Понравились рассказы?
 
Необходимые вещи. Стр. 5. Версия для печати Отправить на e-mail
Написал Super Administrator   
-- Мотоциклетные очки, -- сказал Брайан. Вот так всегда, как только его просят сказать, чего бы ему хотелось больше всего, он не может вспомнить. А ведь если подумать как следует, желаний у него пруд пруди. -- Не надо долго думать, -- сказал мистер Гонт. Голос его звучал непринужденно, но во взгляде колких глаз непринужденности не было и следа. Напротив, он пристальнее обычного изучал лицо Брайана. -- Итак, я спрашиваю: Брайан Раск, чего бы тебе хотелось больше всего на свете в данный момент? Отвечай немедленно и не задумываясь. -- Сэнди Куфэкс, -- как и требовалось, не задумываясь, брякнул Брайан. Когда незапамятная деревяшка оказалась зажатой у него в кулаке, он не мог вспомнить, чтобы протягивал к ней руку, так и теперь, он не представлял себе, что ответит на вопрос мистера Гонта, но как только ответ сорвался с его губ, он уже был абсолютно уверен в том, что выбрал его правильно и точно. 5 -- Сэнди Куфэкс, -- задумчиво повторил мистер Гонт. -- Надо же, как интересно. -- Ну, не самого Сэнди Куфэкса, -- сказал Брайан. -- А его бейсбольную карточку. -- Когда он был с командой "Везунчиков" или "Насмешников"? Брайану и присниться не могло, чтобы этот день стал еще удачнее, чем оказался, но он таким стал. Мистер Гонт разбирался в бейсбольных карточках так же замечательно, как в деревяшках и камнях. Потрясающе, просто потрясающе. -- С "Везунчиками". -- Значит, тебя интересует его карточка, когда он был среди начинающих, -- в голосе мистера Гонта явно прозвучало разочарование. -- Боюсь, что не в силах тебе в этом помочь, но... -- Нет, -- торопливо перебил Брайан. -- Не 1954 года, а пятьдесят шестого. Мне именно такую хотелось бы иметь. У меня коллекция бейсбольных карточек 1956 года. Папа увлек меня. Это ужасно интересно, но среди них есть всего несколько действительно ценных -- Эл Кэлайн, Мел Парнелл, Рой Кампанелла, вот такие ребята. У меня уже их больше пятидесяти. Включая Эл Кэлайна. Он мне обошелся в тридцать восемь долларов. Мне пришлось в такие долги залезть, чтобы его получить... -- Могу себе представить, -- сказал мистер Гонт с улыбкой. -- Так вот, как я уже говорил, большинство карточек пятьдесят шестого года не слишком дорогие -- пять долларов, семь, иногда десять. Но с Сэнди Куфэксом да еще в хорошем состоянии стоит девяносто а то и сто долларов. Он тогда еще не был звездой, но должен был ею стать наверняка, и это случилось, когда еще "Проныры" играли в Бруклине. Их тогда называли "Бомжами". Так, во всяком случае, папа говорит. -- Твой папа прав на все двести процентов, -- сказал мистер Гонт. -- Мне кажется, среди моих товаров найдется кое-что, что бы могло тебя осчастливить, Брайан. Подожди-ка. Он скрылся за шторой и оставил Брайана у ящика с деревяшкой, камерой Поляроид и фотографией Короля. Переминаясь с ноги на ногу, он сгорал от надежды и нетерпения. При этом сам себя уговаривал: даже если у мистера Гонта действительно окажется карточка Сэнди Куфэкса, когда он играл за "Везунчиков" в пятидесятых годах, то наверняка это будет какой-нибудь пятьдесят пятый или пятьдесят седьмой. А даже, предположим, и та, которая ему позарез необходима, датированная пятьдесят шестым годом? Что из того? Что это ему даст, если в кармане позвякивает всего девяносто один цент? Ну и что ж, я ведь могу хотя бы на нее посмотреть, разве нет, думал Брайан. Ведь за "посмотреть" денег не берут, правда? Это было еще одно любимое выражение мамы. Из соседней комнаты, вход в которую был завешан шторой, доносился шорох переворачиваемых картонных коробок и глухой стук, когда они падали на пол. -- Еще минутку, Брайан, -- послышался слегка задыхающийся голос мистера Гонта. -- Я прекрасно помню, здесь где-то была коробка из-под ботинок... -- Не стоит так из-за меня беспокоиться, мистер Гонт, -- крикнул в ответ Брайан, моля в душе всех богов, чтобы мистер Гонт беспокоился ровно столько, сколько это было необходимо. -- Может, эта коробка среди тех, которые еще не доставили? -- размышлял вслух хозяин магазина. Сердце Брайана упало. -- Да не может этого быть, -- размышления вслух продолжались. -- Я ведь точно помню... Стоп! Вот она! Сердце Брайана