Понравились рассказы?
 
Я знаю, чего ты хочешь Версия для печати Отправить на e-mail
Написал Super Administrator   
 - Я знаю, чего ты хочешь.
     Вздрогнув, Элизабет оторвала взгляд от учебника по социологии и увидела
довольно  невзрачного  молодого  человека  в  куртке  защитного  цвета.   На
мгновение лицо показалось ей знакомым. Он был с нее ростом, щупловатый  и...
какой-то  нервный.  Да,  нервный.  Хотя  он  стоял  неподвижно,  такое  было
впечатление, что внутри его всего колотит. К его черной  шевелюре  давно  не
прикасались ножницы  парикмахера.  Грязные  линзы  очков  в  роговой  оправе
увеличивали его темно-карие глаза. Нет, конечно, она его раньше не видела.

- Сомневаюсь, - сказала она.
     - Ты хочешь клубничный пломбир в вафельном стаканчике. Угадал?
     Она еще раз вздрогнула и в растерянности захлопала ресницами.  Да,  она
действительно подумала, что  хорошо  бы  сделать  короткую  паузу  и  съесть
мороженое. Она готовилась к годовым экзаменам в  кабинке  на  третьем  этаже
Дома студентов, и, увы, конца не было видно.
     - Угадал? - повторил он с нажимом и улыбнулся. И сразу в его лице,  еще
секунду назад  таком  напряженном,  почти  отталкивающем,  появилось  что-то
привлекательное. "Миленький" - это слово вдруг пришло ей на  ум,  и  хотя  в
отношении   взрослого   парня   такое   определение   было   бы,    пожалуй,
оскорбительным, в данном случае оно выглядело уместным. Она улыбнулась ему в
ответ, сама того не желая. Вот  уж  чего  ей  совсем  не  хотелось:  тратить
драгоценное время на какого-то  психа.  Ничего  не  скажешь,  подходящий  он
выбрал момент, чтобы обратить на себя внимание. Ей еще предстояло одолеть ни
много ни мало шестнадцать глав "Введения в социологию".
     - Спасибо, не надо, - сказала она.
     - Ну и зря, так можно заработать головную боль. Ты ведь  уже  два  часа
сидишь не разгибаясь.
     - Откуда такие точные сведения?
     - Я за тобой наблюдал, - он одарил ее улыбкой этакого сорванца, но  она
его улыбку не оценила. Как нарочно заболела голова.
     - Можешь больше не трудиться, - сказала  она  излишне  резко.  -  Я  не
люблю, когда меня вот так разглядывают.
     - Извини.
     Ей стало жаль его, как иногда бывает жалко бродячих собак. Он был такой
нескладный: куртка висит как на вешалке, носки разного цвета.  Один  черный,
другой коричневый. Она уже хотела улыбнуться ему, но сдержалась.
     - У меня на носу экзамен, - объяснила она почти доверительно.
     - Намек понял. Исчезаю.
     Она задумчиво посмотрела ему вслед, а затем снова углубилась в учебник.
Но в голове засело: клубничный пломбир.
     В общежитие она пришла  в  двенадцатом  часу  ночи.  Элис  валялась  на
кровати и читала "Маркизу О" под аккомпанемент Нейла Даймонда.
     - Разве эта вещь включена в программу? - удивилась Элизабет.
     Элис села на кровати.
     - Расширяем кругозор,  сестричка.  Повышаем  интеллектуальный  уровень.
Растем, Лиз.
     - А? Что?
     - Ты меня слышишь?
     - Прости, я, кажется...
     - Кажется, ты в отключке.
     - Я познакомилась сегодня с парнем. Странный, знаешь, парень.
     - Ну еще бы. Оторвать саму Элизабет Роган от любимого учебника!
     - Его зовут Эдвард Джексон Хамнер. Да еще "младший". Невысокий,  тощий.
Волосы последний раз мыл, наверно, в день  рождения  Джорджа  Вашингтона.  И
носки разного цвета. Черный и коричневый.
     - Я-то думала, тебе больше по вкусу наши из общежития.
     - Это другое. Я занималась в читалке на третьем этаже,  он  спрашивает:
"Как насчет мороженого?" Я отказалась и он вроде отвалил. Но после этого мне
уже ничего не лезло в голову, только и думала о мороженом. Ладно  сказала  я
себе, устроим маленькую передышку. Спускаюсь в столовку, а у него уже тает в
руках клубничный пломбир в вафельных стаканчиках.
     - Я трепещу в ожидании развязки.
     Элизабет хмыкнула.
     - Отказаться было неудобно. Ну, сели. Он, оказывается, в  прошлом  году
изучал социологию у профессора Браннера.
