Реклама

Поделись с друзьями!

Проголосуй за любимого Кинга!

Понравились рассказы?
 
Томминокеры. Страница 35 Версия для печати Отправить на e-mail
Написал Super Administrator   
Кажется, она потеряла не менее двадцати фунтов -  похоже, что больше ей терять нечего: она и так чудом держалась на ногах; впрочем, Гард предположил даже, что все тридцать фунтов, судя по тому, как она выглядит.

 

Она дошла  до  предельного истощения. Ее глаза, подобно  глазам  бедной потерянной женщины с магазинной обертки, стали огромными  и блестящими, а ее улыбка казалась лишенной смысла.

- Замечательно, - произнес грязный, покачивающийся скелет;

Гард снова услышал дрожь в ее голосе - не от страха, а от  истощения. - Подумать только, ты приехал. Я рада!

- Бобби... Бобби,  Боже милосердный,  что с тобой...  Бобби подала  ему руку. Гард увидел тонкую, полупрозрачную, костлявую кисть, дрожащую на весу.

- Я значительно  продвинулась вперед, - произнесла  Бобби прерывающимся голосом. - Боже, как много я сделала, но пойдем туда, пойдем, ты посмотришь.

- Бобби в чем...

- Со мной  все в  порядке, -  твердила  Бобби, пока не рухнула Гарду на руки в полуобморочном состоянии. Она пыталась сказать что-то еще,  но только беззвучно  шевелила  губами.  Поддерживая  ее, он  заметил, какой  плоской и дряблой стала ее грудь.

Гард взял ее на руки, удивляясь,  до чего же она стала  легкой. Да, она потеряла, по меньшей мере, тридцать фунтов. Невероятно, но, к сожалению, так оно  и есть.  В голове шевельнулась невероятная догадка: это вовсе не Бобби. Это я сам. Дошел до предела.

Неся ее на руках, он осторожно поднялся по ступенькам и вошел в дом.

   Глава 8

    МЕТАМОРФОЗЫ

    1

   Он  уложил  Бобби  на кушетку  и бросился к  телефону. Он  снял трубку, набрал  ноль  и попросил телефонистку  соединить с  ближайшим реанимационным отделением. Бобби нужно доставить в клинику Дерри, и прямо  сейчас. Обморок, как предполагал Гарденер (хотя,  по правде сказать, он был слишком утомлен и испуган, чтобы соображать).  Что-то вроде  нервного срыва. Кажется, Бобби не из тех, с кем это может случиться, но это так.

Бобби что-то проговорила. Сначала  Гарденер не понял; ведь ее голос был не громче шепота.

- Что Бобби?

- Не надо звонить,  - повторила Бобби. Она немного набралась сил за это время,  но это маленькое усилие утомило  ее. На бледном словно восковом лице горели,  как  в  лихорадке,  щеки,  глаза  стали яркими  и  блестящими,  как драгоценные камни - голубые бриллианты или сапфиры. - Нет... Гард, никому!

Она снова рухнула на кушетку. Гарденер повесил  трубку и подошел к ней, совсем сбитый с толку. Одно ясно - Бобби нужен врач, и  Гард  его вызовет.., но, именно сейчас, ее возбуждение казалось ему наиболее важным.

- Я здесь,  с тобой,  -  сказал он,  беря ее за руку,  - если  это тебя волнует.  Ты тоже  со мной  Бог  знает  сколько возилась.  Андерсон покачала головой.

-  Просто  мне  надо поспать, - прошептала она. -  Поспать..,  и поесть завтра утром. Отоспаться. Не спала.., три дня. Может, четыре...

Гарденер уставился на нее, не зная, что и думать. Он вспомнил как Бобби выглядит: нет повода сомневаться в ее словах.

- Что с тобой стряслось?

И почему? - добавил он про себя. - Снотворное?  Колеса? Он отбросил это предположение. Несомненно, Бобби  могла  без  колебаний воспользоваться ими, если   бы   сочла   нужным,   но   Гарденер   прикинул,   что   даже   после трех-четырехдневного голодания человек не тощает на тридцать фунтов. Итак, в последний раз они виделись три недели назад...