подскочило, нет, какой там, взвилось. Оно парило высоко-высоко и сладостно замирало. Мистер Гонт появился из-за шторы. Волосы его были взлохмачены, и один из лацканов смокинга запачкался. В руках картонка из-под кроссовок фирмы Эйр Джордан. Он сел на прилавок и снял крышку. Брайан стоял по его левую руку и заглядывал внутрь. Коробка была доверху заполнена бейсбольными карточками, аккуратно упрятанными каждая в свой целлофановый пакетик так же, как в Магазине Бейсбольных Карточек в Северном Конвее, Нью Хемпшир, где он неоднократно покупал свои сокровища. -- Я думал найти список товаров, но, к сожалению... -- говорил в это время мистер Гонт. -- И все же мне достаточно хорошо известно, что имеется в наличии -- это ключ к тому, чтобы шли дела, когда продаешь всего понемногу. И я был абсолютно уверен, что видел... Он замолчал на полуслове и стал быстро перебирать карточки. Брайан безмолвно, словно окаменев, смотрел, как они мелькали. У того типа, который держал Магазин Бейсбольных Карточек, была, по выражению папы, настоящая "ярмарка", но там не было и сотой доли того, что хранилось в этой маленькой картонке из-под кроссовок. Этикетки от жевательного табака с фотографиями Тай Кобба и Пай Трэнора, этикетки от сигарет со снимками Бейба Рута и Дома Димаджио и Большого Джорджа Келлера и даже Хирама Диссена, однорукого питчера, который играл за команду "Белых Носков" в сороковые годы. "ЛАКИ СТРАЙК ГРИН УШЕЛ НА ВОЙНУ", было написано на большинстве из сигаретных этикеток. И там же, одного лишь взгляда достаточно, чтобы узнать, широкоскулое надменное лицо над вырезом питтсбургской форменной футболки... -- Господи, да ведь это Хонус Вагнер, -- Брайан чуть не задохнулся. Сердце трепыхалось, как маленькая птичка, случайно попавшая в горло и застрявшая там. Редчайшая бейсбольная карточка во всей вселенной! -- Да, да, -- рассеянно бормотал мистер Гонт. Его длинные пальцы с невероятной скоростью перебирали карточки, и лица из другой эпохи одно за другим возникали под пластиковой оболочкой; люди, которые забивали мячи, отбивали мячи, прикрывали базу, герои великой, канувшей в лету золотой эпохи, нити от которой протянулись к душе ребенка и сплели веселую паутину мечты. -- Всего понемногу, вот как можно добиться успеха в бизнесе, Брайан. Разнообразие, удовольствие, удивление исполнение желаний... вот из чего складывается счастливая жизнь... Я не даю советов, а если бы и давал, едва ли стоило бы им следовать, Брайан... так, сейчас посмотрим... где-то... где-то... А! Он вытянул из самой середины карточку таким изысканно-легким движением, каким чародей показывает свои фокусы, и вложил ее с победоносным видом в руку Брайану. Это был Сэнди Куфэкс. Это были "Везунчики-56". И там был автограф. "Моему доброму другу Брайану с наилучшими пожеланиями, Сэнди Куфэкс", -- прочел Брайан замогильным шепотом. Больше он уже ничего не мог сказать. 6 Он смотрел на мистера Гонта, беззвучно шевеля губами. Старик улыбнулся. -- Я ничего не подстраивал, Брайан. Это просто совпадение... но очень приятное совпадение, правда? Не в силах вымолвить ни слова, Брайан лишь коротко кивнул. Пластиковый конверт с бесценным грузом сверхъестественной тяжестью оттягивал ему руку. -- Вытаскивай, -- предложил мистер Гонт. Когда Брайан усилием воли заставил себя заговорить, голос его изменился до неузнаваемости. Такой голос мог скорее принадлежать тяжело больному старику. -- Я не смею... -- пробормотал он. -- Ну ладно, я сам, -- сказал мистер Гонт, забрал у Брайана карточку и вынул ее из конверта, подцепив своим тонким пальцем с тщательно наманикюренным ногтем. Он положил карточку Брайану на раскрытую ладонь, и тот увидел царапины, которые, несомненно, принадлежали перу Сэнди Куфэкса, которым он расписывался. Там было два имени. Одно напечатано полностью -- Сэнфорд Куфэкс, а второе -- его личное, живое, Сэнди Куфэкс. И, конечно, оно было в тысячу раз лучше, потому что оно было настоящее. Сэнди Куфэкс держал эту карточку в руках и собственноручно поставил свой автограф. Собственноручно -- это значит собственной рукой, а автограф -- это значит свое собственное имя. Волшебное имя. Но там было еще одно имя -- имя Брайана. Какой-то мальчик, его тезка, стоял перед началом игры на Эббетс Филд и всамделишный Сэнди