Кристина. Страница 11
Написал Super Administrator   
     Да, я  знал таких типов.  Если бы  ему  было  лет на десять  меньше, он вполне мог быть одним из тех школьников, которые считали ужасно уморительной шуткой  выбить  из рук учебники или  во  всей  одежде втолкнуть  под душ, не выключенный  после урока физкультуры. Они никогда  не меняются,  эти ребята. Они просто  становятся  старше и зарабатывают рак  легких, потому  что курят слишком много дешевых "Лаки страйк", или умирают от закупорки  сосудов лет в пятьдесят пять.      - Нам не терпится поменять колесо, - сказал я. - У него лопнула камера. У вас никогда не лопалась камера?      - Ральф, я хочу,  чтобы они убрались отсюда!  -  свиноподобная  супруга Папы стояла не пороге. Ее голос дрожал на высокой  ноте. Это было лучше, чем шоу Фила Донахью.  Несколько  соседей  подошли  поближе, чтобы проследить за развитием  событий, и я опять с тоской  подумал, что если кто-нибудь еще  не вызвал полицию, то скоро непременно сделает это.      - У меня никогда не лопалась  камера так, чтобы я на три  часа оставлял кучу обломков перед чужим домом! - громко сказал Ральф.      - Прошел один час, - заметил я, - если не меньше.      - Лучше заткнись, детка, -  сказал Ральф. - Не  выношу  таких болтунов, как ты.  Я зарабатываю на жизнь. Я прихожу домой  усталым и поэтому  не хочу вступать в дискуссии. Я хочу, чтобы ее здесь не было - и все.      - У  меня в багажнике есть запаска, - сказал я.  - И нам  нужно  только лишь поставить ее...      - И если бы у вас было хоть немного понятия о поведении в обществе... - горячо начал Эрни.      Дело  было  почти сделало.  Если в  чем-нибудь наш  приятель  Ральф  не собирался быть оспоренным в присутствии своих детей, так это его поведение в обществе. Он замахнулся на Эрни. Не знаю, чем это могло кончиться для Эрни - вероятно, полицией и конфискацией его драгоценного автомобиля, - но каким-то образом я успел схватить Ральфа за запястье.      Маленькая  свиноподобная  девочка  завизжала  и   заплакала.  Маленький свиноподобный мальчик замер с широко открытым  ртом. Эрни, который  в  школе пробегал  накуренное  место  со скоростью охотничьего пса,  даже  не моргнул глазом. Он явно хотел, чтобы это случилось.      Ральф повернулся ко мне - его взгляд обжигал ненавистью.      - Ну ладно, маленькое дерьмо, - прошипел он. - Ты не первый.      Я напряг силы и удержал его руку.      - Не надо, дружище, - негромко сказал я. - Запаска в багажнике. Дай нам пять минут, чтобы поставить ее и убраться с твоих глаз. Пожалуйста.      Через какое-то время удерживать его  запястье  стало немного  легче. Он оглянулся на  детей  - маленькая  девочка  всхлипывала,  а маленький мальчик смотрел на него широко раскрытыми глазами - и наконец принял решение.      - Пять минут, - согласился он и, опустив руку, бросил злобный взгляд на Эрни.  -  Тебе чертовски повезло,  что я  не вызвал полицейских.  Они  здесь забыли, что такое инспекция, и пускают в ход дубинки, когда им вздумается.      Я ожидал, что Эрни опять скажет какую-нибудь дерзость, но, вероятно, он забыл  не  все,  что знал о благоразумии, -  Извините, -  произнес  он.  - Я погорячился, Ральф снова оглянулся на детей.      - А  ну, живо домой! -  заорал  он. -  Чего  вам  здесь нужно?  А-та-та хотите?      Дети вскочили с земли и побежали домой.      - Пять минут, - повторил он, недобро взглянув на нас.      Позже  вечером, сидя за столом со своими друзьями и потягивая  холодное пиво, он  мог бы рассказать им,  как твердо держал себя  с  этим  поколением наркоманов  и сексуальных  маньяков:  "Да, ребята,  я  сказал им,  чтобы они убирались  прочь  от  моего  дома,  пока я  не сделал  им а-та-та.  И вы  не поверите,  с какой  скоростью  они  подхватили  свой дерьмовый  драндулет  и пустились  бежать без оглядки". А потом он мог бы закурить "Лаки страйк" или "Кэмэл".      