Понравились рассказы?
 
Томминокеры. Страница 23 Версия для печати Отправить на e-mail
Написал Super Administrator   
"Я  себя контролирую,  не беспокойся.  Она хочет вышибить меня, поэтому она продолжает смотреть на меня, поэтому она рассказывает все обо мне  этому жирному  херу,  что  я стрелял  в  свою  жену, что я  попался  в  Сибруке  с револьвером в рюкзаке. 

Она хочет избавиться от  меня, потому что не  хочет, чтобы  пьяный  женоубийца, симпатизирующий  комми,  антиядерный  демонстрант получил  один из больших призов.  Но я могу  быть хладнокровным. Нет никаких проблем,  бэби.  Я  как  раз  собирался  высунуться из окна,  протрезветь от огненной воды, хватить кофе и пойти пораньше домой. Нет проблем".

И хотя он не пил никакого кофе, не пошел пораньше домой и не протрезвел от огненной воды, он был о'кей весь следующий час или около того. Он убавлял громкость каждый раз, когда чувствовал, что она начинает расти, и прерывался каждый  раз,  когда чувствовал себя в состоянии, которое его  жена  называла "несет".  "Когда ты напился,  Джим", -  говорила она,  - "не последней твоей проблемой становится стремление перестать общаться и начать нести".

Он стоял главным образом в комнате Трепла, где  компания  была моложе и не  такая  осмотрительно-напыщенная.  Беседа здесь была  живой,  приятной  и интеллигентной. В мозгу Гарденера росла мысль об атомках - в такие  часы она всегда  возникала,  как  гниющее тело  всплывает  на  поверхность в ответ на выстрел.  В такие  часы  - и в этой стадии опьянения -  уверенность,  что он должен  взволновать этих  молодых мужчин  и женщин  данной проблемой, всегда всплывала,  волоча  за  собой  гневное возбуждение и  иррациональность,  как гнилые водоросли. Как всегда. Последние  шесть лет его жизни  были плохи,  а последние три были  кошмарным временем,  за которое он стал необъяснимым для себя и ужасным почти для всех людей, хорошо его знавших. Когда он напивался, этот  гнев, этот ужас, эта невозможность  объяснить, что случилось  с Джимом Гарденером, объяснить даже самому себе, - находили выход в теме АЭС.

Но когда этой ночью он затронул тему, в гостиную ввалился Рон Каммингс, его узкое, худое лицо пылало лихорадочным румянцем. Пьяный или нет, Каммингс мог  отлично  видеть, откуда  дует ветер. Он искусно повернул беседу назад к поэзии. Гарденер был слегка признателен и почти зол. Это было иррационально, но это было: он отказался от своей идеи фикс.

Поэтому, частично благодаря жесткой узде, которую он сам на себя надел, а  частично  благодаря  своевременной  интервенции Рона Каммингса,  Гарденер избежал неприятностей почти до конца вечера. Еще полчаса, и Гарденер избежал бы неприятностей полностью.., по крайней мере, в эту ночь.

Но когда  Рона  Каммингса с  обычным его резким  остроумием понесло  по адресу  бит-поэтов, Гарденер  побрел  назад в  обеденную комнату  выпить еще порцию и по возможности что-нибудь съесть в буфете. Последующее вполне могло быть срежиссировано дьяволом со специфически злокачественным чувством юмора.

- Когда "Ирокез" войдет в строй, для вас это  будет эквивалентно выдаче трех дюжин  полных  стипендий, - сказал голос слева  от Гарденера.  Гарденер оглянулся так резко, что чуть не разлил водку.

Шесть  человек  стояли  в  одном из  углов  буфета - три мужчины  и три женщины. Одна из пар была Всемирно Известной Водевильной Командой: Трептрепл и  Маккэрдепл. Говорящий  мужчина выглядел как продавец автомобилей,  скорее прилично  одетый, чем прилично воспитанный. Его  жена стояла рядом. Она была странно  хорошенькой,  ее  погасшие  голубые  глаза  увеличивались  толстыми очками.  Гарденер однажды  такое  видел.  Он мог быть пьян  и  одержим своей темой,  но  он всегда  был острым  наблюдателем,  и сейчас  тоже.  Женщина с толстыми очками  сознавала,  что с ее мужем происходит в точности то, в  чем Нора обвиняла его.  Гарда,  когда он на вечеринках напивался: его несло. Она хотела вывести своего мужа из этого состояния, но не знала, как это сделать.

Гарденер взглянул  во второй раз и заключил, что они были женаты восемь месяцев. Может быть, год, но восемь месяцев - это более вероятно.

Говорящий  мужчина  должен был быть каким-то  колесиком  в  "Бэй  Стейт Электрик".  Должен  был  быть в  "Бэй Стейт", потому  что "Бэй  Стейт"  была собственником той  дыры,  где располагалась  станция  "Ирокез". Этот  парень говорил о ней  как  о величайшей вещи после резака для хлеба, и поскольку он выглядел человеком, действительно  верящим  в это,  Гарденер решил,  что  он должен быть колесиком невысокого ранга, может быть, даже простой "запаской". Он сомневался, что ребята  покрупнее были  такими дураками насчет "Ирокеза". Даже если  на мгновение  забыть  о помешательстве на ядерной энергии, имелся факт, что "Ирокез"  через  пять  лет должен был войти в строй, и судьба трех взаимосвязанных  банковских цепей зависела от того, что случится, когда.., и если..,  это   все-таки  произойдет.   Они   все   стояли   захороненными  в радиоактивном   песке  и  оберточной   бумаге.  Это  было  как  дурная  игра музыкантов-любителей.

