Подпишись на RSS! Добавь в свой ридер!
Реклама

Поделись с друзьями!

Проголосуй за любимого Кинга!

Понравились рассказы?
 
Дом на Кленовой улице Версия для печати Отправить на e-mail
Написал Super Administrator   

Хотя Мелиссе было только пять лет и она была самой младшей из детей Брэдбери, глазенки ее отличались остротой. Потому нет ничего удивительного, что по приезде она первой обнаружила нечто странное в доме на Кленовой улице, пока вся семья проводила лето в Англии.
Она побежала, нашла своего среднего брата Брайана и сказала ему, что наверху, на третьем этаже, появилось что то непонятное. Пообещала показать ему это, но не раньше чем он поклянется не говорить никому о том, что она обнаружила. Брайан поклялся, зная, что Лисса больше всего боится отчима. Папа Лью не любил, когда кто нибудь из детей занимался «глупостями» (так он всегда прибегал именно к такой формулировке), и пришел к выводу, что главным виновником в подобных делах являлась Мелисса.

Не будучи ни глупой, ни слепой, Лисса знала о предубеждениях Лью и относилась к нему с изрядной опаской. Более того, все дети точно так относились ко второму мужу их матери.
Брайан подумал, что там, по видимому, не окажется ничего интересного, но Брайан был счастлив вернуться домой и согласился удовлетворить желание своей младшей сестры (он был старше ее на целых два года). Он без всяких возражений последовал за ней в коридор на третьем этаже и всего разок дернул ее за косичку, что называлось у него «аварийным стоп сигналом».
Им пришлось пройти на цыпочках мимо кабинета Лью – единственной до конца отделанной комнатой в доме, – потому что Лью находился там и распаковывал свои записные книжки и прочие бумаги, с явным раздражением бормоча что то себе под нос. Вообще то мысли Брайана были сосредоточены на том, что покажут сегодня по телевизору (он заранее предвкушал, как станет смотреть нормальное американское кабельное телевидение после трех месяцев Би би си и Независимого телевидения Англии), и не заметил, как они оказались в конце коридора.
От того, что он увидел у кончика указательного пальца своей младшей сестры, из головы Брайана Брэдбери испарились все мысли о телике.
– А теперь поклянись снова! – прошептала Лисса. – Никогда не скажу никому, ни папе Лью, ни кому нибудь другому, клянусь или я умру!
– Или я умру, – согласился Брайан, все еще уставившись на это место. Прошло целых полчаса, прежде чем он рассказал об увиденном своей старшей сестре Лори, которая распаковывала вещи у себя в комнате. Лори так ревностно относилась к своей комнате, как только может относиться к своим владениям одиннадцатилетняя девочка, и она выругала Брайана за то, что он вошел к ней не постучавшись, хотя Лори и была полностью одета.
– Извини, – сказал Брайан, – но я должен показать тебе что то. Совершенно удивительное.
– Где? – Лори продолжала раскладывать одежду по ящикам своего шкафа, словно ей было безразлично, словно все сказанное полусонным семилетним оратом не может представлять для нее ни малейшего интереса. Тем не менее она знала, что, как только речь заходит о чем то любопытном, глаза Брайана оказываются весьма острыми. Он почувствовал, что Лори заинтересовало его сообщение.
– Наверху. На третьем этаже. В конце коридора, когда пройдешь мимо кабинета папы Лью.
Лори сморщила нос – эта гримаса всегда появлялась на ее лице, когда Брайан или Лисса называли отчима «папой». Она и Трент помнили своего настоящего отца, и его замена им совсем не нравилась. Они не стеснялись подчеркивать, что для них он просто Лью. Льюис Эванс был этим недоволен. Более того, считал это до некоторой степени дерзким, и потому уверенность Лори и Трента в том, что именно так следует обращаться к мужчине, спавшему теперь (фу! ) с их матерью, становилась только сильнее.
– Я не хочу идти туда, – сказала Лори. – У него плохое настроение с первой минуты, как мы вернулись. Трент считает, что его настроение не изменится, пока не начнутся занятия и он не займется обычным делом.
– Его дверь закрыта. Мы пройдем тихо. Нас с Лиссой он даже не заметил.
– Нас с Лиссой?
– Да, нас. Ничего страшного. Дверь закрыта, и он, как всегда, разговаривает сам с собой, когда чем то по настоящему занят.
– Мне совсем не нравится, что он так себя ведет, – мрачно заметила Лори. – Наш настоящий отец никогда не разговаривал сам с собой и не запирался в своем кабинете.
– Ну, похоже, он не запер дверь своего кабинета, – сказал Брайан, – но если ты боишься, что он выйдет в коридор, возьми пустой чемодан. Мы сделаем вид, что несем его в шкаф, где обычно хранятся чемоданы.
– А все таки, что там удивительного? – спросила Лори, уперев руки в бока.
– Я покажу тебе, – пообещал Брайан, – но ты должна сначала поклясться именем матери и пообещать умереть, если расскажешь кому нибудь. – Он помолчал и добавил: – И в особенности ты не должна говорить об этом Лиссе, потому что я поклялся ей молчать.
На этот раз Лори навострила уши. Скорее всего все это просто чепуха, но ей надоело укладывать одежду. Просто поразительно, сколько барахла накапливается у человека за какие то три месяца.
– Ну хорошо, клянусь.
Они взяли два пустых чемодана, каждый по одному, но их предосторожность оказалась излишней: отчим так и не вышел из своего кабинета. Может быть, к лучшему: судя по звукам, доносившимся из кабинета, он был в отвратительном настроении. Дети слышали, как он расхаживал взад вперед, что то бормотал, выдвигал ящики и задвигал их снова. Из под двери сочился знакомый запах – Лори казалось, что это запах тлеющих грязных спортивных носков – Лью курил свою трубку.
Она высунула язык, скосила глаза и, сунув большой палец в ухо, пошевелила ладонью, когда они на цыпочках проходили мимо.
Однако через мгновение, взглянув на то место, которое Лисса показала Брайану, а Брайан показал ей, она начисто забыла о Лью, точно так же как Брайан забыл о всех прекрасных передачах, которые он собирался смотреть вечером по телевидению.
– Что это? – прошептала она. – Господи, что это значит?
– Не знаю, – ответил Брайан, – только помни, что ты поклялась именем матери, Лори.
– Да да, конечно, но…
– Повтори это еще раз! – потребовал Брайан. Ему не понравилось выражение ее лица. Оно явно свидетельствовало о том, что она собирается с кем то поделиться тайной, и он почувствовал, что необходимо как то усилить ее обещание.
– Да да, клянусь именем мамы, – произнесла она механически, – но, Брайан, ты только подумай…
– И пообещай умереть, не забудь эту часть клятвы.
– О, Брайан, ты такой упрямый!
– Не важно, скажи, что готова умереть!


 
< Пред.   След. >
Copyright @ Stephen King, 1975-2004. Copyright @ Издательство АСТ, издательство КЭДМЭН, переводчики В.Вебер, elPoison и другие. Все права принадлежат правообладателям.