Худеющий. Страница 53
Написал Super Administrator   
Можешь обвинять меня в том, что я  сам  разыгрываю спектакль постепенного исчезновения, но я расцениваю  это  так:  верить  в проклятие - значит, верить в то, что только один из нас наказан за  то,  в чем мы оба виноваты. Я говорю о том, как  ты  избегаешь  чувства  вины.

 И Господь знает, Хейди, в предательской  и  трусливой  части  своей  души  я чувствую: если мне удастся пройти все это  дьявольское  падение,  ты  тоже пройдешь  через  подобное  испытание.  Несчастье  любит  компаньона,  а  я полагаю, что в каждом из нас сидит негодяй, который тесно переплетается  с добрым началом нашей натуры, и потому от него не избавиться.

Но есть во мне еще одна часть - та, которая по-прежнему  любит  тебя, Хейди. И эта часть ни в коем случае не желает,  чтобы  тебе  было  хоть  в чем-то плохо. Эта лучшая моя часть обладает  интеллектуальной  логикой,  и потому я уехал. Я должен найти того цыгана, Хейди. Я обязан  найти  Тадуза Лемке и высказать ему все, что я продумал за последние шесть недель. Легко обвинять, легко жаждать мщения. Но когда  посмотришь  на  вещи  прямо,  то замечаешь, как каждое событие  завязано  на  другом,  и  что  иногда  вещи случаются потому, что они случаются. Никто не хочет  признавать,  что  это так, поскольку тогда мы не сможем ни на ком  выместить  собственную  боль. Придется  искать  другой  путь,  а  все  иные  пути  не  столь  просты   и утешительны. Хочу сказать ему, что не было злого  умысла.  Хочу  попросить его снять проклятие, поскольку предполагаю, что это в его силах. Но  более всего желаю - просто просить прощения. За меня, за тебя, за весь  Фэйрвью. Я, видишь ли, теперь знаю о цыганах гораздо больше, чем знал прежде. Можно сказать, у меня открылись глаза. И потому стоит высказать  тебе  еще  одну вещь, Хейди. Если он сможет снять проклятие, если у  меня  вновь  появится какое-то будущее, я не захочу больше жить в Фэйрвью. С меня отныне  хватит паба Энди, Лантерн Драйв, клуба, всего грязного  лицемерия.  Если  у  меня окажется какое-то будущее, я надеюсь, что ты и Линда согласитесь уехать  в другое, более чистое место вместе со мной. Если не согласитесь, то я  уеду один. Если Лемке не сделает или не сможет  сделать  ничего,  чтобы  помочь мне, я во-крайней мере буду знать, что сделал все от меня зависящее. Когда я вернусь домой, то обязательно запишусь в клинику Глассмана, если ты  все еще этого пожелаешь.

Можешь показать эти письма Майклу Хаустону, если захочешь, или врачам Глассмана. Они, я думаю, согласятся с тем, что мои нынешние поступки могут быть очень хорошей терапией. В конце концов, они подумают -  если  он  это делает, чтобы наказать себя (они ведь  все  время  твердят  о  психической "анорексии невроза",  мол,  если  чувствуешь  себя  достаточно  виноватым, можешь ускорить свой метаболизм, пока он не начнет сжигать кучу калорий  в день, встреча с Лемке как раз и выдаст Халлеку искупление,  в  котором  он нуждается). Или решат, что есть две другие возможности. Одна -  что  Лемке засмеется и  скажет,  мол,  никаких  проклятий  в  жизни  ни  на  кого  не накладывал. Тем самым будет разрушена база психической мании, которая мной овладела, та грань, на которой она балансирует. Или  вдруг  окажется,  что Лемке увидит способ нажиться и начнет врать о том, что он-де проклял меня, и  запросит  фантастическую  сумму  за  исцеление.  Но  они   решат,   что фантастическая сумма за фантастическое излечение может оказаться полностью эффективным средством.

Я  подключил  сыщиков  через  Кирка  Пеншли  и  выяснил,  что  цыгане продвигаются на север по 95-му шоссе. Надеюсь найти их в штате  Мэн.  Если что-то произойдет, я сразу же сообщу, а  пока  предпочитаю  не  подвергать тебя больше испытаниям. Поверь, я люблю тебя всем сердцем.

Твой Билли".

 Он сунул письмо в конверт, написал на нем  имя  Хейди  и  оставил  на видном месте на кухне. Потом вызвал такси, чтобы  добраться  до  агентства Херца в Уэстпорте. Постоял на ступеньках, поджидая  машину,  надеясь,  что Хейди вдруг появится, и они потолкуют.

Только усевшись в машину, он  сообразил,  что  обсуждать  что-либо  с Хейди было не очень хорошей идеей. Разговоры с ней ушли в прошлое -  в  то время, когда он жил в городе жирных котов так, как жили все, даже о том не подозревая. Все это стало теперь прошлым. Если  и  было  будущее,  то  оно лежало на магистрали где-то в штате Мэн. За ним предстояло  гнаться,  пока он не истаял совсем...    17. 137

 На ночь он остановился в Провиденсе. Позвонил  к  себе  в  контору  и продиктовал автоответчику письмо Кирку Пеншли - не будет ли он так любезен выслать  ему  все  фотографии  цыган  и  все  данные  об  их  транспортных средствах, включая номерные знаки, в отель "Шератон-Портленд", Мэн?

Автоответчик перечитал ему его послание - небольшое чудо,  по  мнению Билли, - и он положил трубку. Путь из Фэйрвью до Провиденса  был  невелик, меньше ста пятидесяти миль, но он сильно утомился и впервые  за  последние недели спал без сновидений. Утром вдруг обнаружил, что в ванной его номера в мотеле не было весов. "Спасибо Господу хоть  за  это"  -  подумал  Билли Халлек.