Необходимые вещи. Страница 7
Написал Super Administrator   
Люди частенько ощущали неловкость, когда она демонстрировала им свои руки. Но с Гонтом ничего подобного не произошло. Он схватил своей необычайно сильной, как показалось Полли, кистью ее руку выше запястья и пожал ее. Этот жест должен был показаться ей чересчур фамильярным для первого знакомства, но не показался. Он был короткий дружественный и даже забавный. И все же она была рада, что он сделал это так быстро. Прикосновение его руки, даже сквозь рукав легкого пальто, показалось сухим, жестким и неприятным. -- Должно быть, нелегко заведовать швейной мастерской при такой болезни, мисс Чалмерс. Как же вы справляетесь? Мало кто задавал ей такой вопрос и уж никто, кроме Алана, с такой прямолинейностью. -- Я шила сама и подолгу до тех пор, пока была в силах, -- объяснила она. -- Скучное занятие, наверное, сказали бы вы. Но теперь на меня работает с десяток девушек, а я в основном только крою и моделирую. Но бывают и у меня просветления. -- Это была ложь, но Полли решила, что ничего страшного не случится, если она так скажет, поскольку это была ложь во благо. -- Знаете, я очень рад, что вы пришли. Сказать по правде, я просто трясусь от страха -- тяжелый случай предпремьерной лихорадки. -- Правда? Но почему? -- Полли была еще менее тороплива в суждениях насчет людей, чем относительно событий и тех мест, где они происходили, именно поэтому теперь она была несколько ошарашена -- даже скорее встревожена -- как легко и естественно она чувствовала себя в обществе человека, с которым познакомилась всего несколько минут назад. -- Теряюсь в догадках как поступить, если никто не придет. Представляете, никто за целый день. -- Придут, -- успокоила его Полли. -- Наверняка захотят взглянуть на ваш товар, ведь никто даже представления не имеет, чем может торговать магазин под названием Нужные Вещи. Но что самое главное, они захотят посмотреть на вас. В таком маленьком городке, как наш Касл Рок, никто... -- ...не торопится, -- закончил он за нее. -- Я знаю, у меня уже был опыт торговли в маленьких городах. Мой рациональный ум подсказывает, что ваши слова -- истинная правда, но есть еще один голос, который продолжает занудствовать: -- Они не придут, Лилэнд Гонт, о-о-о нет, они не придут, будут обходить тебя стороной, -- вот погоди, сам увидишь. Полли рассмеялась, вспомнив свои собственные и точно такие же опасения, когда она открывала мастерскую Шейте Сами. -- А это что такое? -- спросил он, дотронувшись до коробки. И Полли заметила то, на что в свое время обратил внимание Брайан Раск: указательный и средний пальцы на его руке были одной длины. -- Это пирог, -- сказала она. -- И если бы вы знали этот город хотя бы наполовину так хорошо, как я, вы были бы уверены, что это единственный пирог, который вы сегодня получите. Он улыбался, явно довольный ее словами. -- Спасибо, большое спасибо, мисс Чалмерс... я чрезвычайно тронут. И она, которая никогда в жизни не позволяла называть себя по имени первым встречным и даже знакомым (она, которая с подозрением относилась ко всем -- торговцам недвижимостью, страховым агентам продавцам автомобилей -- кто присваивал себе такую привилегию без спроса), она, не веря собственным ушам, предложила: -- Раз уж мы с вами соседи, называйте меня запросто, Полли. Пирог был "пальчики оближешь", как сразу понял и высказал вслух Лилэнд Гонт, сняв с коробки крышку и потянув носом. Он попросил ее задержаться и разделить с ним трапезу. Полли скромно отказывалась. Гонт настаивал.. -- Вы кого-нибудь наверняка оставили вместо себя в мастерской, а у меня посетители появятся не раньше чем через полчаса, таковы правила хорошего тона. Мне хотелось бы поговорить с вами, порасспросить о городе. И она согласилась. Он исчез за шторой в глубине зала и, судя по легкому скрипу, Полли поняла, что он поднимается наверх за тарелками и вилками. Видимо, там располагалось его жилье, во всяком случае временное. Пока он отсутствовал, она разглядывала выставленные на продажу вещи. Вывеска на стене у входной двери гласила, что магазин будет работать с десяти утра до пяти вечера по понедельникам, средам, пятницам и субботам. По вторникам и четвергам он будет закрыт, кроме тех случаев, о которых "будет объявлено дополнительно", и вплоть до конца весны (Полли понимающе усмехнулась -- вплоть до того момента, когда город наводнит толпа оголтелых туристов и отдыхающих, размахивающих пачками