     - Чудны дела твои, Господи. Подумать только, чтобы...
     - Погоди, сейчас ты действительно упадешь. Ты же знаешь, я  пахала  как
зверь.
     - Да. Ты даже во сне сыплешь терминами.
     - У меня средний балл - семьдесят восемь, а чтобы сохранить  стипендию,
нужно восемьдесят. Значит, за экзамен я должна получить минимум  восемьдесят
четыре. Короче, Эд Хамнер говорит, что Браннер каждый год дает  на  экзамене
практически один и тот же материал. А Эд - эйдетик.
     -  Ты  хочешь  сказать,  что   у   него...   как   это,   называется?.,
фотографическая память?
     - Вот именно. Смотри. - Она раскрыла учебник,  между  страниц  которого
лежали три исписанных тетрадных листка.
     Элис пробежала их глазами.
     - Тут что, все варианты?
     - Да. Все, что в прошлом году давал Браннер, слово в слово.
     - Это невозможно, - тоном, не терпящим возражений, сказала Элис.
     - Но они охватывают весь материал!
     - И тем не менее. - Элис возвратила листки. - Если это пугало...
     - Он не пугало. Не называй его так.
     - Хорошо. Уж не склонил ли тебя этот молодой человек к тому,  чтобы  ты
вызубрила эту шпаргалку и не тратила попусту время на подготовку?
     - Нет, - ответила Элизабет через силу.
     - А даже если бы здесь были все варианты, по-твоему, это честно?
     Она не ожидала от себя столь  бурной  реакции,  с  языка  сами  слетали
обидные слова:
     - Тебе хорошо говорить. Каждый семестр в списке отличников,  и  за  все
платят предки, голова ни о чем не болит... Ой, прости. Я не хотела.
     Элис передернула плечами и снова раскрыла "Маркизу О".
     - Все правильно, - сказала она подчеркнуто бесстрастным тоном. - Нечего
соваться в чужие дела. И все же... что тебе мешает  проштудировать  учебник?
Для собственного спокойствия.
     - Само собой.
     Но   в   основном   она   штудировала   конспект    Эдварда    Джексона
Хамнера-младшего.
     Когда она вышла после экзамена, в коридоре сидел Эд в  своей  армейской
курточке защитного цвета. Он с улыбкой поднялся ей навстречу:
     - Ну, как?
     Она не удержалась и поцеловала его в  щеку.  Давно  она  не  испытывала
такого восхитительного чувства облегчения.
     - Кажется, попала в яблочко.
     - Да? Здорово. Как насчет гамбургера?
     - С удовольствием, - ответила она рассеянно. Она еще вся была  там.  На
экзамене ей попалось именно то, что было в конспекте  Эда,  почти  дословно,
так что она благополучно миновала все рифы.
     За едой она спросила, сдал ли он уже свой экзамен.
     - Мне нечего сдавать. Я ведь закончил семестр с отличием. Хочу -  сдаю,
хочу - нет.
     - Почему ж ты тогда сидел в коридоре?
     - Я должен был узнать, чем там у тебя кончилось.
     - Эд, стоило ли из-за меня... Это, конечно, мило с твоей стороны, но...
- Ее смутила откровенность его взгляда. На нее часто так смотрели - она была
хорошенькая.
     - Да, - тихо сказал он. - Стоило.
     - Эд, спасибо тебе, ты спас мою стипендию.  Правда.  Но,  понимаешь,  у
меня есть друг.
     - Это серьезно? - он попытался придать вопросу оттенок беспечности.
     - Более чем, - ответила она ему в тон. - Вот-вот помолвка.
     - Везунчик. Он сам-то знает, как ему повезло?
     - Мне тоже повезло, - сказала она, вызывая в памяти лицо Тони Ломбарда.
     - Бет, - вдруг сказал он.
     - Что? - она вздрогнула.
     - Тебя ведь так никто не называет?
     - Н-нет. Никто.
     - И он тоже?
     - Нет...
     Тони звал ее Лиз. Иногда Лиззи, что ей совсем уже не нравилось.
     Эд подался вперед.
     - Но тебе хотелось бы, чтобы тебя называли Бет, ведь так?
     Она засмеялась, маскируя этим свое смущение.
     - С чего ты взял, что...
     - Неважно. - Опять эта улыбка шкодливого мальчика. - Я буду звать  тебя
Бет. Красивое имя. Что же ты не ешь свой гамбургер?


 
< Пред.   След. >

Copyright @ Stephen King, 1975-2004. Copyright @ Издательство АСТ, издательство КЭДМЭН, переводчики В.Вебер, elPoison и другие. Все права принадлежат правообладателям.