянув, я увидел Станни Б., стоящего на дороге  и глядящего вверх, качающегося,  словно дул сильный  ветер, хотя не  было даже легкого дуновения ветерка. Не думал я,  что он придет, Луис. Кроме того,  он был в той стадии  опьянения, когда бодрствуешь, и  ничто тебя не заботит.  И тут он мне закричал, только мне показалось, что сам он считает, что  шепчет: "Давай, спускайся, или мне нужно  забраться к тебе туда?" "Ш-ш!"  - прошипел я, до  смерти боясь,  что мой  отец выйдет  на веранду  посмотреть, кто  там кричит. Тогда он устроил бы мне хорошую жизнь. "Что ты говоришь?" -  спросил Станни еще громче, чем раньше. Если  бы мои родители в это время  высунулись из дома, Луис,  мне был бы  конец. Но они  находились в спальне,  где теперь спим мы с Нормой. Ее окна выходят на реку.

- Ты  быстро спустился?  - спросил  Луис. -  Еще пива,  Джад? -  Он уже выпил бутылки на две больше  обычного, но, казалось, все в  порядке, правда, разговор получался каким-то натянутым.

 
< Пред.   След. >
Copyright @ Stephen King, 1975-2004. Copyright @ Издательство АСТ, издательство КЭДМЭН, переводчики В.Вебер, elPoison и другие. Все права принадлежат правообладателям.