долларов.) Нужные Вещи, решила она, редкий магазин, редкостный даже, по высшему классу. Этот вывод был сделан при беглом осмотре, но приглядевшись повнимательнее к товарам, она стала сомневаться, что его можно так просто определить. Предметы, которые видел Брайан накануне -- камень, деревяшка, камера Поляроид и фотография Элвиса Пресли, по-прежнему лежали на своимх местах, но к ним добавилось еще десятка четыре наименований. Небольшой ковер, стоимостью, по всей видимости, в небольшое состояние, висел на белой стене -- без сомнения турецкий и без сомнения старинный. В одном из стеклянных ящиков выстроилась коллекция оловянных солдатиков, вполне возможно антикварных, но Полли было известно, что все оловянные солдатики, даже те, которые сделаны в Гонконге неделю назад, в прошлый понедельник, выглядят как антикварные. Ассортимент товаров был невероятно широк. Между фотографией Элвиса, одной из тех, что продают во всех привокзальных киосках на масленницу по 4 доллара 99 центов за штуку, и давно наскучившим типично американским флюгером в виде орла, пристроился стеклянный абажур, цена которому должна быть не меньше восьмисот, а вполне вероятно, и пяти тысяч долларов. Старый и несимпатичный чайник соседствовал с парой великолепных poupees, и Полли терялась в догадках, сколько могут стоить эти очаровательные французские куколки с румяными щечками и ножками в подвязках. Там был набор бейсбольных карточек и табачных этикеток, масса разложенных веером журналов тридцатых годов ("Сверхъестественное и Непонятное", "Поразительные Истории", "Ужасы и Кошмары"), репродуктор пятидесятых годов того отталкивающе розового цвета, которому отдавали предпочтение в те времена, если дело касалось бытовых приборов, а не политических убеждений. Большинство -- хотя и не все -- предметы были снабжены этикетками: ОСКОЛОК КРИСТАЛЛИЧЕСКОГО МИНЕРАЛА, АРИЗОНА написано было на одной, БЫТОВОЙ НАБОР ГАЕЧНЫХ ключей -- на другой. Этикетка перед деревяшкой, которая так поразила воображение Брайана, гласила: ОКАМЕНЕВШИЙ КУСОК ДЕРЕВА СО СВЯЩЕННОЙ ЗЕМЛИ. На этикетке, пристроившейся подле карточек и журналов, было написано: ДРУГИЕ ЭКЗЕМПЛЯРЫ ПРЕДЪЯВЛЯЮТСЯ ПО ТРЕБОВАНИЮ. Но все предметы, как заметила Полли, будь то хлам или истинная ценность, имели одно общее свойство -- на них не стояла цена. 4 Гонт вернулся с двумя небольшими тарелками простого старого корнуэльского фарфора, ничего особенного, ножом для пирога и парой вилок. -- Там такое творится, сам черт ногу сломит, -- сообщил он, сняв крышку с коробки и отложив ее в сторону вверх дном, чтобы она не оставила следа на буфете, где он разделывал пирог. -- Как только немного разберусь тут, буду подыскивать себе дом, а пока поживу над магазином. Все в коробках. Господи, как я ненавижу коробки. Представьте себе... -- О, не так много, -- воскликнула Полли. -- Куда мне столько?! -- Ладно, -- согласился Гонт, отложив отрезанный кусок шоколадного пирога на одну из тарелок. -- Этот останется мне. Кутить так кутить! А вам такой? -- Даже еще меньше. -- Меньше отрезать не могу, -- сказал он и положил на тарелку узкий кусок пирога. -- Ах, как пахнет. Еще раз спасибо, Полли. -- Не стоит благодарности, я очень рада. Аромат от пирога поднимался действительно великолепный, и на диете она не сидела, но отказ от большого куска не был вызван необходимостью соблюдения правил при первом знакомстве. Последние три недели в Касл Рок стояло прекрасное бабье лето, но в понедельник похолодало и от этой резкой перемены погоды больше всего страдали ее руки. Пройдет некоторое время, и суставы приспособятся к холоду, и боль поутихнет (во всяком случае об этом она молила Бога и так было раньше, хотя Полли не в силах была закрыть глаза на прогрессирующий характер болезни), но сегодня с самого утра было из рук вон плохо. Когда так случалось, она не бралась предсказать, что смогут, а чего не смогут делать ее несчастные руки, поэтому и отказывалась -- от беспокойства и опасений. Она сняла перчатки и пошевелила пальцами для проверки. Боль пронзила от кисти до самого локтя. Она снова пошевелила, сжав зубы. Боль вернулась, но не столь сильная на этот раз. Она слегка расслабилась. Все в порядке. Процесс поедания пирога будет не так прекрасен, каким он должен быть, но все же. Она осторожно взяла вилку, стараясь не слишком сжимать пальцы. Поднося первый кусок ко рту, она заметила сочувственный взгляд Гонта. Сейчас он выразит соболезнование, подумала Полли, и расскажет, как