- Нет-нет, - сказала Бобби, - никаких наркотиков. Глаза широко раскрыты и  блестят. В уголке рта выступила слюна, и она судорожно глотнула. Внезапно Гарденеру  показалось,  что он уже  где-то видел  такое же выражение лица... Тоща  оно  слегка  напугало  его.  Выражение  лица точь-в-точь  как  у  Энн. Состарившееся  и беспомощное.  Когда  Бобби закрыла глаза, он  отметил,  как покраснели  ее  веки  - признак полного  истощения.  Затем она снова открыла глаза и стала прежней Бобби.., только совершенно беспомощной.

- Я тут собирался вызвать врача, - сказал Гард, потянувшись к телефону. - Ты ужасно выглядишь, Бо.

Тонкая,  костлявая рука Бобби вцепилась в  его  запястье. Она сжала его руку с  удивительной силой. Он присмотрелся к  Бобби,  и хотя она до сих пор выглядела  ужасно  истощенной  и смертельно усталой,  но лихорадочный  блеск вернулся в ее глаза. Взгляд снова стал пристальным, ясным и разумным.

- Если  ты  позвонишь  кому-нибудь,  - проговорила  она почти  обычным, только  слегка  дрожащим  голосом, - наша дружба на этом закончится, Гард. Я сдержу свое слово.  Вызывай скорую помощь, клинику Дерри или хотя бы старого доктора  Ворвика из города,  и это  будет концом наших отношений.  Ты больше никогда не переступишь порог моего дома. Эта дверь закроется для тебя.

Гард уставился на Бобби  с недоумением и ужасом.  В  какой-то момент он предположил, что  она  тронулась умом, он с радостью с этим согласился бы.., но она была в здравом уме.

- Бобби, ты... Ты понимаешь, что говоришь?

Она понимала вполне; в этом то и был весь ужас. Она угрожала прекратить их  дружбу,  если  Гарденер  не  сделает  так,  как она  хочет,  она впервые прибегала к такому способу давления на него. Что-то новое появилось в глазах Бобби  Андерсон: кажется,  сознание того,  что  их дружба  -  последнее, что представляет для него ценность в этой жизни.

Изменится ли что-нибудь, если я скажу тебе, как сильно ты  стала похожа на свою сестру, Бобби?

Нет, -  по ее лицу он видел,  что  уже  ничто  не способно  изменить ее мнение.

- Ты не представляешь, как плохо ты выглядишь, - закончил он.

-  Да,  -  согласилась Бобби, и тень улыбки  показалась на  ее губах. - Хотя, могу предположить, поверь уж  мне. Твое лицо.., лучше  любого зеркала. Но, Гард, сон это все, что мне нужно. Сон и...

Глаза снова закрылись, но Бобби приподняла веки с видимым усилием.

- Завтрак, - договорила она, - сон и завтрак.

- Бобби, это далеко не все, что тебе нужно.

- Нет, все, - ее рука не выпускала запястье Гарденера, теперь она снова сжалась. - А еще, мне нужен ты. Слышишь? Я тебя звала...

- Да, - неловко подтвердил Гарденер, - я догадывался.

-   Гард...  -  голос  Бобби  прервался.   В  голове  у  Гарденера  все перемешалось. Бобби нужна  медицинская помощь.., но она сказала, что на этом кончится их дружба...

Она  мягко   прикоснулась  губами  к  его  грязной  ладони.  Он  просто растерялся и уставился вопросительно в ее огромные глаза. Лихорадочный блеск исчез; теперь в них появилось умоляющее выражение.

-  Подожди  до  завтра,  -  попросила  Бобби,  -  если  я   к  утру  не поправлюсь.., мне станет значительно лучше. Так ведь?

- Бобби...

- Хорошо? - она сжала его руку, требуя согласия.

- Ну.., я подумаю...

- Обещай.

- Обещаю.

Может быть, - мысленно добавил Гарденер.  - Только если ты  вскочишь на ноги  и пустишься вскачь.  Только если я встану ночью посмотреть на  тебя  и увижу, что твои губы яркие,  как будто ты  ела чернику. Если только ты снова будешь на ногах.

Глупо. Рискованно, трусливо..,  но мир вообще держится на глупостях. Он вырвался  из безжалостного черного урагана, убеждавшего его, что покончить с собой  -  наилучший выход  из  того  тупика,  куда  завели  его  слабость  и ничтожность,  и  уверявшего,  что  слабость  и  ничтожность   совершенно  не свойственны другим людям.
 
< Пред.   След. >
Copyright @ Stephen King, 1975-2004. Copyright @ Издательство АСТ, издательство КЭДМЭН, переводчики В.Вебер, elPoison и другие. Все права принадлежат правообладателям.