Кристина. Страница 8
Написал Super Administrator   
     Вот тогда я решил, что мне не нравится машина моего друга Эрни.      Я вышел из гаража, то и дело оглядываясь назад - не знаю почему, но мне не  нравилось, что она находилась за  моей спиной.  Понимаю,  это глупо,  но именно так я чувствовал. И всякий  раз я  не  видел ничего странного, просто очень старый "плимут" с наклейкой о техосмотре, которая потеряла силу 1 июня 1976 года - давным-давно.      Эрни и Лебэй  как  раз выходили из дома.  У  Эрни  в  руке  была  белая бумажка.  Свидетельство о продаже,  догадался я.  Руки Лебэя  были  пустыми; деньги он, очевидно, сразу же припрятал.      - Надеюсь, ты оценишь ее, - проговорил он, и мне почему-то подумалось о старом своднике,  торгующемся  с  очень маленьким мальчиком. Я  почувствовал приступ  настоящего  отвращения к нему  - к его псориазу на черепе  и  к его вонючему спинному поясу. - Я думаю, оценишь. В свое время. - Он посмотрел на меня и повторил:      - В свое время.      - Да,  сэр, несомненно,  - рассеянно сказал  Эрни. Он походкой лунатика направился к гаражу и остановился, зачарованно глядя на свою машину.      - Ключи внутри,  - произнес Лебэй.  - Ты должен будешь забрать ее прямо сейчас.      - А она заведется?      - Завелась же для меня вчера вечером, - проговорил Лебэй, глядя куда-то в сторону. А затем добавил тоном человека, уже полностью умывшего руки:      -  Полагаю,  у  твоего друга найдется  набор  соединительных проводов в багажнике.      Действительно,  в  багажнике  моей машины  лежал  набор  соединительных кабелей, но мне  не понравилось,  что  Лебэй догадался  об этом.  Я обречено вздохнул.  Мне  очень не  хотелось вмешиваться  в  будущие отношения Эрни со старой развалюхой, а меня в них втягивали, помимо моей воли.      Эрни пропустил мимо ушей весь предыдущий  разговор. Он подошел к машине и сел за руль.  Мне  снова стало не по  себе: "плимут" точно поглотил его. Я приказал себе успокоиться -  не было  никаких причин, чтобы вести  себя, как несмышленая семиклассница.      Затем  Эрни наклонился  немного вперед,  и в машине  что-то заурчало. Я бросил на Лебэя испепеляющий взгляд, но тот смотрел в небо, точно изучая его на предмет дождя.      Она  явно  не  собиралась заводиться.  Мой  "дастер"  был  в  приличном состоянии, однако перед ним я пробовал освоить две развалюхи (не  такие, как Кристина, те  были  другого класса) и  поэтому хорошо знал  подобные  звуки, которые могут свести вас с ума в холодное зимнее утро.      Рурр-рурр-рурр-рурр.., рурр.....рурр.....рурр.      - Не старайся, Эрни, - сказал я. - Зажигание не работает.      Не поднимая головы, он снова повернул ключ.      Мотор натужно заскрежетал. Я подошел к Лебэю.      - Вчера вы долго  заводили ее, да? -  спросил я. Лебэй взглянул на меня своими пожухлыми глазами и снова уставился в небо, точно размышляя о чем-то.      - А  может, вы  ее вообще  не заводили?  Может. вы  просто позвали пару дружков, и они закатили ее в гараж.  Если, конечно, у такого  старого дерьма есть друзья.      Он опустил взгляд на меня.      -  Сынок, -  сказал он.  - Ты всего не знаешь. У тебя  еще  за ушами не обсохло. Когда ты пройдешь через две войны, как я...      - Хрен  с вашими  войнами, - с расстановкой проговорил я и направился к гаражу, где Эрни все еще пытался завести свою машину. С  таким же успехом он мог бы попробовать улететь на Марс на воздушном шаре, подумалось мне.      Рурр-рурр.......рурр.......рурр.      Я открыл дверцу.      -  Подожди, не сажай аккумулятор. Сейчас принесу кабель, - сказал я. Он повернул голову;      - Мне кажется, для  меня  она должна завестись. Я почувствовал, как мои губы расползлись в ухмылке.      - Ну тогда кабель тем более не помешает.      - Как знаешь, - рассеянно проговорил он и очень тихо добавил:      - Давай же, Кристина. Что ты говоришь?      В тот  же  миг  какой-то  голос в  моей  голове снова произнес:  "Давай прокатимся, приятель... Давай отправимся в путь", - и меня передернуло.      