Худеющий. Страница 2
Написал Super Administrator   

- Не можешь выбросить из головы  эту  историю?  -  внезапно  спросила Хейди. Так внезапно, что Халлек вздрогнул. "Билли, не твоя вина была". Так сказал судья.

- Да нет, я не о том думал.

- А о чем ты думал?

- Да "Джорнэл"... -  ответил  он.  -  Там  говорят,  что  в  нынешнем квартале жилищное строительство опять затормозилось.

Не его вина - это точно. Судья верно сказал. Судья Россингтон. Кэри - для друзей.

"Для друзей вроде меня", подумал Халлек. "Сколько партий  в  гольф  с Кэри Россингтоном. На гулянке у нас накануне Нового Года два  года  назад, когда я решил бросить курить  и  не  сделал  этого.  Кто  мял  твою  такую вызывающую титьку во время традиционных обменов новогодними поцелуями?  Не может быть! Ну конечно же - добрый славный  Кэри  Россингтон,  провалиться мне на этом месте!"

Да. Добрый старый Кэри  Россингтон,  перед  которым  Билли  оспаривал полтора десятка муниципальных судебных дел. Добрый старый Кэри Россингтон, с которым Билли время от времени играл в покер в клубе. Добрый старый Кэри Россингтон, который не уронил себя, когда его старый приятель по гольфу  и покеру Билли Халлек (Кэри иной раз хлопал его по спине и  орал:  "Ну,  как твои... висят. Большой Билл?!") предстал перед  ним  не  для  того,  чтобы оспаривать статью муниципального закона,  а  по  обвинению  в  убийстве  в результате наезда автомобиля.

"И когда Кари Россингтон не ударил лицом в  грязь,  все  сделал,  как положено, - кто сказал детишкам: У-у-у-уу?!! Кто их напугал?  Кто  нашелся во всем замечательном городе Фэйрвью, чтобы  пугать  детишек?!  Да  никто! Никто их не пугал. Да и кто они такие в конце-то концов? Всего лишь  сброд грязных цыган. Чем скорее они уберутся из Фэйрвью в  своих  универсалах  и трейлерах, облепленных пошлыми наклейками, тем лучше. Чем быстрее...

...Тем худее".

Хейди раздавила сигарету в пепельнице.

- Я тебя слишком хорошо знаю. Вся эта затея с застройкой - дерьмо.

Билли предполагал то же  самое.  Предполагал,  что  и  она  над  этим серьезно думает. Лицо ее было сегодня слишком бледным, и выглядела она  на свои тридцать пять, что случалось редко. Поженились они уж очень молодыми, юными прямо. Он до сих пор помнил, как коммивояжер, явившийся к ним спустя три   года   после   свадьбы,    предлагая    пылесосы,    посмотрел    на двадцатидвухлетнюю Хейди Халлек и вежливо спросил: "Девочка, а  твоя  мама дома?"

- Хм... аппетит ты мне такими сравнениями все равно не  испортишь,  - сказал он, и верно: яичница была уничтожена довольно быстро, от бекона  не осталось и следа. Он выпил половину бокала апельсинового сока и подарил  в благодарность  большую  улыбку  доброго  славного   Билли   Халлека.   Она попыталась изобразить ответную  улыбку,  на  не  очень-то  получилось.  Он представил себе дощечку, висящую на ней: "Мой улыбатор временно  вышел  из строя". Протянул ей руку через стол. - Хейди, все теперь в  порядке.  Даже если и нет, все равно - закончено.

- Да, да, я знаю. Знаю.

- А Линда?..

- Все прекратилось. Она говорит... говорит, подруги ей сочувствуют... поддерживают.

В течение недели  после  того,  как  _э_т_о_  стряслось,  его  дочери пришлось туго. Из школы она приходила вся в  слезах  или  на  грани  слез. Пропал аппетит, стала бледной. Халлек решил с ума не  сходить  и  шума  не затевать. Поговорил с классной  руководительницей,  с  завучем  и  любимой преподавательницей Линды по  физкультуре  и  урокам  парадных  маршей  для девочек мисс Ниринг. В итоге удостоверился (ах, какое славное  юридическое словечко!) в том, что дочку дразнили.  Подшучивания  и  подкалывания  были грубыми и не смешными, как и водится у девчонок ее  возраста,  к  тому  же весьма плоскими, учитывая обстоятельства: ну  чего  иного  можно  ожидать, если шутки про мертвого ребенка были верхом остроумия?

Он предложил Линде прогуляться с ним пешком по улице.  Улица  Лантерн Драйв застроена по обоим  сторонам  безвкусными  домами  с  палисадниками. Стоимость  этих  жилищ  составляла  примерно  75  тысяч   долларов.   Цена возрастала по мере приближения к местному клубу и достигала 200 тысяч,  но это уже с плавательными бассейнами и саунами внутри каждой виллы.

Линда была в шортах, одна штанина которых поползла по шву... и Халлек заметил, что ноги ее выросли, став такими длинными, что  виднелись  нижние желтые трусики. Сердце кольнули жалость и страх. Девочка росла и,  видимо, сама понимала, что шорты ей уже малы и слишком изношены.  Подумал:  бедная девочка надевала их, потому что чувствовала подсознательно -  они  служили ей мостиком в безопасное детство, в  то  самое  детство,  где  папочки  не предстают перед судом (не важно, сколь краток процесс перед  лицом  твоего старого партнера по гольфу и пьяного нахала, лапающего груди твоей жены, - Кэри Россингтона, который отобьет молотком приговор).

  - Ты понимаешь, Линдочка, это это был несчастный случай?