Разумеется, домкрат Лебэя не годился ни к черту, и мне пришлось сходить за своим. Мы приподняли "плимут" (несколько ужасных секунд мне казалось, что задний  покореженный бампер  вот-вот  оторвется  от проржавевшего  кузова) и сняли  старое колесо.  Затем мы поставили новое, затянули крепежные  гайки и опустили  домкрат:  Я  с  облегчением  взглянул на машину, снова стоявшую на дороге. И тут  ко мне вернулось чувство, которое я  испытал  в гараже Лебэя. Мой взгляд  упал на  новую  шину "файрстон", высовывавшуюся  из-под  правого заднего  крыла. На резине еще оставались  заводские наклейки и яркие  желтые отметки, нанесенные мелом парня со станции техобслуживания.      Я вздрогнул: передать  чувство какой-то  фатальности,  овладевшее мной, было  бы невозможно. Это было так,  точно  я увидел змею, которая сбрасывала старую кожу и уже начинала вылезать из нее, поблескивая новой чешуей.      Ральф стоял в дверях дома,  посматривая на  нас. В одной руке он держал гамбургер, а в другой - банку пива.      - Ну,  как  тебе этот парень? -  шепнул я Эрни, бросая  в  багажник его испорченный домкрат.      -  Настоящий Роберт  Рэдфорд. - пробормотал он, и мы  оба рассмеялись - как  люди, вырвавшиеся  из  довольно напряженной  ситуации.  Нам требовалась какая-нибудь разрядка. Эрни был похож на ребенка, которому попала смешинка в рот.      - Над  чем  это вы, подонки,  смеетесь?  - взревел  Ральф. Он  вышел на крыльцо. - А?  Вы хотите, чтобы  у вас от смеха был рот до ушей?  Подождите, сейчас я вам это устрою!      - Быстро  сматываемся,  -  бросил  я Эрни и опрометью бросился к своему "дастеру".  Я все еще не  мог удержаться от смеха, он лишь сильнее  разбирал меня. Я упал на  переднее сиденье  и  включил двигатель. "Плимут",  стоявший впереди, взревел и окутался  синим облаком выхлопных газов.  Но  даже сквозь его грохот я  мог  слышать,  как хохотал  Эрни, который,  судя по всему, был близок к истерике.      Ральф, ругаясь, шел через газон. В руках  он все еще держал гамбургер и пиво.      - Над чем вы смеетесь, уроды? А?      - Ты, козел! - триумфально прокричал Эрни, и  "плимут"  подался вперед, отсалютовав  очередью  оглушительных  выстрелов.  Я  нажал на  газ  и  резко крутанул  руль,  чтобы  избежать  столкновения  с  Ральфом,   который   явно намеревался совершить убийство. Я все еще смеялся, но это был уже нездоровый смех. Теперь он больше походил на стон.      -  Я убью тебя,  урод!  - ревел Ральф. Я снова нажал на  акселератор и, проезжая  мимо  Ральфа,  показал ему  конфигурацию  из  кулака и  вытянутого среднего пальца.      - На, выкуси! - прокричал я.      Он пытался  догнать  нас: несколько  секунд он бежал по  дороге,  потом остановился и швырнул вслед недопитую банку с пивом.      - Что за безумный день, - чуть позже  сказал я вслух и испугался своего голоса, дрожавшего, как от слез. У меня во рту был соленый привкус. - Что за безумно хреновый день.           x x x            Гараж на Хемптон-стрит представлял собой вытянутое здание со стенами из рифленого  железа  и  грязной рифленой  крышей. Спереди  красовалась броская надпись:  ЭКОНОМЬТЕ  ДЕНЬГИ! ВАШИ ТЕХНОЛОГИИ,  НАШИ  ИНСТРУМЕНТЫ! Ниже  была другая надпись,  сделанная  буквами поменьше:  Аренда стоянки  в  гараже  на неделю, на месяц, на год.      На  заднем  дворе Дарнелл устроил  свалку старых автомобилей.  Она была окружена  теми  же листами  рифленого железа пятифутовой  высоты, из которых состояли стены и крыша гаража.      Я  слышал,  что  Уилл  Дарнелл  был  связан  с  торговлей  наркотиками, процветавшей в колледжах и школе Либертивилла, а еще я слышал, что он был на короткой ноге с некоторыми темными людишками из Питсбурга и Филадельфии.      Я не совсем верил этим слухам, но знал, что если вам нужны были дымовые шашки или ракеты на Четвертое июля,  то вы могли купить их у Дарнелла. Кроме того, мой отец  говорил, что двенадцать лет назад, когда мне было всего пять лет,  Дарнелла  обвинили как соучастника в кражах автомобилей, которые после перекраски  продавались в Нью-Йорке.