Худеющий. Страница 54
Написал Super Administrator   
Он быстро оделся. Когда зашнуровывал туфли, поймал себя на  том,  что насвистывает мелодию. Потом снова в путь по магистрали. К  шести  тридцати он снял номер в "Шератоне" напротив огромного  супермаркета.

  Послание  от Пеншли уже ждало его: "информация в пути, но есть трудности. Может  занять день или два".

"Замечательно", - подумал Билли. - "Два фунта в день, Кирк. Подумаешь - лишние дни! К чему тут спешка, парень?"

Южно-портлендский "Шератон" был  круглым  зданием,  и  комната  Билли выглядела, как кусок торта, - трудно было  привыкнуть  к  спальне  в  виде сектора. Он устал, болела голова. Ресторан показался  уже  просто  не  под силу, особенно если он тоже выглядел сектором. Заказал еду прямо в номер.

Билли выходил из ванной, когда в дверь постучал  гарсон.  Он  накинул халат, любезно предоставляемый постояльцам (НЕ УКРАДИ, гласила надпись  на карточке, торчавшей из кармана) и крикнул:

- Минуточку!

Халлек пересек комнату и открыл дверь. Впервые он столкнулся  с  тем,

 как воспринимают участники балаганного  шоу  "чудо-юдо"  реакцию  публики. Гарсон оказался парнем лет девятнадцати со  впалыми  щеками  и  прической, претендующей на имитацию английских панк-рокеров. Ничем не  примечательная личность.  Он  посмотрел  на  Билли  отсутствующим  равнодушным   взглядом человека, который видит сотни мужчин в  халатах  отеля  за  каждую  смену. Такой взгляд становится осмысленным только когда  разглядывает  чаевые.  И вдруг глаза гарсона расширились от  ужаса.  Длилось  это  одно  мгновение, глаза тут же вновь стали равнодушными. Но Билли успел заметить.

"Ужас. То был почти ужас".

Выражение испуга не исчезло: оно затаилось  под  маской  безразличия. Билли показалось, что он все еще улавливает его, поскольку добавилось  еще и выражение зачарованности, удивления.

Какое-то мгновение они стояли друг против друга, словно замороженные, сцепленные друг с другом в нежеланном партнерстве: диковинка и  зритель... Билли туманно вспомнил Данкена Хрипли, сидящего  в  своем  уютном  доме  в переулке Риббонмейкер с погашенным светом.

- Несите, - сказал он, усилием воли оборвав эту паузу. - Вы что,  так и собираетесь простоять тут весь вечер?

- Что вы, сэр, - ответил служащий отела, - извините.

Парень густо покраснел, и Билли стало жаль его.  Не  был  он  никаким панк-рокером или юным лоботрясом, явившимся поглазеть на живого крокодила. Обыкновенный парнишка из колледжа, нанявшийся  подработать  на  каникулах. Просто удивился от зрелища столь истощенного неким недугом человека.

"Старик проклял меня отнюдь не в чем-то одном", - подумал Билли.

И не вина этого парня, что  Билли  Халлек  из  Фэйрвью,  Коннектикут, потерял столько веса, что почти обрел  статус  балаганного  чуда.  Он  дал парню дополнительно доллар и поспешил избавиться от его присутствия. Потом вернулся в ванную и посмотрел на себя в зеркало, медленно раскрывая халат. Халат  он  обернул  наспех,  так  что  грудь  и  часть  живота  оставались открытыми. Можно было понять шок официанта даже от той части,  которую  он увидел. С распахнутым халатом все стало более наглядным.

Каждое ребро  выделялось  отчетливо  и  рельефно,  ключицы  -  кости, обтянутые кожей, выпирали кости скул, подбородка, самой груди,  живот  был впадиной. Ноги худо-бедно выглядели сносно - они у него  никогда  не  были толстыми, и плоть покрывала кости, но выше поясницы  Билли  превращался  в ходячий скелет.

"Сто фунтов", - подумал он.  -  "Достаточно,  чтобы  из  шкафа  вышел скелет. Теперь ты знаешь, как хрупка грань между тем, что всегда  принимал как само собой разумеющееся. Пока что ты  сойдешь  за  нормального,  когда одет. Но через сколько времени на тебя и одетого будут смотреть  так,  как сегодня глядел гарсон на раздетого? Через неделю? Через две?"

Голова болела сильнее, и хотя раньше ему хотелось как следует поесть, он лишь кое-что поклевал из своего ужина. Ночью  спал  плохо  и  проснулся рано. Когда одевался, мелодий уже не насвистывал.

Он решил, что Кирк Пеншли и сыщики Бартона были правы:  цыгане  будут стараться держаться ближе к побережью. Летом в  штате  Мэн  жизнь  бурлила именно на побережье из-за притока  туристов.  Они  съезжались  купаться  в слишком холодной воде, загорать (хотя дни бывали  туманными  с  моросящими дождями, но  туристы  забывали  об  этом),  есть  лобстеров  и  моллюсков, покупать пепельницы  с  изображениями  чаек,  ходить  в  летние  театры  в Огунквите и Брунсвике, фотографировать маяки в Портленде и Пемакиде или же просто послоняться по таким городкам, как Рокпорт, Кэдмен и,  конечно  же, Бар Харбор.