Кристина. Страница 21
Написал Super Administrator   
     - Кристина, - тихо  проговорил  он. Да, фамильное сходство, несомненно, присутствовало  в  чертах  его лица,  хотя  они  были немного мягче,  чем  у Ролланда Д.Лебэя. - В своем последнем письме Ролли писал, что продал машину.      О Господи, в его голосе были  те же женственные  нотки. И - Ролли!  Мне было  трудно  представить,  что Лебэя с  его псориазным черепом и  зловонным корсетом кто-то мог  называть Ролли. Хотя в голосе Джорджа я не почувствовал особой любви к брату.      Лебэй продолжал:      - Брат не часто писал  мне, в последние годы у него появилась некоторая склонность к мизантропству, мистер Каннингейм.  Я бы  хотел подобрать другое слово, но  не уверен, что оно существует.  В своем письме Ролли  называл вас молокососом и  говорил, что учинил вам прием, который, как он выразился, был "выжиманием сока по-королевски".      У меня открылся рот. Я обернулся к Эрни, ожидая увидеть вспышку ярости. Но его лицо ничуть не изменилось.      - Выжимание сока,  - миролюбиво сказал он, - это то, что все покупатели приписывают продавцам.      Лебэй улыбнулся.., как мне показалось, с некоторой неохотой.      - Это мой друг. Он был со мной в тот день, когда я купил машину.      Я назвал себя  и пожал  протянутую  руку  Лебэя.  Бывшие солдаты  молча повернулись  и  не  спеша пошли  прочь. Мы трое, Эрни,  Лебэй  и я,  неловко переглянулись. Лебэй переложил флаг из одной руки в другую.      -  Могу я что-нибудь  сделать  для вас, мистер  Каннингейм?  -  наконец спросил Лебэй. Эрни прочистил горло.      - Я  хотел  спросить насчет  гаража.  Видите ли,  машину  нужно немного привести в порядок,  чтобы получить  официальное разрешение  на ее вождение. Мои  родители  не  позволяют мне ремонтировать  ее в нашем  доме,  и я хотел узнать...      - Нет.      - ..какая сумма устроила бы...      - Нет, об этом не может быть никакого разговора, это действительно...      - Я бы  платил по двадцать долларов в неделю, - сказал Эрни. - Если  вы хотите,  то  двадцать пять. -  Я  вздрогнул. Он был  похож на парня, который провалился в зыбучие пески и решил вытрясти сор из ботинок.      - ..невозможно. - Лебэй выглядел все более и более раздраженным.      - Только гараж, - теряя невозмутимость, попросил Эрни. - Гараж, где она раньше была.      - Это невыполнимо, - твердо сказал Лебэй. - Сегодня подписан контракт с фирмой, продающей недвижимость, дом будут показывать покупателям...      - Да, но есть же время...      - ..ив  нем не должно быть посторонних. - Он немного наклонился к Эрни. - Поймите,  я  не имею ничего против  тинэйджеров.  Я почти  сорок  лет  был учителем  в  одной из  школ  Огайо, и  вы  мне  кажетесь вполне воспитанным, интеллигентным юношей. Но все,  что я сейчас хочу,  -  это побыстрее продать дом,  чтобы ни  я, ни  моя сестра в  Денвере уже не  вспоминали о нем.  Я не желаю,  мистер  Каннингейм,  возвращаться в него  когда-либо.  И  я не желаю возвращаться в жизнь моего брата.      -  Понимаю,  - сказал Эрни. - Но я могу  присмотреть за домом. Постричь газон.  Починить ограду.  Сделать какой-нибудь  мелкий  ремонт.  Я  могу вам пригодиться.      - У него и вправду золотые руки, - вмешался я. Мне хотелось, чтобы Эрни запомнил, что я был на его стороне..,  даже если не был. - Я уже нанял парня прослеживать за этим местом, - сказал Лебэй. - И дал небольшой задаток. - Он говорил убедительно, но  я почему-то подумал, что он лжет. И мне показалось, что Эрни тоже так подумал.      - Разговор окончен, джентльмены.  - Лебэй,  прищурившись,  посмотрел на солнце.  -  Я вынужден  оставить  вас.  Извините, но от  этого пекла  у меня переворачивается желудок.      Он пошел прочь. Мы молча смотрели ему вслед. Неожиданно он остановился, и лицо Эрни просветлело: он решил, что Лебэй передумал. Тот  некоторое время постоял  в  позе  человека,  напряженно  размышлявшего  о  чем-то,  а  потом обернулся к нам.      - Советую вам продать эту машину, - сказал он Эрни. - Продайте ее. Если никто не захочет покупать ее  в таком виде, то  продайте  по частям. Если не продадите по  частям, то разбейте. Разбейте  быстро и безжалостно.  Сделайте это так, как  если бы вы были  одержимы  приступом вандализма. Мне  кажется, тогда вы будете намного счастливее.      Он  постоял  на месте,  ожидая, что  Эрни скажет что-нибудь, но Эрни не ответил, а только посмотрел  ему в глаза. Лебэй прочитал взгляд и кивнул. Он выглядел так, точно ему немного нездоровилось.      - Счастливого дня, джентльмены. Эрни вздохнул:      - Я так и думал. - Он мрачно посмотрел в спину удалявшегося Лебэя.      - Увы, - сказал я, надеясь,  что мой голос  прозвучит более удрученным, чем  я себя  чувствовал.  Все это походило  на сон.  Мне не  нравилась  идея поставить Кристину обратно в гараж. Все это слишком походило на мой сон.      Не разговаривая, мы  двинулись в сторону моей машины.  Меня не радовало наше знакомство с Лебэем. Меня не радовало наше знакомство с обоими Лебэями. Внезапно мне в голову пришло одно решение - только Богу известно, как бы все обернулось, если бы я тогда поддался своему порыву.      - Послушай. - сказал я Эрни. - У меня есть небольшое, но важное дело. Я отлучусь на пару минут, ладно?      - Конечно,  - пробурчал он,  не поднимая глаз. Он шел,  засунув руки  в карманы и сосредоточенно глядя в землю.      Я  пошел туда, где, судя  по  указанию  стрелки и  обозначения под ней, должна  была  находиться комната  отдыха.  Однако,  скрывшись из поля зрения Эрни, я повернул  и  во  весь дух пустился к  автомобильной стоянке. Джорджа Лебэя я застал уже склонившимся за рулем крошечной "чеветты".      - Мистер Лебэй! - выдохнул я. - Мистер Лебэй! Он удивленно посмотрел на меня:      - Извините, что снова беспокою вас.      - Ничего. Но я, боюсь, не смогу прибавить  ни слова к тому, что  сказал вашему другу. Я не отдам гараж под его машину.      - Хорошо, - сказал я.      Его густые брови поползли вверх.      -  Дело в "плимуте",  - добавил я.  - Этот "плимут-фурия",  он  мне  не нравится.      Он продолжал смотреть на меня, не говоря ни слова.      - Мне не нравится, как он возится с ним. С ним он стал совсем другим.., не знаю...      -  Ревнуешь? - спокойно спросил Джордж. - Он проводит  с ней все время, которое раньше проводил с тобой?      - Ну, в общем, да. Мы ведь давние друзья. Но.., но я думаю, это не все.      - Не все?      -  Не все. - Оглянувшись, я убедился, что Эрни  еще не показался в поле зрения. - Почему вы велели разбить его? Почему о нем лучше забыть?      Он ничего не  сказал, и я  испугался, что ему  нечего было сказать,  по крайней мере мне. А затем ом мягко и чуть слышно спросил:      - Сынок, а ты уверен, что это твое дело?      - Не знаю, - Внезапно мне стало очень важно поймать  его взгляд. - Но я не  хочу,  чтобы  с  Эрни что-нибудь  случилось. Из-за  этой  машины  он уже заработал кучу неприятностей.      - Приходи вечером  ко мне в  мотель.  Вестерн-авеню,  поворот  с 376-го участка. Сможешь найти?      - Я здесь каждый закоулок изъездил, - сказал я и вытянул вперед ладони. - Аж мозоли натер. Он даже не улыбнулся:      - Мотель "Рэйнбоу". Там их два. Мой тот,  который  дешевле. Может быть, это  дело и не твое,  и не мое, и ничье, - проговорил он  мягким учительским голосом.      (А это самый лучший запах в мире.., не считая запаха гнили.)      - Но кое-что я  могу тебе сказать прямо сейчас. Мой брат не был хорошим человеком.  Если он вообще что-либо любил в этом мире, то, сдается мне, лишь "плимут-фурию", который  купил твой друг. Так что это дело, может,  касается только их двоих, и не важно, что я скажу тебе или ты мне.      Он улыбнулся. Улыбка  была  неприятной,  и  на  какое-то мгновение  мне почудилось, что на меня взглянули глаза Ролланда Д. Лебэя. Меня передернуло.      - Сынок,  ты еще  молод и, вероятно, не видишь и признака мудрости ни в чем, кроме своих слов. Но послушай, что я  тебе скажу: любовь  - это враг. - Он вздохнул. -  Да.  Поэты  постоянно и порой намеренно  ошибаются в  любви.