Подпишись на RSS! Добавь в свой ридер!

Понравились рассказы?
 
Бабуля Версия для печати Отправить на e-mail
Написал Super Administrator   

      ...Рука судорожно сжалась в воздухе, повернулась и, бессильно упав вниз, вновь застыла в полной неподвижности.
      "Со мной все в порядке, ничего не произошло, это просто рефлекс". Но один взгляд на Бабулю, на мертвую руку с длинными желтыми когтями лишил Джорджа остатков рассудительности. Паника охватила все его существо, не оставив места доводам разума. Все тело вновь покрылось мурашками, холодный пот стекал со лба, и он чувствовал себя на грани сумасшествия. Все, чего он хотел в жизни - быть далеко отсюда, вне этого дома, за пределами досягаемости Бабулиных цепких рук - да хотя бы просто в другой комнате... И Джордж бросился бежать, не видя перед собой ничего, бежать прочь из этого страшного места на непослушных спотыкающихся ногах. Он не вписался в дверной проем, со всего разбега ударился лицом в стену и упал на пол. Боль, раскалывающая голову, казалось, на тысячу частей, была даже сильнее страха. На своей зеленой рубашке Джордж увидел красные пятна. Кровь лила из разбитого носа. Он вскочил на ноги и, испуганно озираясь, направился в кухню.
      Сквозь приоткрытую дверь в комнату Бабули он видел свисающую руку... но тело лежало на кровати спокойно и ровно... Ему просто привиделся весь этот кошмар. Он вошел в комнату, чтобы прикрыть лицо покойной, и от страха придумал все последующее... Но нет. Происшествие было слишком реальным. Боль прояснила сознание Джорджа, и он, сравнительно спокойно припоминая ситуацию, приходил к выводу, что она не должна была произойти. Ведь мертвые не оживают. Вы можете делать с трупом все, что угодно, но он-то не может в ответ вцепляться ногтями в ваше запястье! Можно сбросить мертвеца с кровати, или скатить с вершины холма и т. д. и т. д. - короче говоря, совершать какие-то действия НАД покойным. А время ДЕЙСТВОВАТЬ самостоятельно для него прошло.
      "Если только речь не идет о ведьме. О злой ведьме, которая специально выбрала время своей смерти так, чтобы дома был один маленький мальчик, с целью...
      С какой целью?"
      Глупости все это. Он опять начинает переживать события и дает слишком много воли воображению. Джордж вытер нос ладонью и посмотрел на кровавый след. В любом случае, правда все это или галлюцинации, он не подойдет больше к Бабуле. Хватит с него. Приступ животного ужаса прошел, но он был все еще напуган, нервы предельно напряжены, слезы вот-вот готовы брызнуть из глаз, и больше всего на свете ему хотелось, чтобы скорее вернулась мама и прекратила весь этот кошмар. Джордж глубоко вздохнул. На нос пора было положить мокрую повязку. Он подошел к крану и вдруг почувствовал, что находится на грани потери сознания. Он постоял немного, опершись о раковину. Затем взял валяющуюся рядом тряпку и, подставив ее под кран, включил холодную воду. Подержав ее там минут несколько, пока не устала рука, Джордж чуть отжал тряпку и приложил ее к разбитому носу. Он закрыл кран, когда из соседней комнаты раздался голос Бабули:
      - Подойди сюда, малыш. Иди сюда, твоя Бабуля хочет обнять тебя.
      Джордж хотел закричать, но не смог издать ни звука. Зато звуки доносились из комнаты: скрип кровати, будто что-то тяжелое переворачивается и приподнимается на ней, - о. Господи, это было похоже на то, что Бабуля пытается... что она выбирается из кровати!
      - Малыш! Иди-ка сюда! Немедленно!!!