от такой болезни страдал его дедушка, или бывшая жена, или еще кто-нибудь. Но Гонт не стал выражать соболезнований. Он сам положил в рот кусок пирога и закатил глаза, изобразив восхищение. -- Бросьте свою кройку и шитье. Вам надо немедленно открывать ресторан. -- О, этот пирог не я пекла, -- призналась Полли. -- Но я передам ваши слова Нетти Кобб, моей домработнице. -- Нетти Кобб, -- задумчиво повторил он, кладя в рот второй кусок. -- Да... вы с ней знакомы? -- Едва ли. -- Он произнес это с видом человека, которого вернули из мира воспоминаний. -- Я никого не знаю в Касл рок. -- Он лукаво скосил на нее глаза. -- Никак нельзя ее у вас переманить? -- Никак. -- Полли рассмеялась. -- Я хотел порасспросить вас об агентах по продаже недвижимости. Кого бы вы порекомендовали как наиболее надежного? -- Все они воры, но уж если с кем связываться, то с Марком Хоупвеллом. Он поперхнулся от смеха и зажал рот рукой, чтобы не полетели крошки, а потом закашлялся, и если бы руки у нее не болели, Полли наверняка бы дружески хлопнула его по спине несколько раз. Первое это знакомство или нет, он ей в самом деле пришелся по душе. -- Простите, -- сказал он все еще покашливая. -- Так, значит, они все воры? -- Все до единого. Будь она женщиной другого сорта и не оберегай так тщательно факты собственной биографии, Полли наверняка стала бы задавать Лилэнду Гонту наводящие вопросы. Зачем он приехал в Касл Рок? Где был до этого? Останется ли надолго? Есть ли у него семья? Но она не принадлежала к такого сорта женщинам и поэтому была вынуждена отвечать на его вопросы... что и делала с большим удовольствием, поскольку они не касались лично ее. Он расспрашивал о городе, о том, какое движение бывает но Мейн Стрит зимой, и есть ли поблизости продовольственный магазин, где бы он мог покупать продукты в таком количестве, в каком их можно приготовить в маленькой микроволновой печке, и каковы налоги и еще сотни подобных вопросов. Он достал из кармана темно-синего клубного пиджака узкую записную книжку в чернокожаном переплете и педантично заносил туда все имена, которые она называла. Полли взглянула на свою тарелку и только тут заметила, что полностью расправилась со своим куском пирога. Руки все еще болели, но гораздо меньше, чем в тот момент, когда она здесь появилась. Она вспомнила, что с утра даже сомневалась идти ли сюда, так страдала. А теперь радовалась, что все-таки решилась. -- Мне пора, -- сказала она, взглянув на часы. -- Розали решит, что я умерла. Они ели стоя. Теперь Гонт сложил обе их тарелки, сверху пристроил вилки и нож, а коробку тщательно закрыл крышкой. -- Я вам верну ее, как только доем пирог. Можно? -- Конечно. -- Тогда вы получите ее к вечеру, -- серьезно добавил он. -- Не стоит так спешить, -- сказала Полли по дороге к выходу. -- Очень было приятно познакомиться. -- Спасибо, что навестили, -- сказал он. На мгновение ей показалось, что он хочет пожать ей локоть, и насторожилась в предчувствии его прикосновения. Глупо, конечно, но он не сделал этого. -- Вы превратили самый болезненный для меня день в самый целебный. -- У вас все будет в порядке. -- Полли открыла дверь, но задержалась. Она не задала ни единого вопроса, касавшегося его лично, но был такой, без ответа на который она просто не в силах была уйти. -- У вас очень много интересных товаров... -- Благодарю. -- Но ни на одном не проставлена цена. Почему? Он улыбнулся. -- Это моя маленькая особенность, Полли. Мне всегда казалось, что хорошо только та сделка, ради которой можно и стоит поторговаться. Мне думается, я в своем предыдущем воплощении торговал восточными коврами. Скорее всего в Ираке, хотя... в наши дни лучше не произносить этого слова. -- Так, значит, вы будете исходить в ценах от спроса? -- Полли слегка поддразнивала. -- Можно и так сказать, -- ответил он вполне серьезно. И снова Полли была потрясена глубиной его глаз, его прекрасных глаз. -- Вернее, именно так. Ведь спрос рождает предложение. -- Понятно. -- Вам, действительно, это понятно? -- Ну... мне так кажется. Во всяком случае это объясняет название магазина. Он улыбнулся. -- Может быть. Скорее всего. -- Ну что ж, желаю вам удачи, мистер Гонт... -- Зовите меня Лилэнд, прошу вас. Или просто Ли. -- Тогда Лилэнд. И не беспокойтесь относительно покупателей. Уверена, что к пятнице вам придется нанять вышибалу, чтобы закрывать за ними дверь в конце дня. -- Вы и впрямь так думаете? Это было бы чудесно. -- До свидания.