Кристина. Страница 16
Написал Super Administrator   
     Почти совсем.               x x x            Он появился на следующий  день,  когда  мы с  Этлани играли в крокет на лужайке  позади  дома.  Эллани  то и дело раздражалась  и  обвиняла  меня  в жульничестве. Она всегда принимала сердитый вид, когда у нее были "периоды". Она очень  гордилась ими. За четырнадцать месяцев только один проходил у нее нормально.      - Эй - крикнул Эрни, показавшись  из-за угла  дома.  -  Вот  так сцена! Злодей  из  Черной  Лагуны  и  Невеста Франкенштейна,  или  Дэннис  и Эллани отдыхают.      - Не понял, ты о чем? - спросил я. - Бери молоток.      -  Я  не  играю,  -  сказала Эллани,  отбрасывая  свой  молоток.  -  Он жульничает еще больше, чем ты.      Она ушла,  не глядя на нас. У Эрни  было хорошее настроение,  но  он не хотел  играть  в крокет,  и  мы уселись в садовые  кресла, стоявшие на  краю лужайки.  Из-под  дома  вылез  наш  кот,  Джей  Хоукинс,  преемник  Капитана Бифхарта, вероятно, охотившийся на какого-нибудь небольшого  бурундучка. Его янтарно-зеленые глаза блестели даже при пасмурном послеполуденном свете.      - Я думал,  ты придешь на вчерашнюю игру, - сказал я. - Матч был неплох -  Я был у  Дарнелла,  -  ответил он. -  Но все  равно слушал по радио -  Он повысил голос и довольно хорошо сымитировал интонации моего отца:      - Они сделали их, Дэннис  Они утерли им нос Я улыбнулся и кивнул. В тот день  он  выглядел как-то иначе, чем прежде. Мне он показался  усталым - под глазами были круги,  -  но довольным  собой. Я заметил,  что цветение на его лице несколько поубавилось. На работе он почти все время находился на солнце и  поэтому  пил  слишком   много  кока-колы,   хотя   знал,  что   ему   это противопоказано.  Проблемы  с  его кожей  не возникали периодически,  как  у большинства  подростков,  а  носили  постоянный  характер,  потому  что   ее состояние было или плохим, или очень плохим.      А может быть, во всем был виноват тусклый свет того пасмурного дня.      - Много успел сделать? - спросил я.      -  Не  очень. Сменил масло.  Еще раз  посмотрел поршни. Они в  порядке, Дэннис.  Просто Лебэй или кто-то  другой не поставил  втулку на место, вот и все. Поэтому  выливалось масло. Хорошо еще, что цилиндры не лопнули, когда я в пятницу ехал на ней.      -  Ты оплатил  стоянку  в гараже? По-моему,  тебе нужно  сразу отложить деньги на нее. Он посмотрел в сторону.      -  С этим не будет  проблем,  - сказал  он, но в его  голосе прозвучала какая-то неуверенность. - Я выполню два-три поручения для мистера Дарнелла.      Я открыл рот, чтобы спросить, какие  именно поручения дал ему  Дарнелл, но  потом решил,  что не хочу  о них слышать. Могло быть, что  эти поручения были не опасней, чем  просьба сбегать в магазинчик  Шриммера и принести кофе для  завсегдатаев Уилла  или подготовить старые запчасти  к  продаже.  И  во всяком случае, я  не  желал впутываться  в отношения Эрни с Кристиной, а они включали и то, как он устроился в гараже Дарнелла.      Было еще кое-что -  чувство  оставленности. Тогда я не мог или не хотел осознавать его. Сейчас бы я сказал, что точно так же вы себя ощущаете, когда ваш  друг влюбляется и женится на  какой-нибудь порядочной стерве. Вы  ее не переносите,  и  в девяноста  девяти случаях  из ста  она  не переносит  вас, поэтому вы просто  закрываете дверь в эту комнату  вашей дружбы. Когда  дело сделано,  то либо вы оставляете эту тему.., либо ваш друг оставляет вас - не без одобрения его стервы.      - Пошли в кино, - вдруг предложил Эрни.      - А что там идет?      - Какой-то боевик о мастерах  кунг-фу - помнишь, как они? Хиии-йа! - Он притворился,  что хочет продемонстрировать смертельный прием каратэ  на Джее Хоукинсе, и тот бросился бежать, как от выстрела.      - Очень похоже. С Брюсом Ли?      - Не, там какой-то другой парень.      - А как называется?      -  Не помню.  То ли  "Бешеный кулак",  то  ли  "рука смерти". А  может, "Яростные гениталии". Не помню. Ну так как? Потом мы расскажем о нем Элли, и ее стошнит.      - Ладно, - сказал я, - если билет будет стоить не дороже доллара.      - До трех часов не будет.      - Тогда пошли.      Мы пошли.  Фильм  оказался  совсем недурным, с Чаком Норрисом в главной роли.  А  в понедельник  мы  опять  работали  на строительстве  шоссе  между штатами. Я забыл о своем  сне. Мало-помалу я заметил, что стал реже видеться с Эрни; это  походило  на новые взаимоотношения с другом, который только что женился. Кроме  того, именно тогда я  познакомился  с  одной  жизнерадостной особой. Мои дела шли так хорошо, что  однажды вечером я привел ее домой,  от внутренней приподнятости едва передвигая ноги.      А тем временем Эрни почти все вечера проводил у Дарнелла.           9/ БАДДИ РЕППЕРТОН            Нашей последней  полной рабочей неделей была неделя перед Днем труда. В ее первое утро  я  подъехал к дому  Эрни,  чтобы забрать его,  и он  вышел с большим темно-лиловым синяком под глазом и красной царапиной на лбу.      - Что с тобой?      Не хочу  говорить,  -  угрюмо ответил  он. - Мне пришлось объясниться с родителями, и я чуть не сдох. - Он  швырнул пакет с ленчем на заднее сиденье и погрузился в тяжелое молчание, которое  продолжалось всю дорогу на стройку Там некоторые  ребята  посмеивались  над его синяком, но  он  только пожимал плечами.      По пути домой я ничего не выпытывал, а просто слушал радио и предавался своим  мыслям. И я мог  бы  вообще  не  знать  этой истории,  если  бы перед поворотом на Мэйн-стрит меня не подстерег тот жирный ирландский эмигрантишка по имени Джино.      В ту пору Джино  всегда подстерегал меня  - он  мог проникнуть в машину даже  через  закрытое  окно  и  спустя  несколько  секунд  затащить  в  свое заведение. "Лучшая итальянская  пицца"  (так  оно  называлось) находилась на углу Мэйн-стрит и Бэйзн-драйв, и, едва завидя вывеску  с трилистником вместо точки над "i", я  чувствовал,  что нападение совершается снова.  В тот вечер моя мама собиралась пойти  на свои  курсы, и,  значит,  горячего ужина  дома могло не быть. Подобная перспектива меня не радовала. Ни я, ни  мой  отец не умели готовить,  а Элли скорее  согласилась  бы застрелиться, чем подойти  к плите.      - Давай купим пиццу, - сказал я, заруливая на стоянку Джино.  -  Что ты на это скажешь? Большую, жирную и с запахом, как из подмышек.      - Ради Иисуса! Только не это, Дэннис!      - Из чистых подмышек, - поправился я. - Ну давай.      - У меня мало денег, - умоляюще проговорил Эрни.      - Я куплю. Могу даже прибавить анчоусов на твою долю.      - Дэннис, я не...      - И пепси, - сказал я.      - Пепси мне вредно. Ты знаешь.      -  Ну знаю. Большую пепси, Эрни. Его серые глаза вспыхнули в первый раз за этот день.      - Большую пепси, - повторил он  как эхо. - Подумай, о чем  ты говоришь. Ты злодей, Дэннис. Правда.      - Две, если  хочешь, -  продолжал  я.  Мне  нравилось чувствовать  себя злодеем.      - Две! - воскликнул он и хлопнул меня по плечу. -  Две пепси, Дэннис! - Он застучал ногами по полу и закричал во все горло:      - Две! Быстро! Две пепси!