Реклама

Поделись с друзьями!

Проголосуй за любимого Кинга!

Понравились рассказы?
 
Кладбище домашних животных. Страница 42 Версия для печати Отправить на e-mail
Написал Super Administrator   
-  Знаю,  ты  понял  меня,  -  сказал  Джад  и зажег новую сигарету. Он подождал,  пока  Луис  не  вернулся  на  свое  место.  -  Нет,  я  не посмел спуститься по лестнице.  Ведь  пришлось бы пройти мимо спальни  родителей. Я прополз по  шпалерам плюща,  перебирая руками,  так быстро,  как только мог. Неожиданно испугался.  Тебе я могу  сказать: в ту ночь я больше  боялся отца чем предстоящего путешествия со Станни Б. на кладбище Домашних Любимцев.

 

Джад раздавил свою сигарету.

- Мы  пошли туда  вдвоем, и  я решил,  что Станни  Б. должно быть, упал дюжину раз, и еще будет падать не раз, прежде чем мы доберемся до  Хладбища. Но он шел все дальше  и дальше и не падал:  судя по запаху он до  отказа был накачан кукурузной  водкой. Один  раз остановившись,  он стал  ругаться так, словно ему член в горло запихали. И еше у него с собой была кирка и  лопата. Когда мы пришли на кладбище, я думал,  он швырнет мне кирку и лопату, а  сам станет смотреть, как я  копаю яму. На самом  деле оказалось, что он  немного протрезвел. Он велел мне идти дальше  через бурелом, дальше в лес, где  есть еще одно кладбище. Я посмотрел на Станни, который едва стоял на ногах, и  на бурелом, а потом заявил: "Вы не  сможете забраться туда, Станни Б., вы  себе шею свернете".  А он  ответил: "Ни  ты, ни  я шеи  не сломаем.  Я смогу туда залезть да еще прихвачу мешок с твоим псом". Он стал карабкаться на  бурелом быстро, словно  шел по  ровному месту.  Даже вниз,  под ноги,  не смотрел, а Спота волочил за собой, хоть  Спот, должно быть, футов тридцать  пять весил, если не больше.  Луис.  А на следующий день у  меня все болело и ломило  все мускулы. А  как ты  чувствовал себя  сегодня утром?  - Луис  не стал  ничего отвечать, только кивнул. - Мы шли  и шли, - продолжал Джад. -  Мне казалось, что мы будем  идти бесконечно. Лес  в те дни  был гуще. Множество  птиц пело среди деревьев, теперь ты уже  такого не услышишь. Животные шныряли  вокруг, скорее  всего  олени,  но  это  могли  быть  и лоси, и медведи и рыси. Когда перебрались через  бурелом, я  сам поволок  Спота. Через  некоторое время  у меня появилась мысль, что старый Станни  Б. давно сбежал, а я иду  следом за индейцем. Вот  он сейчас  как повернется,  и я  увижу его насмешливые черные глаза,  лицо  с  характерными  чертами  Микмаков;  почувствую отвратительный запах  от  длинных  волос.  А  у  индейца будет томагавк, сделанный из куска сланца  и  рябиновой  ветви,  к  которой  сланец  будет привязан сыромятными ремнями.  Индеец  схватит  меня  за  горло  и  одним  ударом  снимет  с меня скальп..,  одним  махом  со  всего  черепа.   Станни  больше  не  падал и не качался. Он легко шел вперед,  высоко подняв голову, словно его  вела вперед какая-то высшая идея. Но когда мы  подошли к краю Маленького Болота Бога,  и он  повернулся,  я  увидел,  что  все  в  порядке,  это  Станни  Б.,  а   не какой-нибудь  индеец.  Не  качался  же  Станни  и  не  падал потому, что был напуган. Испуган так, что протрезвел. Он рассказал мне кое-что из того,  что я говорил вам прошлой ночью...о тенях и огнях Святого Эльма, и о том, что  я не  должен  обращать  внимания  на  то,  что  вижу  или слышу... "Главное, - об яснил он, - ничего  не говорить, раз оно  с тобой". Потом мы  пошли через болото. И я ничего не видел. Я не хотел рассказывать тебе об этом, но я  был там всего раз пять после того,  как мне исполнилось десять лет, и  я никогда не видел ничего похожего на огни или на то, о чем я тебе говорил. Да,  видно и не  увижу ничего  такого, Луис,  потому что  мое путешествие  в место, где хоронили Микмаки, в этот раз было последним.

"Почему я  сижу здесь  и слушаю  все это?"  - едва  ли не вслух спросил себя Луис.., "три  банки пива сделали  его разговорчивым, но  только говорил он в  основном для  себя. Я  не должен  тут сидеть  и, развесив уши, слушать историю  про  старого  пьяницу  и  индейское  кладбище,  о  духе Вакиньяна и домашних  любимцах,  которые  сами  по  себе  возвращаются  к  жизни? Во Имя Господа, кот был просто оглушен, вот и все. Машина сбила его и оглушила..  - не большое дело. А все остальное - старческие небылицы".

Но все  было не  так, и  Луис это  знал, и  три бутылки  пива не  могли излечить его от этого, да и тридцать три не смогли бы.

Черч был  мертвым -  это одно.  Он жив  сейчас -  это другое; теперь он изменился, стал  совсем иным  - это  третье. Что-то  случилось. Джад  вернул долг, который,  как он  считал.., но  с медицинской  точки зрения похороны в той земле, где  хоронили Микмаки, возможно,  не такое уж  хорошее лечение. И Луис теперь  видел что-то  в глазах  Джада, подсказавшее  ему то, что старик сам  об  этом  знает.   Луис  подумал  о  том,  что  видел... или думал, что видел...  в  глазах  Джада  прошлым  вечером.  Что-то  веселое  и  задорное. Подумав,  Луис  вспомнил,  что  решение  взять  Луиса  и кота Элли на ночную прогулку, словно и не принадлежало Джаду.