Конечно, суд в конце концов разрешил компании начать  загружать горячие стержни  на  месяц  раньше,  и Гарденер подумал,  что эти мудаки вздохнули с облегчением.

Трептрепл слушал с торжественной значительностью. Он был для коллеги не опекуном, но кем-то вроде  инструктора,  достаточно знающего, как подмаслить эмиссара  "Бэй  Стейт  Электрик",  даже  такую  "запаску".  Большие  частные предприятия вроде "Бэй Стейт" много могли дать школе, если они этого хотели.

Был ли Редди Киловатт Другом Поэзии?  Примерно настолько же, подозревал Гард, насколько он сам был Другом Нейтронной Бомбы. Его жена,  однако (у нее толстые очки и странное, хорошенькое личико) выглядела как Друг Поэзии.

Зная,  что  это ужасная  ошибка,  Гарденер  размечтался.  У  него  была приятная  в-конце-вечера-приходящая  улыбка,  но   биения  в   голове  стали учащаться,  смещаясь  влево.  Старый  беспомощный  гнев  поднимался  красной волной. Знаете ли вы, о чем  говорите? - почти все, что могла выкрикнуть его душа. Имелись логические аргументы против атомных электростанций, на которые он  был мастер, но в такие  моменты,  как этот, он располагал  только криком своей души.

Знаете ли вы, о чем  говорите? Знаете ли вы,  какова ставка?  Помнит ли кто-нибудь из вас,  что случилось в России два года назад? Они не знают; они не  помнят.  Они будут  хоронить умерших от рака  только  в  следующем веке. Иисус-подпрыгнувший-играя-на-скрипке-Христос!    Поставив    один   из   тех отработанных стержней, ты дурачишься  полчаса  или  около  того, рассказывая каждому,  как  безопасна  атомная  энергия,  а   твои  экскременты  начинают светиться  в  темноте! Боже!  Боже! Твои  тупицы  стоят здесь, слушая  этого человека, говорящего так, как если бы он был в своем уме!

Он стоял там с бокалом в руке, приятно улыбаясь,  слушая, как "запаска" несет смертельную чушь.

Третий мужчина  в  группе  был  лет  пятидесяти и выглядел,  как  декан колледжа.  Он  хотел   узнать  о   возможности   нейтрализовать   дальнейшие организованные протесты. Он называл запаску Тедом.

Энергетик  Тед  сказал, что  он сомневается,  надо  ли  слишком  сильно беспокоиться. Популярны Сибрук  и эрроухедские собрания в Мэне, но с тех пор как федеральные судьи вынесли  несколько  серьезных  приговоров, которые они сделали  прямо  скандальными,  протесты быстро пошли  на  убыль. Эти  группы переносят  преследования  так же  твердо, как  они  переносят рок-группы,  - сказал он. Трепл, Маккардл и другие засмеялись - все, кроме  жены Энергетика Теда. Ее улыбка была несколько потерянной.

Гарденеровская приятная улыбка сохранилась.  Она словно примерзла к его лицу.

Энергетик Тед  стал  более экспансивным.  Он сказал, что настало  время показать арабам раз и навсегда, что Америка и американцы не нуждаются в них; что даже наиболее современные угольные генераторы слишком грязны, чтобы быть приемлемыми. Он  сказал, что солнечная  энергия замечательна.., пока  светит солнце. Последовал новый взрыв смеха.

Гарденеровская  голова падала  и  оживала, оживала и падала.  Его  уши, настроенные  почти сверхъестественно  чутко,  слышали слабый  потрескивающий звук, как от движущегося льда.

Он мигнул,  и  у  Трепла оказалась голова свиньи. Эта галлюцинация была абсолютно полной и абсолютно четкой,  хорошо сочетающейся со щетиной на рыле толстяка.  Буфет был в  руинах,  но  Трепл  подчищал,  заканчивал  последние несколько бисквитов, нанизывал  последний ломтик  салями и  кусочек  сыра на пластиковую  зубочистку,  за  ними следовали  последние крошки  картофельных чипсов. Все  это  уходило в его сопящее рыло, и  он  продолжал кивать, в  то время как  Энергетик  Тед объяснял,  что  атом -  действительно единственная альтернатива. Слава Богу, американцы наконец  осознали некоторые перспективы чернобыльского дела, говорил он. Умерли тридцать два человека. Это, конечно, ужасно,  но всего месяц  назад было крушение самолета,  которое погубило сто девяносто с лишним. Вы слышали о людях, требующих  от  правительства закрыть авиалинии?

 
< Пред.   След. >

Copyright @ Stephen King, 1975-2004. Copyright @ Издательство АСТ, издательство КЭДМЭН, переводчики В.Вебер, elPoison и другие. Все права принадлежат правообладателям.