      Джордж с ужасом увидел, что его ноги подчиняются этой команде. Он хотел остановиться, но они продолжали медленно шагать по линолеуму кухни, не подчиняясь приказам хозяина: правая нога, левая, снова правая, шаг за шагом приближаясь к...
      "Она ВЕДЬМА, Боже мой, она ведьма, что же теперь будет? Господи, помоги, помоги, ПОМОГИ!!!"
      Джордж вошел уже в Бабулину комнату и с ужасом увидел, что она не только хотела, но и действительно выбралась из постели и сидела в своем старом белом кресле, которое пустовало уже 4 года - с тех пор, как Бабуля стала слишком тяжела, чтобы двигаться, и слишком мало стала понимать, где она находится... Но теперь она лишилась и следов старческого маразма. Лицо ее было жирным и обвисшим, но тупое выражение исчезло, будто его никогда и не было, будто это была лишь маска, предназначенная
      для глупых мальчишек и усталых одиноких женщин. Ночная сорочка сползла с плеча, обнажая огромное рыхлое тело. Покрывало с постели было сброшено на пол... Бабуля медленно поднимала тяжелые желтоватые руки:
      - Я хочу обнять тебя, Джордж. Не хнычь. Не маленький уже. Подойди к Бабуле.
      Джордж пытался - и не мог противостоять силе ее притяжения. Его тело подчинялось приказам старой ведь мы, а мозг был пленником, бессильным, не способным ничего изменить. Лицо его искривилось от невероятного напряжения, по лбу ручьями бежал пот, дрожали ноги... В любом случае, он докажет Бадди, что не боялся Бабули. Он подойдет к ней - что ж, по крайней мере тот не назовет его трусливым щенком.
      Руки с длинными желтыми ногтями уже почти касались Джорджа, когда слева от него раздался звон стекла, и сквозь разбитое окно в комнату ворвался ветер, кружа залетевшие листья и какие-то бумаги, развевая волосы и сорочку Бабули.
      Теперь Джордж смог кричать. Он отпрянул от протянутых рук, и Бабуля издала странный шипящий звук, сжимая и разжимая в воздухе свои клешни, шевеля толстыми бескровными губами.
      Ноги все еще не слишком слушались Джорджа, он упал на пол и, продолжая кричать, пополз из комнаты. Бабуля медленно поднималась из кресла - огромная, жирная туша, нависающая над обезумевшим от страха ребенком. Мертвая -и в то же время живая, куда более живая, чем все эти 4 года... Джордж понял вдруг, ЧТО означает это объятие, и это открытие поразило его. Бабуля схватила его за рубашку, и Джордж ощутил на мгновение холод мертвого тела, он отчаянно рванулся, оставив в цепкой старой руке кусок своей рубашки и оказался на кухне.
      Он убежит в ночь. Немедленно. Сейчас. И пусть кого-нибудь другого обнимает злая ведьма, его Бабуля. А мама, когда вернется, увидит живого сына.
      Но в дверях выросла огромная уродливая тень. Отступать было некогда, и смертельный, леденящий кровь ужас охватил Джорджа... В это мгновение зазвонил телефон. Джордж схватил трубку и закричал - но ни звука не вырвалось из сдавленного страхом горла. Бабуля стояла в дверях в своей розовой рубашке, опираясь огромными руками о косяк, желтые волосы обрамляли оплывшее зловещее лицо... Она усмехалась.
      - Руфь? - это был голос тети Фло, едва слышный сквозь треск и завывание. - Руфь, это ты? - тетя Фло из Миннесоты, две тысячи миль отсюда.
      - Помогите! - прокричал Джордж, и все, что вырвалось из него, был сдавленный хриплый шепот.
      Бабуля медленно двинулась к нему, протягивая руки, сжимая и разжимая их в воздухе. Она ждала этого объятия 5 лет - и теперь не хотела отступать.
      - Руфь, ты меня слышишь? Здесь такая буря, и мне... мне стало страшно... Связь плохая... Руфь, я не слышу!
      - Бабуля, - произнес наконец Джордж. Желтая туша нависла над ним.