"Если не его  это решение, тогда  чье?" - мысленно  спросил Луис. И  не найдя ответа, Луис отмел прочь неприятный вопрос.

- Я похоронил  Спота и построил  пирамидку из камней,  - вяло продолжал Джад. - Пока  я это делал,  Станни Б. уснул.  Я тряс его  черт знает сколько времени, пытаясь поднять.. -  но к тому времени,  как мы спустились по  этим сорока четырем ступенькам...

- Ступеней было сорок пять, - пробормотал Луис. Джад кивнул.

- Да, конечно. Ты прав. Сорок пять. К тому времени, как мы  спустились, он шел так же ровно, словно  снова чего-то сильно опасался. Мы прошли  через болото, лес, бурелом  и, перейдя через  дорогу, оказались у  моего дома. Мне тогда  показалось,  путешествие  длилось  часов  десять, но по-прежнему было темно. "И что теперь?" - спросил  я у Станни Б. "Теперь ты  должен подождать и увидишь, что случится", - ответил Станни  и ушел. Думаю, что в ту ночь  он спал на нашем заднем дворе. Вот  так и вышло, что моего пса  Спота, которому тогда было года два, оживил Станни Б. А жизнь Станни пошла плохо. Сперва  он как-то заблудился в лесу, а потом, уже в 1912 году, 4 июля, нашли его  труп. Но что  до меня,  в ту  ночь я  залез назад  по плющу  и улегся в кровать, а заснул,  лишь  только  моя  голова  коснулась  подушки.  На следующее утро я проснулся почти в девять, когда моя  мать позвала меня. Мой отец работал  на железной  дороге  и  уходил  из  дома  часов  в  шесть, - Джад сделал паузу, подумав. - Моя мать звала меня, Луис. Она кричала...

Джад подошел к  холодильнику, достал себе  "Миллерса" и открыл  бутылку пива о выдвижную ручку под хлебницей. Его лицо казалось желтым в  рассеянном свете  -  цвета  никотина.  Одним  залпом  опорожнив  полбутылки, он рыгнул, словно выстрелил  из пистолета,  а потом  посмотрел через  гостиную на дверь комнаты, где спала Норма. Потом он снова посмотрел на Луиса.

-  Мне  тяжело  говорить  об  этом,  -  продолжал  он.  -  Мысленно   я возвращался к тем событиям каждый год, но раньше я никогда не рассказывал  о них.  Думаю,  так  же,  как  о  том,  каким способом люблю трахать баб. Но я расскажу  тебе,  Луис,  потому  что  у  тебя теперь тоже есть свой "домашний любимец". В общем-то, опасности нет, но.., бывает по-разному. Ты согласен?

Луис подумал о  Черче, спрыгнувшем со  стульчака, о том,  как его ляжки ударились о край ванны. Он  вспомнил тусклые кошачьи глаза, раньше  так ярко блестевшие.

Наконец, он кивнул.

-  Когда  я  спустился  вниз,  моя  мама стояла, вжавшись спиной в угол между  нашим  ящиком  со  льдом  и  кухонным  столом.  На  полу лежала белая занавеска,  которую  мама  собиралась  повесить.  А  в дверях кладовой стоял Спот, мой пес.  Он был весь мокрый, с грязными лапами. Мех у него на  животе тоже оказался  грязным, скатавшимся.  Пес просто  стоял... не  рычал, ничего такого.. -  просто стоял..,  и было  совершенно ясно,  это он  загнал маму в угол, хотел он того или  нет. Мама моя была в  ужасе, Луис. Не знаю, как  ты относился  к  своим  родителям,  я  сужу  по  себе...  я  очень любил обоих. Понимая, что это из-за  меня мама пришла в  такой ужас, я расстроился,  даже не  обрадовался  тому,  что  Спот  стоит  тут  живой и невредимый. Я даже не удивился.

-  Понимаю,  я  почувствовал  примерно  то  же,  - сказал Луис. - Когда увидел Черча сегодня  утром. Я лишь...,  кажется, похоже на...  - Он замялся на  мгновение.   "Совершенно  естественно  это  было",  -  именно  эти слова немедленно пришли ему  в голову, но  тут было что-то  другое, больше похожее на неизбежную дурную весть.

-  Да,  -  сказал  Джад.  Он  закурил  новую  сигарету.  Его  руки чуть тряслись.  -  И  моя  мама  посмотрела  на  меня, стоящего в нижнем белье, и закричала: "Накорми своего пса, Джад.  И пусть он убирается отсюда,  до того как  помнет  и  испачкает  занавеску".  Потом  я нашел обрезки мяса и позвал Слота, но тот ушел не сразу.  Мне даже показалось, он не сразу понял, что  я зову его. Я даже подумал, что  это не Спот, а какой-то пес,  выглядевший как Спот, и все такое...

- Да! - воскликнул Луис. Джад кивнул.

-  Но  когда  я  позвал  его  во  второй  раз  или в третий, он пришел. Двигаясь рывками, он приблизился ко мне.  Я отвел его на веранду, и,  будь я проклят, если он, пока бежал к двери, не растянулся.

 
< Пред.   След. >
Copyright @ Stephen King, 1975-2004. Copyright @ Издательство АСТ, издательство КЭДМЭН, переводчики В.Вебер, elPoison и другие. Все права принадлежат правообладателям.