Куфэкс, молодой и сильный, когда все его подвиги и слава были еще впереди, взял в руки эту карточку, может быть, еще хранившую приторный запах розовой жвачки, и поставил на ней свое имя... и мое тоже, подумал Брайан. И тут неожиданно вернулись ощущения те, которые он испытывал, когда сжимал в кулаке окаменевшую деревяшку. Только на этот раз ощущения были гораздо глубже. Гораздо! Аромат свежеподстриженного травяного газона. Сочный шлепок биты по бейсбольному мячу. Вопли и гогот болельщиков. -- Здравствуйте, мистер Куфэкс, не могли бы вы подписать мне карточку? Узкое лицо. Карие глаза. Темные волосы. Рука взлетает вверх, сдирает с головы бейсбольное кепи и почесывает козырьком голову прямо над тем местом, откуда начинают расти волосы, у самого лба. Затем кепи водворяется на место. -- Конечно, малыш. -- Он берет карточку. -- Как тебя зовут? -- Брайан, сэр. Брайан Сигин. Скрип, скрип, скрип пером по карточке. И вот чудо: на бумаге расцветают волшебные слова. -- Хочешь стать бейсболистом, Брайан? -- вопрос звучит как поэма, а говорит он, не поднимая головы от карточки; держит ее своей огромной правой ручищей и пишет левой, той самой левой, которая очень скоро станет великой и знаменитой. -- Да, сэр. -- Тогда тренируйся, -- и он возвращает карточку. -- Да, сэр. Но он уже уходит, а потом пускается ленивой рысцой в сторону, к раздевалке, и его тень трусит рядом... -- Брайан, Брайан? У него под носом щелкают пальцы, пальцы мистера Гонта. Брайан возвращается в действительность и видит, что мистер Гонт с любопытством наблюдает за ним. -- Ты где был, Брайан? -- Простите, -- бормочет Брайан и неотвратимо краснеет. Он понимает, что карточку надо вернуть, вернуть немедленно и сразу уйти, но не в силах этого сделать. Мистер Гонт смотрит прямо ему в глаза, нет, еще глубже, в самый мозг, и Брайан не в силах отвести взгляд. -- Итак, -- мягко произнес мистер Гонт. -- Будем считать, Брайан, что ты покупатель. Сколько бы ты заплатил за эту карточку? Отчаяние тяжелым каменным надгробием опустилось на его душу. -- У меня всего... Левая рука мистера Гонта взлетела крылом. -- Шшш! -- строго произнес он. -- Прикуси язык! Покупатель никогда не должен сообщать продавцу, сколько у него денег. Это то же самое, что вывернуть перед ним бумажник наизнанку или высыпать на пол содержимое карманов. Если не можешь соврать, молчи. Это первое правило честной торговли, Брайан, мой мальчик. Глаза его -- такие огромные и темные! Брайану казалось, что он плавает в них. -- Оплата за эту карточку делится пополам, Брайан. Половинка, еще половинка. Одна из них -- это наличные. Другая -- услуга. Ты меня понимаешь? -- Да, -- прошептал Брайан. Ему снова казалось, что он очень далеко. Далеко от Касл Рок, от магазина Нужные Вещи, вдали от самого себя. И единственное, что походило на реальность в этом далеком мире, были глаза мистера Гонта, огромные и темные. -- Цена наличными за эту фотографию Сэнди Куфэкса с его автографом -- восемьдесят пять центов, -- сказал старик. -- Как ты считаешь, это справедливо? -- Да, -- сказал Брайан, и собственный голос тоже показался ему отдаленным и неестественно тонким. Он чувствовал, как постепенно уменьшается в росте, удаляясь, удаляясь... и приближаясь к тому месту в пространстве, где любые воспоминания о реальности рассеиваются. -- Хорошо, -произнес ласковый голос мистера Гонта. -- Наш торг идет в нужном направлении. Теперь, что касается услуги... Тебе знакома женщина по имени Вильма Ержик, Брайан? -- Вильма? Конечно, -- ответил он из своей сгущающейся тьмы. -- Она живет в том же квартале, что и мы, только с другой стороны. -- Верно, так оно и есть, -- согласился мистер Гонт. -- А теперь слушай внимательно, Брайан. -- Вероятно, он продолжал говорить, но Брайан не мог понять что именно. 7 Когда Брайан пришел в себя, мистер Гонт его уже самым вежливым образом выпроваживал за дверь, на Мэйн Стрит, неустанно повторяя, как он был рад знакомству и как он надеется, что Брайан непременно сообщит маме и всем своим друзьям, что он нашел здесь теплый прием и порядочное отношение.
 
< Пред.   След. >

Copyright @ Stephen King, 1975-2004. Copyright @ Издательство АСТ, издательство КЭДМЭН, переводчики В.Вебер, elPoison и другие. Все права принадлежат правообладателям.