      - Джордж? - голос тети Фло неожиданно стал прекрасно слышен, будто она была рядом.
      - Джордж, это ты?
      Он отступал от надвигающихся рук - и обнаружил, что сам, как последний идиот, отрезал себе путь к отступлению, забившись в угол между раковиной и кухонным шкафом. Ужас сковал все его существо, и он мог только повторить в трубку снова и снова:
      - Бабуля! Бабуля! Бабуля!
      Холодные руки прикоснулись к его горлу, и Джордж уже едва слышал далекий, словно доносящийся не только с расстояния в тысячи миль, но и пролетевший сквозь года голос тети Фло:
      - Скажи ей лечь, Джордж. Скажи, что она должна это сделать во имя твое - и во имя ее отца. Ее духовного отца звали ГАСТУР. Успокойся, и скажи ей это...
      Морщинистая рука с неожиданной силой дернула шнур. Телефон отключился. Джордж сжался в комок в своем углу, огромная зловещая тень накрыла его...
      - Ложись! Успокойся! Именем Гастура! Гастур! Ложись!
      Ее руки смыкаются на шее Джорджа, холодные как лед и...
      - Ты должна! - кричал мальчик. - Тетя Фло сказала - именем Гастура! Моим именем!
      ... и сжимают ее в объятии, неотвратимом, как смерть... сжимают...
      Когда огни старенького авто часом позже загорелись вдалеке на дороге, Джордж сидел за столом перед так и не прочитанным учебником истории. Он встал, подошел к двери, отпер ее... Телефон с оборванным шнуром безжизненно молчал. Ветер на улице, чуть утихнув, шуршал желтыми листьями. Мама вошла, стряхнула прилипший к пальто лист:
      - Ах, такая непогода. У тебя как, все нормаль... Джордж! Джордж, ЧТО СЛУЧИЛОСЬ?! - кровь отхлынула от ее лица, ставшего мертвенно-бледным, глаза расширились.
      - Бабуля, - сказал мальчик. - Она умерла. И заплакал.
      Мать обняла его и устало прислонилась к стене, словно из нее разом ушли все силы.
      - Джордж... что-нибудь еще? Что ЕЩЕ случилось?
      - Ветер разбил веткой окно в ее комнате.
      Мама отпустила его, вгляделась в лицо и, не говоря ни слова, быстрыми шагами направилась в комнату Бабули.
      Она вернулась с обрывком зеленой ткани в руках - это был клочок рубашки Джорджа.
      - Я вынула из ее рук, - прошептала мама.
      - Я ни о чем не буду сейчас говорить, - устало ответил Джордж. - Слишком хочется спать. Позвони тете Фло, если хочешь. Спокойной ночи, я пойду.
      Он пошел в комнату, оставив приоткрытой дверь, чтобы слышать, что делает мама. Она так и не позвонила тете Фло ночью - потому что был поврежден шнур. Не будет этого и следующим вечером - потому что незадолго до ее прихода домой Джордж произнесет пару десятков странных слов (некоторые изуродованная Латынь, другие - заклинания друидов) - и за две тысячи миль отсюда тетя Фло скоропостижно скончается от инфаркта.
      Он разделся и лег в постель, заложив руку за голову. Медленно, постепенно на лице его проступила зловещая жуткая усмешка. Теперь все - ВСЕ - будет по-другому. Например, Бадди.
      Бедняга, он ведь, вернувшись, опять возьмется за свое: Пытка Краснокожих и прочие щенячьи штучки, - и Джордж, возможно, позволит ему поразвлечься на виду у других...
      Но ночью, когда они останутся одни в этой темной спальне... Джордж беззвучно рассмеялся. Как говорит тот же Бадди, это - Классика!

 

Еще кое-что интересное: 

Рок-н-ролл рай 

Способный ученик 

Утренняя  доставка

 



 
< Пред.   След. >

Copyright @ Stephen King, 1975-2004. Copyright @ Издательство АСТ, издательство КЭДМЭН, переводчики В.Вебер, elPoison и другие. Все права принадлежат правообладателям.