Понравились рассказы?
 
Судьба Иерусалима. Страница 6 Версия для печати Отправить на e-mail
Написал Super Administrator   
- О, да! - она резко засмеялась. - В Портленде открывали новый кинотеатр и купили двенадцать моих картин, чтобы повесить в фойе. Семьсот долларов заплатили. Я внесла последний взнос за свой автомобильчик. Но как насчет вас? - Она оставила соломинку и погрузила ложку в мороженое. - Что вы делаете в процветающем сообществе Джерусалемз Лота, основное население тринадцать сотен человек?

 

Он пожал плечами:

- Пытаюсь писать роман.

Она тут же загорелась возбуждением:

- В Лоте? О чем? Почему именно здесь? Вы...

- Вы расплескали содовую, - серъезно прервал он ее.

- Я... Да, действительно. Прошу прощения, - она промокнула дно стакана носовым платком. - Послушайте, я вовсе не хотела надоедать вам. Я обычно неназойлива.

- Не за что извиняться. Все писатели любят говорить о своих книгах. Иногда перед сном я сочиняю себе интервью с "Плэйбоем". Напрасная трата времени.

Молодой летчик встал - подъезжал автобус.

- Я четыре года жил в Салеме Лоте ребенком. Там, на Бернс-роуд.

- На Бернс-роуд? Там сейчас ничего нет, кроме кладбища.

- Я жил у тети Синди. Синтия Стоунс. Мой отец умер, и с мамой случилось что-то... вроде, знаете, нервного срыва. Она и отправила меня "в деревню к тетушке", покамест придет в себя. Тетя Синди усадила меня на автобус и отправила обратно в Лонг-Айленд к маме ровно через месяц после большого пожара. От мамы я уезжал - плакал, и от тети Синди уезжал - тоже плакал.

- Я родилась в год пожара, - сообщила Сьюзен. - Самая чертовски занимательная вещь, какая случалась в этом городе, - и я ее проспала. Бен рассмеялся:

- В самом деле? Значит, вы на семь лет старше, чем я решил там, в парке.

Она явно обрадовалась:

- Спасибо... Дом вашей тети, должно быть, сгорел?

- Да. Ту ночь я навсегда запомнил. Люди с насосами на спинах пришли и велели нам выбираться. Это было так интересно! Тетя Синди суетилась, таскала вещи в свой автомобиль... Боже, что за ночь!

- Ваша тетя страховалась?

- Нет, но дом мы снимали и все ценное вывезли, кроме телевизора. Мы вдвоем не смогли оторвать его от пола. Это был "Видео Кинг" с семидюймовым экраном и линзой, но что за важность - все равно тут показывал только один канал. Фермерские новости и Китти Клоун.

- И вы вернулись сюда писать книгу? - удивилась она.

- Да, - ответил Бен не сразу. Он повернулся и в первый раз взглянул ей прямо в лицо. Очень милое лицо: спокойные голубые глаза и высокий ясный загорелый лоб. - Это город вашего детства? - спросил он.

- Да.

Он кивнул:

- Тогда вы понимаете. Я жил в Салеме Лоте ребенком, и это для меня город с призраками. Возвращаясь, я чуть не проехал мимо из страха, что все окажется другим.

- Здесь ничего не меняется, - возразила она. - Во всяком случае, не сильно.

- Я часто играл в войну с мальчишками Гарднеров. Пиратство на Королевском пруду. Разведки в парке и битвы за знамя. Потом, с мамой, я мотался по довольно жестоким местам. Она погибла, когда мне было четырнадцать, но волшебная пыльца с моих крылышек облетела гораздо раньше. Она вся осталась здесь. И она здесь до сих пор. Город не настолько изменился. Взглянуть с Джойнтер-авеню - как будто сквозь глыбу льда на собственное детство: нечетко, туманно, кое-где вовсе сходит на нет, но оно там.

Он замолк в изумлении. Кажется, он только что произнес речь.

- Вы говорите в точности как в книгах, - проговорила она со священным ужасом в голосе.

Он рассмеялся.

- Я сказал нечто подобное первый раз в жизни. Во всяком случае, вслух.

- Что вы делали после того, как ваша мама... после ее смерти?

- Продолжал мотаться, - ответил он коротко. - Ешьте мороженое.

Она послушалась.

- Кое-что все-таки изменилось, - начала она, помолчав. - Мистер Спенсер умер. Вы помните его?

- Конечно. Каждый четверг тетя Синди выбиралась в город за покупками к Кроссену, а потом мы с ней заходили сюда. Она выдавала мне пятицентовик, завернутый в платочек.

- В мое время это уже был десятицентовик. Вы помните, что мистер Спенсер обычно говорил?

Бен согнулся, ревматически скрючил руку, паралитически искривил рот и прошептал: "Хо, пузырь! От этих сластей твой пузырь скоро лопнет, парень".

Ее смех взлетел вверх к медленно крутящемуся вентилятору. Мисс Куген бросила на них подозрительный взгляд.

- Это восхитительно! Только меня он называл крошкой.

Они в восторге смотрели друг на друга.

- Послушайте, как вы насчет кино вечером? - спросил Бен.

- С удовольствием.

- Какое ближе всех?

Она хихикнула:

- Декорированный мною "Кинекс" в Портленде.

- А еще? Какие вы любите картины?

- Что-нибудь волнующее, с автомобильной погоней.

- А помните "Нордику"? Прямо здесь, в городе.

- Еще бы! Его закрыли в 1968-ом. Я ходила туда школьницей. Мы швыряли в экран коробки из-под попкорна, когда фильм был плохой. - Она снова хихикнула. - Обычно коробок не хватало.

- Там показывали старые сериалы, - вспомнил он. - "Человек-ракета", "Крушитель Гэллахен", "Вуду - бог смерти"...

- Я этого не застала.

- И что же с ним случилось?

- Телевидение задушило, наверное.

Минуту они помолчали, каждый думал о своем. Часы автовокзала показывали без четверти одиннадцать.

Оба произнесли хором: "А помните?.."

 
< Пред.   След. >

Copyright @ Stephen King, 1975-2004. Copyright @ Издательство АСТ, издательство КЭДМЭН, переводчики В.Вебер, elPoison и другие. Все права принадлежат правообладателям.