Я  ожидал,  что  вслед за этим  раздастся  щелчок  и  предсмертный храп соленоида. На самом деле я услышал звук  заработавшего двигателя. Он  сделал несколько  оборотов  и заглох.  Эрни  опять повернул  ключ. Мотор  заработал быстрее.  Прогремели  выстрелы  из   выхлопной   трубы.   Я  подпрыгнул   от неожиданности. Эрни даже не пошевелился. Он исчез в своем собственном мире.      Когда  двигатель  снова заглох, Эрни Каннингейм  даже не выругался.  Он только тихо пробормотал:      -  Давай же, куколка, что  ты говоришь? Затем он повернул  ключ.  Мотор заскрежетал,  сделал  еще несколько  выстрелов и наконец завелся. Он работал кошмарно -  как если бы четыре из восьми цилиндров были сегодня в отгуле, но все-таки работал. Я с трудом мог поверить в это.      - Все обернулось не  так плохо,  правда?  - сказал Лебэй. -  И тебе  не пришлось рисковать своим бесценным аккумулятором. - Он сплюнул.      Я  не  знал,  что  сказать.  Если  честно,  я  чувствовал себя  немного смущенным.      Автомобиль медленно  выполз  из  гаража. Я  и  не представлял,  что  он окажется  таким длинным. Это  было  как оптическая иллюзия.  Эрни  за  рулем выглядел на удивление маленьким.      Он  опустил  стекло  и подозвал  меня.  Чтобы услышать друг  друга, нам пришлось кричать  во все  горло -  такова была  еще одна особенность подруги Эрни, Кристины: у нее был поразительно громкий голос. Если у  нее когда-либо была система глушения, то она, конечно, давно прогорела. В тот момент, когда Эрни сел за руль,  небольшой счетчик в  автомобильном  отделении моего мозга подытожил  общую сумму расходов  на  ремонт  - шестьсот  долларов, не считая разбитого ветрового  стекла. Одному Богу известно,  сколько могла стоить его замена.      - Я отгоню ее к Дарнеллу! - проорал Эрни. - Я прочитал в газетах, что в его мастерских можно держать машину за двадцать долларов в неделю!      - Эрни,  двадцать долларов за его мастерские слишком много! - прокричал я.      В нашем городе  существовала еще одна ловушка  для молодых и неопытных. Гараж  и мастерские  Дарнелла  располагались  рядом  с  его  же  заведением, издевательски именуемым "Лучшие запасные части  к  автомобилям". Я несколько раз бывал там, один раз покупал стартер к моему "дастеру",  а другой - искал карбюратор для  "меркурия",  -  моей  первой  развалюхи.  Уилл  Дарнелл  был настоящим  жирным  боровом,  много пившим  и  беспрерывно  курившим  длинные сигары,  хотя говорили, что у  него астма. Он люто ненавидел всех подростков Либертивилла, имевших  автомобили.., однако это  не  мешало  ему  заискивать перед ними и обирать их до нитки.      - Я знаю, - прокричал Эрни. - Но пока я не нашел более дешевого  места. Я не могу забрать его домой, мои мама и папа изойдут дерьмом!      Конечно, он был  прав -  но  только отчасти.  Я раскрыл  рот, собираясь спросить,  не лучше  ему  остановиться, пока дело  не  зашло слишком далеко. Затем я снова  закрыл  рот. Было  уже поздно.  Кроме того, я вовсе не  хотел соревноваться  с  этим ревущим  мастодонтом,  так же как  и забивать  легкие отработанным углеродом.      - Хорошо! - Я махнул рукой. - Я поеду за тобой.      -  Я  поеду  через  Уолнэт-стрит  и  через  Бэйзн-драйв, - улыбнувшись, прокричал он. - Я не хочу выезжать на главные дороги.      - Ладно.      - Спасибо, Дэннис!      Окутавшись  грязным вонючим дымом, - Плимут медленно  пополз по дорожке Лебэя  на улицу.  Когда  он притормозил перед  поворотом,  у него  загорелся только  один  из  задних  огней. Автоматический счетчик,  встроенный  в  мою голову, отзвонил еще пять долларов.      Эрни повернул руль влево и выехал на улицу. Остатки глушителя задели за выступ  на обочине. Эрни прибавил газ,  и машина взревела как сумасшедшая. В домах через дорогу люди подошли к окнам посмотреть, что происходит.      Ревя во всю мощь, Кристина со скоростью десяти миль в час покатилась по проезжей части.      Клочья  голубого  дыма стелились  за ней,  а затем  развеялись в теплом вечернем воздухе.