Худеющий. Страница 7
Написал Super Administrator   
- Да, ты еще пока толстый, но не такой, как  прежде;  Уж  я-то  знаю. Когда последний раз взвешивался?

 

Он подумал и вспомнил: в то утро,  когда  договорились  с  Кэнли.  Он тогда весил 246.

- А! Ну, помнишь - я еще тебе сказал, что потерял три фунта?

- Ты утром первым делом взвесься.

- А здесь в ванной весов нет, - сказал Халлек удовлетворенно.

- Шутишь, что ли?

- Нет. Моханк - цивилизованное место.

- Надо найти весы.

Он начал задремывать. Пробормотал:

- Ну, если хочешь...

- Хочу.

"Хорошая жена", - подумал он. Последние  пять  лет,  когда  он  начал устойчиво прибавлять в весе, то и дело объявлял, что садится  на  диету  и начинает  заниматься  физзарядкой.   Но   диеты   немедленно   становились самообманом:  то  утром  сосисок  перехватит  помимо  кефира  или   наспех проглотит пару гамбургеров в субботу, пока Хейди отсутствует где-нибудь на аукционе или распродаже шмоток.  Пару  раз  даже  остановился  в  паршивой забегаловке, где торговали горячими сэндвичами с мясом. Впечатление такое, что микроволновая печь выпаривала мясо, оставляя только кожу. Тем не менее набрал этих тощих бутербродов и съел все  без  остатка.  Пиво  свое  любил по-прежнему, хотя еда  оставалась  главным  удовольствием.  Устоять  перед кулинарными соблазнами он просто не мог, а уж когда следил за каким-нибудь матчем по телеку, то грыз все, что под руку подворачивалось.

Утренняя зарядка длилась обычно  с  неделю,  потом  оказывалось,  что некогда, или просто пропадал интерес. В прихожей  покрывался  пылью  набор гантелей. Каждый раз, когда спускался  вниз,  ему  казалось,  что  гантели смотрят на него с обидой и укором. Поэтому старался лишний раз не смотреть в ту сторону.

Потом Билли изо всех сил втягивал живот и заявлял Хейди, что сбил вес до 236. Она в таких случаях кивала головой, говорила, что это хорошо,  что она довольна и замечает разницу. Но она также замечала  в  мусорном  ведре пустые  пакеты  из  под  чипсов,  кукурузы  и  прочего.  С  тех  пор,  как Коннектикут принял закон о приеме стеклотары, скопления пивных  бутылок  в чулане стали не меньшим укором, чем покинутые гантели.

Она видела его спящим. Хуже того, видела, как он делает пи-пи. А ведь когда  справляешь  малую  нужду,  втянуть  живот  никак  не  удается.   Он попытался, но оказалось невозможно. Она знала, что фунта три  он  потерял, от силы - четыре. Можешь, конечно, дурачить свою жену, имея любовницу,  но весом ее не проведешь. Женщина, которая по ночам время от времени  ощущает Этот вес на себе, четко знает, сколько  ты  весишь.  Но  она  улыбалась  и говорила: "Конечно, дорогой, ты выглядишь лучше". Может,  и  не  все  было продиктовано ее добротой - он ведь тоже помалкивал насчет сигарет.  Просто таким путем она поддерживала в нем чувство собственного достоинства.

- Билли?

- А? Что? - Он снова очнулся от дремы и взглянул на нее недовольно.

- А чувствуешь ты себя хорошо?

- Хорошо... нормально... Слушай, зачем эти вопросы?

- Понимаешь... иногда говорят, что неожиданная потеря веса может быть признаком чего-то.

- Ой, да я отлично себя чувствую. А ты мне не даешь заснуть. Придется доказать тебе... прыгнуть еще раз на твои злости, что ли?

- Давай.

Он застонал, а она рассмеялась. Вскоре оба заснули. Он видел сон. Оба снова  выходят  из  магазина  "Купи  и  сэкономь".  Только  теперь   Билли осознавал, что видит сон,  и  знал,  что  должно  будет  случиться.  Хотел сказать Хейди,  чтобы  она  прекратила  свои  манипуляции,  поскольку  ему необходимо   сосредоточиться   на   дороге:   ведь   скоро   между   двумя припаркованными  автомобилями  выскочит  цыганка,  точнее,  между   желтым "Субару" и темно-зеленым "Файрбердом". Ее седые волосы  заколоты  грошовой пластмассовой прищепкой, и она не будет смотреть  по  сторонам,  а  только прямо перед собой. Билли хотел сказать Хейди, что это их единственный шанс вернуть все назад, изменить, сделать правильным.

Но  он  не  мог  произнести  ни  слова.  Наслаждение  пробудилось  от прикосновения ее пальцев. Сначала они легонько поигрывали,  потом  взялись за дело всерьез (его член твердел во сне, он слегка отвлекся от дороги при звуке  застежки-молнии,  которую  она   открывала   небольшими   рывками); наслаждение смешалось с ощущением страшной неизбежности. Вот уже показался впереди желтый "Субару",  припаркованный  позади  зеленого  "Файрберда"  с белой полосой.